psyhologies.ru
тесты
текст: Елена Шевченко 

Слияние разрушает

Всегда ли слияние разрушает - индивидуальность и, в конечном итоге, отношения? Возможна ли близость без растворения в партнере, и если да, то где проходит эта тонкая грань?
«Мы не можем жить друг без друга»«Мы не можем жить друг без друга»

Слиться в любви, раствориться друг в друге, две половинки обратить в единое целое – все то, что столетиями воспевали поэты, сегодня (с легкой руки психологов) стало синонимом тупика. Всегда ли это уничтожает индивидуальность и убивает желание?

К чему проповедовать нераздельность двоих в эпоху, когда нам настойчиво рекомендуют охранять (в том числе и в браке) свой «тайный сад», беречь свою свободу, наконец, сохранять свою неповторимую личность? Затем, что было сказано: «...и будут двое одна плоть»; затем, что мало кто из влюбленных избежал слияния; затем, что для многих с ним связаны мгновения глубочайшего наслаждения и полноты. Затем, наконец, что слияние – это возможность преображения, описанная еще Платоном в «Пире»: «...Да разве найдется на свете такой трус, в которого сам Эрот не вдохнул бы доблесть, уподобив его прирожденному храбрецу?»*

Центростремительная сила

Слияние скомпрометировало себя тем, что в психоанализе этим термином обозначают два «слившихся» бессознательных, расплывчатые границы личностей партнеров в фузионной паре. Двое хотят стать максимально близкими и созвучными друг другу, дышать одним воздухом, а отсюда один шаг до желания поглотить друг друга, слиться в единое целое. «Слияние» – термин психотерапевта Мюррея Боуэна (Murray Bowen), – уточняет семейный психотерапевт Анна Варга. – Он означает эмоционально очень сильную зависимость партнеров друг от друга и выстроенное на этой основе поведение: стремясь к любви, поддержке, признанию и одновременно страшась отвержения и конфликтов, партнеры все время заняты улавливанием сигналов друг от друга и попытками отреагировать на них». Для слияния нужно обоюдное желание. «Если один партнер стремится к нему, а другой нет – у них даже романа не возникнет, – считает психотерапевт. – Они друг другу не понравятся, поскольку тот, кто не хочет сливаться, покажется другому холодным, а тот, кто хочет, – навязчивым».

Партнеров, живущих в слиянии, объединяет высокий уровень тревожности. Чтобы не допустить промаха, они очень внимательно друг за другом наблюдают и буквально зацикливаются друг на друге. Если один не так посмотрел, у другого тут же возникает страх: «А вдруг это произошло, потому что я что-то не так сделал(а), и теперь меня разлюбили?» Отношения в паре не развиваются, а человек как индивидуальность просто исчезает. «Партнер, который отчаянно следит за тем, как к нему относится другой, перестает понимать, как он сам относится к своему спутнику жизни, – отмечает Анна Варга. – Ему кажется, что он искренне любит, а выясняется, что он лишь приспосабливается: делает то, что ему на самом деле не нравится, только для того, чтобы его одобрили, сказали слова любви». Из-за этого сверхприспособления, отказа от себя и собственных желаний отношения начинают портиться: за слиянием неизбежно следует разрыв. Конфликты и примирения могут чередоваться годами. При этом партнеры все время размышляют над правильностью выбора, обдумывают вероятность развода, и конструктивный диалог между ними не возникает. «Если один из двоих выйдет из отношений, скорее всего, в следующем браке все повторится, – говорит Анна Варга. – Партнерам необходимо понять, где кончается один и начинается другой, но для них это действительно сложно. Очевидно, потеря собственного «Я» родом из родительской семьи: скорее всего, именно там они научились наступать себе на горло, не слышать себя, терять контакт с собой, поступая так, чтобы мама с папой чувствовали себя хорошо».

Об этом

«Теория семейных систем» Мюррей БоуэнЛюбой из нас – часть эмоциональной системы семьи: и собственной, и родительской. В книге показано, как устроена эта система и как можно быть в близких отношениях, не теряя себя (Когито-Центр, 2007).

Так бывает на заре отношений

В слиянии часто живут молодые, недавно возникшие пары. «Партнеры еще не очень хорошо знают друг друга, находятся в плену собственных фантазий, ожиданий, от которых они не успели отказаться, поскольку пока не накопили информацию, которая подтверждает эти ожидания или опровергает их, – рассказывает Анна Варга. – Слияние – очень интенсивный процесс. В этот момент, когда влюбленные заняты воодушевленным эмоциональным обменом, их отношения очень позитивны». Эта фаза может длиться от нескольких месяцев до нескольких лет, но затем партнеры обычно переходят на другой этап: они снимают друг друга с пьедестала и подвергают более тщательному изучению. Восстанавливают границы своего «Я», возвращаются к тому, что им важно, к своей индивидуальности, свободе, своему «тайному саду»… Отношения складываются успешнее и продуктивнее, если никто из них не ждет, что другой станет повязкой на его раны, не отказывается от собственного существования и тем более не пытается «поглотить» другого. Именно это, к сожалению, происходит, когда наши собственные фантазии делают из партнера воплощение идеала. «Мы должны запретить себе становиться идеалом другого. Ведь тем самым мы удаляем его от него самого»**. Вопреки ожиданиям слияние отдаляет партнеров друг от друга вместо того чтобы сближать. «В отношениях нельзя соединять себя в «мы», не оставляя для «Я» ни единого шанса, – пишут семейные психотерапевты Эллин Бэйдер (Ellyn Bader) и Питер Пирсон (Peter Pearson). – Исходной точкой должно быть признание наших различий, желание сохранить индивидуальность каждого, что автоматически приведет к притяжению, а не отдалению другого»***. Особенно сложно прийти к такому взаимодействию однополым партнерам. «Их отношения проходят через те же стадии развития, что и у гетеросексуальных пар, но период слияния может затягиваться, – уверены Эллин Бэйдер и Питер Пирсон. – Во-первых, из-за того, что им часто приходится держать свои отношения в тайне, а во-вторых, из-за того, что они действительно ждут друг от друга полного сходства (по причине одинакового пола). Эти два обстоятельства затрудняют переход пары на следующую стадию развития отношений».

Ни жертв, ни обладания

Получается, что пары, живущие много лет в благополучном браке, не подвержены слиянию? «Разумеется, нет. Это просто родные люди, довольные и счастливые друг другом, видящие и знающие свои границы», – отвечает Анна Варга. Со стороны это похоже на слияние, а на самом деле это близость двух людей, которые не растворяются друг в друге, а сохраняют собственную индивидуальность. Они – партнеры, достигшие определенной зрелости, которые просто идут вместе в одном направлении. Они близки, у них много общего, но эта близость не душит их. Они способны (пусть и не стремятся к этому) существовать сами по себе, не боятся одиночества, обладают внутренним равновесием. Они не приносят себя в жертву, не становятся энергетическими вампирами, не поддаются искушению контролировать и обладать, не требуют от партнера стать смыслом их жизни. Им чужды драматический накал, романтическое представление об убийственной силе чувств. Они вместе, потому что нашли свой способ поддерживать друг друга и помогать другому быть тем, кто он есть на самом деле.

* Платон «Избранные диалоги» (Эксмо, 2007).

** Ф. Ницше «Черновики и наброски 1882–1884 годов» (Культурная революция, 2010).

*** Э. Бэйдер, П. Пирсон «В поисках мифической пары» (Московский психолого-социальный институт, 2008).

alt
alt
Источник фотографий: Борис Захаров
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • Gukiguk   
    265 недель назад

Всему, что существует в мире должны учить те люди которые в этом преуспели, а не те кто считает себя докой на теории, а сам сидит у разбитого корыта. Это касается и любви! Я 12 лет счастлива в замужестве и мы не страшимся того, что дорожим друг другом, и живем для того чтобы делать друг друга счастливыми!!!
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Услышать сигналы тела и суметь их расшифроватьУслышать сигналы тела и суметь их расшифроватьБудет ли легкомыслием думать, что наше лицо, фигура, кожа, руки или форма ушей говорят нечто важное о нашем темпераменте, эмоциях или личной истории? Что мы можем узнать с помощью телесной психотерапии о нашем уникальном способе бытия в мире? Что знал Фрейд о языке симптомов и какую пользу работа с телом принесла нашей героине? К каким методам следует относиться с осторожностью и почему принципы психосоматики особенно эффективны при лечении детей? Краткий весенний курс взаимопонимания тела и души. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты