8 548

Бей, танцуй, люби: скандал с русскими танцорами как повод поговорить о насилии в паре

Как известно, танго — это страсть. Настолько бурная, что некоторым порой не удается держать себя в руках. Бьющие через край эмоции иногда приводят к физическим ударам — например, в лицо партнеру. Так и произошло на днях на чемпионате по танго в Аргентине: российский танцор Кирилл Паршаков ударил свою партнершу и жену Анну Гудыно. Случившееся заметили судьи, танцора отстранили от соревнований. Однако в России не все считают этот инцидент насилием.
Бей, танцуй, люби: скандал с русскими танцорами как повод поговорить о насилии в паре

«Просто вспылил», «не смог себя контролировать», «не сдержался и ударил» — история стара как мир. Однако сейчас, в XXI веке, особенно дико, что сильный до сих пор может поднять руку на слабого, мужчина — ударить женщину. Именно поэтому недавний скандал с российскими танцорами в Аргентине поверг иностранцев в ужас. Российские же поклонники разбились на два лагеря, а значит, обойти этот случай вниманием невозможно, даже если бы очень хотелось.

По словам очевидцев, выступив в полуфинале чемпионата, танцоры Кирилл Паршаков и Анна Гудыно ушли за кулисы, повздорили, и Кирилл ударил партнершу и жену кулаком в лицо. Причина — «каждодневные тренировки на протяжении долгого времени, допоздна, нервы, слезы, срывы из-за того, что не все получалось так, как нам бы хотелось, сразу…» Не получалось, возможно, отчасти потому, что в танцевальной карьере партнеров был трехлетний перерыв: у Кирилла и Анны родился ребенок.

Случившееся за сценой заметили организаторы конкурса, танцора отстранили от соревнований. История участия пары в данном конкретном мероприятии на этом закончилась, а вот история обсуждения случая в прессе и соцсетях только началась.

«Оба — слабые личности. Он позволяет себе ударить женщину, она — покрывает и прощает, и это не из любви, а от страха. Страх остаться одной, страх перемен и обнуления. <…> Никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя бить женщину на одном простом основании, что она женщина. Разбей свои кулаки и голову об стену, кричи от бессилия, но не смей распускать конечности!»

«В России нет закона о домашнем насилии. Даже побои декриминализированы. Тысячи женщин ежедневно страдают от насилия со стороны мужчин».

«Бороться с насилием за закрытыми дверьми нет никакой возможности, пока участники этого насилия сами не начнут о нем говорить, но вот молчать о насилии, которое происходит на глазах у всех, мы просто не имеем права. Это НЕ норма, когда один человек поднимает руку на другого, но еще отвратительнее, когда кто-то думает, что ничего и не произошло, что это обычная ссора, это семья и они сами разберутся!»

«Мужчина, который может ударить жену, — это отвратительно, но ханжа, доказывающая, что «раз она не уходит — ее все устраивает», гораздо гаже».

«За битого двух небитых дают. Не забывайте этой русской мудрости. И еще: что не убивает, делает нас сильнее»

Впрочем, так думают не все. Кажется, многих позиция пары, сформулированная в посте Кирилла Паршакова и в видео на Facebook, вполне удовлетворяет:

«Не расстраивайтесь, это лишь пауза перед следующим прыжком. Поругались — значит, есть страсть в жизни, в танце, есть стремление. Все к лучшему, просто примите то, что есть, и двигайтесь дальше».

«Всех жалко в данном случае — и Аню, и Кирилла. Мало того, что сам переживает, соревнование коту под хвост, так еще и нападают все. Понятно же, что ситуация вышла из-под контроля».

«Вы просто перегибаете палку! Насилие — это совсем другое! Вы очень далеки от парных танцев, поэтому не представляете, какие страсти кипят в некоторых парах».

«Я считаю, что никто не вправе вмешиваться в личную жизнь и отношения пары, они — семья. И если они вместе, значит, всех все устраивает!»

«За битого двух небитых дают. Не забывайте этой русской мудрости. И еще: что не убивает, делает нас сильнее. Жизнь продолжается. Впереди новые чемпионаты и новые победы!»

И это — пожалуй, самое страшное во всей истории. Организаторы чемпионата предложили Анне написать заявление на мужа, но женщина отказалась. В совместном с Кириллом видеообращении к поклонникам она настаивает, что их эмоции «неправильно восприняли» и у них как у пары и партнеров все хорошо. И ее позицию, в общем, можно понять: слишком многое на кону — в том числе в профессиональном плане. Впрочем, психологи усмотрели бы в этом типичное поведение жертвы абьюза.

«Можно долго рассуждать, почему так произошло в данной конкретной паре, но подобная агрессия недопустима и просто опасна»

«В посте на Facebook танцор пишет, что подготовка к выступлению потребовала «много нервов и слез». Слово «слезы» в данном контексте настораживает, — комментирует психолог Арина Липкина. — Понятно, что речь о слезах его партнерши. Чаще всего человек плачет, когда на него оказывается сильное моральное давление. Можно долго рассуждать, почему так произошло в данной конкретной паре, было ли причиной тому рождение ребенка, которое на какое-то время воспрепятствовало достижению профессиональных целей, речь ли о характере этого человека, которому это свойственно, или о чем-то другом, подобная агрессия недопустима и просто опасна».

В видео партнеры объясняют: им очень жаль, что «такая ситуация привела к дисквалификации. <…> То, что вы не сдержите свои эмоции, может просто не дать осуществиться вашей мечте. Нам обидно, что именно мы оказались теми «счастливчиками», кто не сдержался».

И именно то, что в данном случае и партнерам, и их поклонникам кажется главной проблемой (отстранение от участия в соревнованиях), позволяет предполагать, что вопрос насилия в отношениях еще долго будет оставаться открытым — по крайней мере, в нашей стране.

По-настоящему закрытой тему можно будет считать только тогда, когда все мы поймем: как бы обидно или невыносимо горько ни было, один человек не имеет право поднимать руку на другого. Никогда.

«Насилие, к сожалению, присуще любому обществу. Но реакция общества на него разнится, — объясняет семейный психолог Марина Травкова. — Мы живем в стране с «культурой насилия», подпитываемой гендерными стереотипами, мифами и традиционным обвинением жертвы и оправданием сильного. Можно сказать, что это общественная форма пресловутого «стокгольмского синдрома». О том, как с этой темой работают психологи, читайте в статье «Насилие — это упоение властью».

Типичный «цикл издевательств» обычно выглядит примерно так. Происходит инцидент с применением насилия. Жертва злится, напугана, травмирована. Проходит время, и отношения возвращаются в «норму»: начинаются ссоры, растет напряжение. На пике напряжения происходит «взрыв» — новый инцидент с применением насилия. Далее цикл повторяется. О том, как его разомкнуть, читайте в статье Почему жертвы жестокого обращения часто не могут бросить своих мучителей.

Текст: Полина Франке
Источник фотографий: Getty Images
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Psychologies приглашает
ВИДЕО КОНФЕРЕНЦИИ PSYCHOLOGIES DAY

10 часов лекций о мозге

Смотреть
новый номерДЕКАБРЬ 2019 – ЯНВАРЬ 2020 №47164Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Мозг: меняем жизнь, меняя мышлениеМозг: меняем жизнь, меняя мышлениеКак было бы здорово, если бы был пульт, способный перематывать пленку жизни назад. Нажал на кнопку — вернулся в прошлое и поступил иначе, сделал другой выбор. Увы, такого пульта нет. Хорошая новость в том, что он и не понадобится, если мы научимся совершать правильный выбор в моменте. И это вполне реально. Как? Об этом мы рассказали на второй ежегодной конференции Psychologies Day, которая прошла 25 октября 2019 года. В этом досье мы собрали наиболее интересные статьи о возможностях нашего мозга. А через год, в октябре 2020, мы расскажем еще больше интересного! До встречи на Psychologies Day 2020! Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты