psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Анатолий Берштейн
Анатолий Берштейн
историк, журналист, автор книги «Педагогика на кончиках пальцев» (Образовательные проекты, 2012).

Чем книжный человек лучше?

Что станет с человеком, если в детстве он не прочтет «Алису в Стране чудес» или «Маленького принца»? Что случится, если он вовремя не побывает на «Острове сокровищ» или не познакомится с «Человеком-амфибией»? Чем будет отличаться человек, прочитавший Бабеля и Платонова, от тех, кто их не читал?
img

Как-то услышал из уст молодого компьютерщика приблизительно такой монолог в защиту нечтения. Мол, занятие это праздное, лишнее, отрывающее от реальных проблем, мешающее жизни, запутывающее ее. Его логика была проста и внутренне безупречна: только сам человек в состоянии познать жизнь по-настоящему, поэтому книжки лишь сокращают то время, которое нужно для этого. Настоящие чувства могут быть только в жизни, а читать про чужие – суррогат и может означать лишь отсутствие собственных. Читая большое количество произведений умных людей, хочешь не хочешь, но становишься апологетом и проводником чужих идей и мыслей, которые на самом деле не выстрадал и не выродил, а присоединился к ним.Человек же познает жизнь непосредственно. Сразу вспомнился герой Брэдбери из «451 градуса по Фаренгейту», который хранил, но не читал книги, в которых разочаровался, ибо слова, в них написанные, не помогли ему в реальной жизни, не уберегли от неправильных поступков и разнообразных невзгод (1).

Казалось бы, спорить с такой позицией бесполезно. Единственно, можно заметить, что есть и другая. Что человек познает мир не только непосредственно – через собственный опыт, который слишком узок и ущербен, но и опосредованно – через культуру. Книга же является «средством перемещения в пространстве опыта со скоростью переворачиваемой страницы». Так что у человека читающего есть бонус. Конечно, бывает, что человек образованный, много книжек прочел, а сам… Бывает, наверное, и так, и по-другому. Но мне все же ближе предположение, что «человек – это то, что он читал». Тот же Бродский был уверен, что те, кто прочитал Диккенса в детстве, не будут фашистами. Чтение прививает эстетический вкус, обогащает язык, снижает порог чувствительности человека. Чтение – это всегда больше чем просто читать. Чтение книги превращается в своеобразное ведение дневника, только не личного, а дневника человечества. А любой дневник, как сказал кто-то, – это еще и наведение порядка в душе.

А вообще-то, разделять: жизнь – это жизнь, а книги – это всего лишь чтение – невозможно. Чтение книг и есть такая же жизнь. Когда маленького Сартра мама попыталась отговорить от чтения «Мадам Бовари», шутливо спрашивая, что же он будет делать, когда вырастет, если уже сейчас хочет читать взрослые книги, тот ответил: «Я буду их жить» (2).

1. Р. Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» (Эксмо, 2010).

2. Ж.-П. Сартр «Слова» (Азбука-классика, 2003).

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье