1 527

Наши эмоции и язык, на которым мы говорим: есть ли связь?

Все люди могут испытывать одни и те же эмоции? И да, и нет. Изучая языки народов мира, ученые обнаружили различия как в названиях эмоций, так и в том, что мы под этими названиями понимаем. Оказывается, даже у общечеловеческих переживаний в различных культурах могут быть свои оттенки.
Наши эмоции и язык, на которым мы говорим: есть ли связь?

Наша речь напрямую связана с мышлением. Еще советский психолог Лев Выготский утверждал, что высшие, присущие человеку формы психологического общения возможны только благодаря тому, что мы, люди, с помощью мышления обобщенно отражаем действительность.

Вырастая в определенной языковой среде, мы думаем на родном языке, из его словаря подбираем названия для предметов, явлений и чувств, узнаем значение слов у родителей и «соплеменников» в рамках своей культуры. А это значит, что, хотя все мы люди, у нас могут быть разные представления, к примеру, об эмоциях.

«Хоть розой назови ее, хоть нет…» 

Как мы, представители разных культур, думаем об основных эмоциях: страхе, гневе или, скажем, грусти? Очень по-разному, уверен доктор Джозеф Уоттс, научный сотрудник Университета Отаго и участник международного проекта по изучению межкультурного разнообразия концепций эмоций. В состав исследовательской группы проекта входят психологи из Университета Северной Каролины (США) и лингвисты из Института естествознания Макса Планка (Германия).

Ученые исследовали слова из 2474 языков, принадлежащих к 20 основным языковым семьям. Используя вычислительный подход, они определили паттерны «колексификаций» — феномена, при котором в языках используется одно и то же слово для выражения семантически связанных понятий. Иначе говоря, ученых интересовали слова, означающие более одного понятия. Например, в персидском языке одна и та же словоформа «ænduh» используется для выражения горя и сожаления.

С чем соседствует горе?  

Создавая огромные сети колексификаций, ученые получили возможность соотносить понятия и их называющие слова во множестве языков мира и обнаружили значительные различия в том, как эмоции отражаются в разных языках. Например, в нахско-дагестанских языках «горе» идет рука об руку со «страхом» и «беспокойством». А в языках тай-кадай, на которых говорят в Юго-Восточной Азии, понятие «горе» близко к «сожалению». Это ставит под сомнение общие предположения о универсальном характере семантики эмоций.

Тем не менее у изменения семантики эмоций есть своя структура. Оказалось, что у языковых семей, находящихся в непосредственной географической близости, более схожие «взгляды» на эмоции, чем у более отдаленных друг от друга. Вероятная причина заключается в том, что общее происхождение и исторический контакт между этими группами привели к общему пониманию эмоций.

Исследователи также обнаружили, что для всего человечества есть универсальные элементы эмоционального опыта, которые могут проистекать из общих биологических процессов, а значит, то, как люди думают об эмоциях, формируется не только культурой и эволюцией, но и биологией.

Масштабность проекта, новые технологические решения и подходы позволяют шире взглянуть на открывающиеся возможности в данном научном направлении. В планах доктора Уоттса и его команды — дальнейшее изучение межкультурных различий в определении и назывании психических состояний.

Неназванные чувства 

Языковые и культурные различия порой заходят настолько далеко, что в словаре нашего собеседника может оказаться термин для обозначения чувства, которое мы даже не привыкли выделять как нечто отдельное.

Например, в шведском «resfeber» означает одновременно тревогу и радостное ожидание, которые мы испытываем перед путешествием. А шотландцы выделили специальный термин «tartle» для паники, которую мы испытываем, когда, представляя человека другим, не можем припомнить его имя. Знакомое чувство, не правда ли?

Для переживания стыда, который мы испытываем за другого, англичане, а вслед за ними и мы, начали использовать фразу «испанский стыд» (в испанском языке есть своя фраза для описания опосредованного смущения — «vergüenza ajena»). Кстати, в финском для подобного переживания тоже есть название — «myötähäpeä».

Понимание подобных различий важно не только для ученых. По работе или во время путешествий многим из нас приходится общаться с представителями других культур, говорящих на разных языках. Понимание разницы в мышлении, традициях, правилах поведения и даже концептуальном восприятии эмоций может оказаться полезным, а в некоторых ситуациях и решающим.

Подготовила: Елена Сивкова
Источник фотографий: Getty Images
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Загрузка...
Psychologies приглашает
"ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ДЕТОКС: ВОСПОЛНИМ РЕСУРСЫ ДУШИ И ТЕЛА"

Полезное путешествие в Крым

Поехать со скидкой
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Мозг: меняем жизнь, меняя мышлениеМозг: меняем жизнь, меняя мышлениеКак было бы здорово, если бы был пульт, способный перематывать пленку жизни назад. Нажал на кнопку — вернулся в прошлое и поступил иначе, сделал другой выбор. Увы, такого пульта нет. Хорошая новость в том, что он и не понадобится, если мы научимся совершать правильный выбор в моменте. И это вполне реально. Как? Об этом мы рассказали на второй ежегодной конференции Psychologies Day, которая прошла 25 октября 2019 года. В этом досье мы собрали наиболее интересные статьи о возможностях нашего мозга. А через год, в октябре 2020, мы расскажем еще больше интересного! До встречи на Psychologies Day 2020! Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты