1 192
PSYCHOLOGIES №42

Дорасти до свободы воли

Мы дорожим свободой настолько же, насколько боимся ее. Но в чем она состоит? В отказе от запретов и предрассудков, возможности поступать так, как хочется? В том, чтобы поменять профессию в 50 лет или отправиться в кругосветное путешествие без гроша в кармане? И есть ли что-то общее между той свободой, которой хвастает холостяк, и той, которую прославляет политик?
Дорасти до свободы воли

Некоторые из нас считают, что свободы стало слишком много: они не одобряют разрешенные в Европе однополые браки или телепроекты вроде «Дома-2». Другие, напротив, возмущаются возможным ограничением свободы печати, слова и собраний. Это значит, что есть «свободы» во множественном числе, которые отсылают к нашим правам, и «свобода» в философском смысле: возможность совершать независимые действия, делать выбор, решать за себя.

А что мне за это будет?

У психологов свой взгляд: они связывают свободу с нашими действиями, а не с нами самими. «Многим кажется, что быть свободным — значит быть вольным делать то, что хочется, а быть несвободным — значит быть вынужденным делать то, что не хочется, — рассуждает семейный психотерапевт Татьяна Фадеева. — Вот почему «белые воротнички» часто чувствуют себя несвободными: они круглый год сидят в офисе, а хотелось бы на речку, на рыбалку, на Гавайи.

А пенсионеры, наоборот, говорят о свободе — от забот с маленькими детьми, хождения на работу и так далее. Вот теперь-то можно зажить как хочется, радуются они, только здоровье не позволяет... Но, на мой взгляд, только те поступки можно назвать по-настоящему свободными, за которые мы готовы нести ответственность».

То есть всю ночь играть на гитаре и веселиться, в то время как весь дом спит, — это еще не свобода. А вот если при этом мы готовы к тому, что в любой момент могут прибежать разъяренные соседи или приехать полиция, это свобода.

ИСТОРИЧЕСКИЙ МОМЕНТ 

Представление о том, что свобода может быть ценностью, зародилось в гуманистической философии XVI века. В частности, Мишель Монтень много писал о человеческом достоинстве и фундаментальных правах личности. В обществе судьбы, где каждого призывают идти по стопам предков и оставаться в своем сословии, где сын крестьянина неизбежно становится крестьянином, где из поколения в поколения передается семейный магазин, где родители выбирают будущих супругов для их детей, вопрос о свободе вторичен.

Он перестает быть таковым, когда люди начинают думать о себе как о личностях. Свобода вышла на первый план век спустя благодаря философии эпохи Просвещения. Такие мыслители, как Кант, Спиноза, Вольтер, Дидро, Монтескье и маркиз де Сад (который провел 27 лет в заключении в тюрьме и в сумасшедшем доме), ставили перед собой задачу освободить человеческий дух от обскурантизма, суеверий, оков религии.

Тогда в первый раз стало возможным представить себе человечество, наделенное свободой воли, освобожденное от бремени традиций.

Как это по-нашему

«Необходимо осознавать существующие в жизни ограничения, — убеждена гештальт-терапевт Мария Гаспарян. — Если мы игнорируем запреты, это указывает на психологическую незрелость личности. Свобода — для психологически взрослых людей. Дети со свободой обращаться не умеют.

Чем младше ребенок, тем меньше у него свободы и ответственности. Иными словами, «моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека». И ее нельзя путать со вседозволенностью и произволом». Получается, что ответственность — необходимое условие свободы.

Но кажется, что для русского уха это звучит странно... В нашей культуре синоним свободы — воля вольная, стихийный порыв, а вовсе не ответственность или необходимость. «Русский человек бежит от любого контроля, борется с любыми ограничениями, — замечает Татьяна Фадеева. — И само­ограничения он относит к таким же «тяжким оковам», как и те, что накладываются извне».

Русский человек бежит от любого контроля, борется с любыми ограничениями

Как ни странно, понятия свободы и воли — воли в том смысле, что ты можешь делать все что хочешь и тебе ничего за это не будет — с точки зрения психологов вообще никак не связаны. «Они как будто из разных опер, — говорит Мария Гаспарян. — Настоящие проявления свободы — это совершать выбор, принимать ограничения, нести ответственность за действия и поступки, осознавать последствия своего выбора».

Дорасти до свободы воли

Ломать — не строить

Если мы мысленно вернемся в свои 12-19 лет, то наверняка вспомним, как страстно в это время мы жаждали независимости, даже если внешне это почти не проявлялось. А большинство тинейджеров ради того, чтобы освободиться от родительского влияния, протестуют, разрушают, ломают все на своем пути.

«И дальше начинается самое интересное, — говорит Мария Гаспарян. — Подросток ищет себя, нащупывает, что ему близко, что неблизко, вырабатывает собственную систему ценностей. Какие-то родительские ценности он возьмет, какие-то отвергнет. При плохом сценарии, например, если мама и папа помешают процессу сепарации, их ребенок может застрять в подростковом бунте. И для него сверхважной станет идея освобождения.

Для чего и от чего, непонятно. Как будто основным становится протест ради протеста, а не движение к собственным мечтам. Это может продолжаться всю жизнь». А при хорошем развитии событий подросток придет к собственным целям и желаниям. Начнет понимать, к чему стремиться.

Место для подвига

Насколько наша свобода зависит от окружения? Размышлявший об этом французский писатель и экзистенциальный философ Жан-Поль Сартр однажды написал шокирующие слова в статье «Республика молчания»: «Мы никогда не были так свободны, как во времена оккупации» Загадку проясняет продолжение: «...Так как за нами следили, каждое наше движение имело вес обязательства». Мы могли сопротивляться, взбунтоваться или промолчать. Не было никого, кто бы указал нам путь, по которому надо идти».

Сартр призывает каждого задаться вопросом о себе: «Как я могу жить более в соответствии с тем, кем я являюсь?» Дело в том, что первое усилие, которое нужно сделать, чтобы стать активными действующими лицами жизни, — это выйти из положения жертвы. Каждый из нас потенциально свободен выбирать, что для него хорошо, что плохо. Наш злейший враг — мы сами.

Повторяя себе «так надо», «ты должен», как, возможно, твердили родители, стыдя нас за то, что мы обманываем их ожидания, мы не позволяем себе открыть свои настоящие возможности. Мы не в ответе за раны, от которых пострадали в детстве и травматическое воспоминание о которых держит нас в плену, но мы ответственны за мысли и образы, которые появляются в нас, когда мы вспоминаем о них».

И только освободившись от них, мы сможем достойно и счастливо прожить свою жизнь. Построить ранчо в Америке? Открыть ресторан в Таиланде? Отправиться в Антарктиду? Почему бы не прислушаться к своим мечтам? Наши желания порождают движущие мысли, которые часто дают силу осуществить то, что другие считают невозможным.

Это не значит, что жизнь проста. Например, для молодой мамы, которая воспитывает детей в одиночку, просто освободить себе вечер, чтобы пойти на занятие йогой, — иногда настоящий подвиг. Но наши желания и удовольствие, которое они приносят, придают нам сил.

3 шага к своему «Я» 

Три медитации, которые предлагает гештальт-терапевт Мария Гаспарян, помогают достичь спокойствия и стать ближе к себе.

«Гладь озера»

Упражнение особенно эффективно для снижения повышенной эмоциональности. Представьте перед мысленным взором абсолютно тихую безветренную гладь озера. Поверхность совершенно спокойная, безмятежная, гладкая, отражающая прекрасные берега водоема. Вода зеркальная, чистая, ровная. В ней отражается синее небо, белоснежные облака и высокие деревья. Вы просто любуетесь гладью этого озера, настраиваясь на его спокойствие и безмятежность.

Выполняйте упражнение 5-10 минут, можно описывать картинку, мысленно перечисляя все, что в ней присутствует.

«Четки»

Это старинный восточный способ сосредоточения и устранения беспокоящих мыслей. Возьмите четки и не спеша перебирайте их, полностью сосредоточившись на этом занятии, направляя свое внимание только на сам процесс.

Прислушивайтесь к тому, как ваши пальцы касаются бусин, и погружайтесь в ощущения, достигая максимальной осознанности. Если нет четок, можно заменить их прокручиванием больших пальцев. Скрестите пальцы вместе, как это в задумчивости делают многие люди, и прокручивайте большие пальцы, полностью сконцентрировавшись на этом действии.

«Прощай, тиран»

Какие люди пугают вашего Внутреннего Ребенка? У них есть над вами власть, вы смотрите на них снизу вверх или они заставляют вас ощущать себя слабым? Представьте, что один из них перед вами. Как вы себя чувствуете перед ним? Какие ощущения в теле? Что вы чувствуете в отношении самого себя? Что с вашей энергией? Как вы общаетесь с этим человеком? Судите ли себя и пытаетесь ли изменить себя?

Теперь определите главного человека в вашей жизни, над которым вы чувствуете собственное превосходство. Представьте себе, что вы перед ним, задайте те же вопросы. Сравните ответы. Сделайте вывод.

Текст: Елена Луговцова 
Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Psychologies приглашает
Как говорить так, чтобы вас слушали и слышали: родные, друзья, коллеги

Онлайн-марафон PSYCHOLOGIES

ПРОЙТИ
новый номерСЕНТЯБРЬ 2019 №44161Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты