Медленный танец

Об искусстве, эротике и пустоте, которую оставило в наследство современности исчезнувшее прошлое, – обозреватель Psychologies Анна Аркатова.
alt

Из четырех выставок, которые я наугад выбрала для себя в Париже, три были нанизаны на эротическую тему – как небо самого Парижа на Эйфелеву башню. Первая выставка* меня поразила и размахом (она занимала больше десяти залов), и темой – она как бы иллюстрировала произведения маркиза де Сада, то есть целиком была посвящена страсти в самых крайних формах. Экспозиция была срежиссирована сложно и изысканно и предлагала зрителю связать роковые явления природы с неким сдвигом в человеческом сознании. Солнечное затмение – и ты уже не можешь с собой совладать. Так сказать, природная провокация низменного в человеке. Низменного и прекрасного. Извращения и целомудренные ню кисти разных мастеров в неожиданном соседстве сливались в мощный гимн экстазу. Многочисленная публика перетекала из одного тесного зала в другой, такой же тесный и полутемный. Встреча с прекрасным начинала, мягко говоря, волновать.

* Выставка SADE с подзаголовком «Солнечный удар» в Музее д’ОРСЕ.

Собрание Поля Дюран-Рюэля, выдающегося арт-дилера и коллекционера импрессионистов, в Оранжерее Люксембургского сада ничего такого не предвещало – но и здесь был отведен целый корнер куртуазному флеру на стыке веков – начиная с утонченного эротизма графики Бердслея и заканчивая порнографическими стереопарами.

читайте такжеКогда исчезает желание

И наконец, Центр Жоржа Помпиду заманил меня масштабной ретроспективой Джеффа Кунса, одного из отцов американского нео-поп-арта. Его забавные объекты своими выпуклостями и размерами пародируют чувственность, раздувая ее до сентиментального китча. Так вот, здесь все было довольно невинно, пока Кунс мирно опускал общество потребления, гипертрофируя его фетиши. Но за отдельной перегородкой беспечного зрителя ждали крупные планы соития автора с его бывшей супругой, порнозвездой Чиччолиной, и служащий предупреждал об этом посетителей с детьми.

В конце этой дивной недели мы с мужем ужинали в компании нашей молодой переводчицы Наташи. Наташа давно живет в Париже. Речь зашла о долговечности музыкальных хитов. Кто-то вспомнил, под какую музыку танцевали «медляки» на школьных дискотеках. И вдруг Наташа говорит – а вы знаете, что сейчас вообще нет медленных танцев? На вечеринках и дискотеках никто не танцует медленные танцы. Во всяком случае, здесь, во Франции.

То есть как? Мы не подозревали о такой мутации дискотек и вечеринок в стране любви и виноделия. И одновременно не могли себе представить дискотеку без вот этого «там, где клен шумит над речной волной». Да, загрустила Наташа, сейчас все трясутся под техно – и как знакомиться, вообще непонятно. Тут я прикрыла глаза и увидела стоящую у стены спортзала девочку (в нашей школе спортзал был самым подходящим местом для дискотек). У девочки тщательно накрашены ресницы и плохо скрываемый ступор. Сейчас займется электроcтруна – и ее пригласят потоптаться под пронзительную терцию. Или не пригласят. Пригласили! От скромных прикосновений трясло ночами. Мы все разучили эти условные знаки судьбы, у нас были варианты их разгадок и планы Б на случай провала. «Там, где клен шуми-и-и-и-т над речной волно-о-о-о-й»... Медленный танец решал все. Жить или не жить, буквально! И вот его отменили.

читайте такжеНайти себя в танце

И вдруг как-то стало понятно, откуда этот эротический бадузан в парижских галереях – да генофонд в опасности! Уже никто не заводится от опавших листьев, откинутой пряди, нежного свечения Сены. Из воздуха исчезли электроды, его проводимость стремится к нулю. Я бы предложила Кунсу сделать такую десятиметровую скульптуру – как он умеет – «Медленный танец». И подключить ее к электричеству, к турбине, двигателю внутреннего сгорания, возить по Европе на колесиках, а потом на вечную память подарить России, Третьяковской, может быть, галерее.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2017 №23140Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты