4 870

Психология симулянтов: что заставляет людей притворяться тяжелобольными?

В большинстве своем мы старательно избегаем темы болезней, и это понятно: бояться недугов естественно. Но среди нас есть те, кто притворяется больным и охотно рассказывает другим о страшных «диагнозах». Что ими движет?
Психология симулянтов: что заставляет людей притворяться тяжелобольными?

Этой весной вышел первый сезон сериала «Притворство» — основанного на реальных событиях кинорассказа о том, как Ди-Ди Бланчард убедила дочь Джипси Роуз Бланчард, что та страдает сразу несколькими заболеваниями, включая рак. Финал невымышленной истории трагичный: Джипси подговорила бойфренда убить ее мать. За преступление молодой человек получил пожизненный срок, а Джипси приговорили к 10 годам заключения.

Сериал и судебный процесс по делу Бланчард, широко освещавшийся американскими и мировыми СМИ, привлек внимание общественности к теме симулятивных расстройств (диагноз, официально признанный Американской психиатрической ассоциацией). Они делятся на несколько типов. Чаще встречается симуляция собственных заболеваний или синдром Мюнхгаузена: человек убеждает окружающих, что якобы страдает тяжелой физической или психической болезнью. Есть и другая разновидность — показанный в сериале «Притворство» делегированный синдром Мюнхаузена. В этом случае один человек, чаще всего родитель или воспитатель, симулирует болезнь другого, обычно ребенка.

Почему некоторые люди готовы притворяться, будто страдают тяжелыми заболеваниями? Причин может быть несколько.

Ложь как следствие психического расстройства

Хотя симулятивное расстройство — довольно редкий диагноз, случаи встречаются во многих странах. «Считается, что примерно 1% пациентов больниц страдают симулятивным расстройством. Они доставляют системе здравоохранения больше проблем, чем мы думаем», — рассказывает психиатр Марк Фельдман, специалист по симулятивным расстройствам и автор книги «До смерти хочу заболеть».

Страдающие синдромом Мюнхгаузена часто ведут себя так, что их действительно считают больными. Они записываются на прием к врачам, рассказывают о болезни или травме, ходят на групповую терапию или обсуждают вымышленные проблемы с друзьями. Для книги Фельдман взял десятки интервью у людей с синдромом Мюнхгаузена, многие из них описывали желание симулировать как зависимость или наваждение. Им так хочется привлекать к себе внимание и вызывать жалость, что они не в силах противостоять этому искушению.

Делегированный синдром Мюнхгаузена часто встречается у «мучеников»: заботливый родитель жаждет получать похвалу и сочувствие других.

Симулянты нашли способ преодолеть изоляцию и безразличие окружающих

Некоторые придумывают вымышленную болезнь, чтобы получить ощущение контроля над ситуацией. Для тех, у кого недостаточно развито собственное «Я», это очень приятное чувство: роль пациента дает им ясные цели, которым нужно следовать. К примеру, они могут подолгу лежать в больнице или (что, по словам Фельдмана, встречается все чаще) часами сидеть в интернете, ища информацию о способах лечения несуществующего заболевания.

Симулянты отличаются от ипохондриков — тревожных личностей, постоянно подозревающих у себя какие-то заболевания: они на самом деле знают, что здоровы. Чаще всего лгать их заставляет желание получать внимание и сочувствие окружающих. «Однажды они открыли для себя такой нездоровый способ удовлетворения своих эмоциональных потребностей и с тех пор продолжают его придерживаться», — объясняет Марк Фельдман.

Эти люди часто страдают расстройствами личности, им свойственны нездоровые шаблоны мышления и поведения. «Расстройство личности — это склонность удовлетворять свои потребности нездоровыми способами. Симулянты нашли способ преодолеть свою изоляцию и безразличие окружающих», — объясняет психиатр.

Часто они заявляют, что якобы болеют раком. Одним из первых симулянтов, которых наблюдал Марк Фельдман, была 35-летняя женщина, утверждавшая, что якобы страдает от рака мозга в терминальной стадии. Психиатры смогли ей помочь.

Корыстные мотивы

Если человек притворяется, что болен раком, это не означает, что у него проблемы с психикой. Преувеличивают тяжесть болезни зачастую с корыстной целью: чтобы получить рецептурные лекарства, финансовую помощь или уйти от неприятностей.

«Психологам и психиатрам случается сталкиваться с подобными случаями, но симуляция болезни с корыстной целью — не психическое расстройство. Часто причина становится понятна, если знать жизненные обстоятельства симулянта — например, что у него финансовые проблемы», — говорит Марк Фельдман.

В последнее время участились случаи мошенничества в интернете: люди притворяются тяжелобольными и собирают деньги на лечение. Взять, к примеру, Белле Гибсон, которая утверждала, что ей удалось вылечить рак мозга с помощью специальной диеты, собирала деньги якобы на благотворительность, а в 2015 году создала бренд «лечебной» продукции. Позже выяснилось, что болезнь она симулировала, а собранные деньги присвоила.

Даже если симулянтом движут корыстные мотивы, ему все равно может быть приятна забота

«Многие попадаются на уловки мошенников, поскольку те хорошо владеют навыками эмоциональной манипуляции. Их истории трогают нас до глубины души и вызывают сильные эмоции. Трудно остаться равнодушным к больному раком», — считает психолог из Коннектикута Марни Амселлем. Но даже если симулянтом движут корыстные мотивы, ему все равно могут быть приятны забота и внимание окружающих. «Почти каждому из нас льстит повышенное внимание, и симулянты знают, как его получить», — объясняет Амселлем.

Можно ли вылечить симулятивное расстройство?

Лечить человека с патологической склонностью к симуляции непросто. Страдающие синдромом Мюнхгаузена и подобными расстройствами обычно обращаются к врачам только по поводу вымышленной болезни, а не с психическими проблемами. Однако психотерапия и поведенческая терапия могут быть эффективными: они способны помочь пациенту пересмотреть и изменить нездоровые шаблоны мышления и поведения.

Марк Фельдман считает, что во многих случаях симулятивное расстройство лучше лечить как зависимость, особенно у тех пациентов, которые испытывают эйфорию, когда им удается кого-то обмануть. У них возникает зависимость от этого ощущения, и им трудно остановиться, хотя постоянной ложью они разрушают жизнь.

Фельдман убежден, что методы, разработанные для лечения зависимостей, могут помочь и многим хроническим симулянтам. Ему довелось встретить нескольких пациентов, которые самостоятельно составили программу терапии и смогли с ее помощью избавиться от навязчивого стремления притворяться больными.

Перевод: Николай Проценко
Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Psychologies приглашает
25 октября

Мозг: меняем жизнь, меняя мышление

Пойти со скидкой
новый номерОКТЯБРЬ 2019 №45162Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты