psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Владимир Дашевский
Владимир Дашевский
Психотерапевт, кандидат психологических наук, его сайт www.dashevs.com

«Даже флешмоб против насилия порождает новую волну насилия. Только теперь – морального»

Глаза натыкаются на #янебоюсьсказать, выхватывают «ударил в живот, подъезд, 14 лет, держит за голову, страх…» Не хочу читать, соскальзываю со смысла, пытаюсь перепрыгнуть… дети, сыроедение, футбол… «посадил на колени, папа, больно, темные очки, полиция…». Не могу не видеть. Имена, аватарки знакомых и не очень женщин. Заставляю себя читать. Злость. Боль. Разочарование. Стыд.
Янебоюсьсказать ФОТО Getty Images 

В голове строй из десятков клиентов за много лет. Память – пьяный фонарь, выхватывает сдавленные голоса с двух берегов ада: подвергшихся насилию и сотворивших его.

Facebook – исповедальная кабина? Кабинет психотерапевта? Вагонное купе? Карл Юнг отдал бы левую руку за возможность поработать с FB – идеальным полигоном для исследования коллективного бессознательного. Волны массового сознания, как цунами, за секунду покрывают гигантские территории, сталкиваются друг с другом, отражаются и усиливаются, заливая психику миллионов.

Флешмоб #янебоюсьсказать затронул тысячи людей:

женщин – жертв сексуального насилия;

мужчин, подхвативших вирус вины;

обоего пола людей, почувствовавших пошлость и лицемерие социального жеста;

испугавшихся, а поэтому агрессивных насильников (настоящих и латентных).

Появляются толкователи и высмеиватели: «публичный дом», «сами виноваты, спровоцировали», рассерженные домохозяйки – «что это за стриптиз? – идите к психотерапевтам, вас читают дети»; психотерапевтов – «идите ко мне, помогу всем» и т.д. Причем впервые (на моей памяти) онлайн-история так активно выползла из компьютеров и гаджетов наружу. Обсуждают дома, на улице, в кафе и парках.

Массовое явление, начинаясь чисто и искренне, вырождается, впитывает лицемерие, страх и агрессию общества

Снежок из чистого снега, будучи запущен с горы вниз, постепенно обрастает новыми слоями. Сначала чистыми, а потом грязью вперемешку с палками и окурками, несется вниз, сметая все на своем пути. Так массовое явление, начинаясь чисто и искренне, вырождается, впитывает лицемерие, страх и агрессию общества.

Постараюсь уберечься от оценок. Акция вспыхнула легко, как лесной пожар в засуху, значит, не важно, кто бросил непогашенный окурок. Это произошло бы раньше или позже. Наболело и прорвалось.

Подруга рассказывала, когда однажды ни за что ее избил охранник в ночном клубе, а молодой следователь беспомощно разводил руками: «Камеры затерты, свидетелей нет, ничего не могу сделать…» Она спросила, что было бы, если бы ее убили. Парень развел руками. Когда социальные институты не способны защитить слабых, когда власть предлагает «держаться», остается только сливать боль и обиду в Facebook.

И почему все решили, что это про секс? Каким бы жестким он ни был, с наручниками, плетками и синяками – это всегда добровольный процесс. Просто в нашем языке одними и теми же словами обозначается и соитие, и унижение. То, о чем гудит Facebook, с изнасилованиями, избиениями, принуждениями, не имеет никакого отношения к этому слову... Это оборотная сторона лицемерного общества. Снаружи глянцевого православно-патриотического и ханжеского, изнутри – с насилующими полицейскими, десятилетиями репрессий, стукачей и вертухаев.

В нашем языке одними и теми же словами обозначается и соитие, и унижение

В стае животных принуждение к половому акту создает иерархию. Сильный самец покрывает слабейших сородичей независимо от пола, чтобы укрепить власть.

Да, насилие было всегда. Наверно, и будет всегда, оно заложено в человеческой природе. Неважно, мужчина ты или женщина. Насилуют всех. Морально и физически. Но только в нашей стране это «как бы» нормально. Нормально «наказать», «опустить», «унизить». И даже флешмоб против насилия порождает новое насилие. Только теперь моральное.

На первый взгляд, внезапное проявление вытесненных болезненных воспоминаний должно быть психотерапевтично. Оно позволяет вытряхнуть банку с пауками, освободиться, очиститься. Но только на первый взгляд.

Я задавал вопросы знакомым девушкам, опубликовавшим признания в Сети, – они говорят, что легче не стало. Наоборот. Родители не принимают, знакомые позволяют двусмысленные шутки, молодые люди отмалчиваются. Самое важное из того, что отмечали мои собеседницы: на каждую хлынул поток откровений в личных сообщениях. Многие женщины хотят поделиться, но не находят в себе сил или боятся. Возможно, вот им станет немного полегче. То, что мы видим в Сети, – это только верхушка айсберга.

Массовое действие создает иллюзию безопасности, вроде как «на миру и смерть красна». В действительности у каждого пользователя публичные признания становятся достоянием конкретных работодателей, коллег, супругов, детей… Флешмоб закончится. Война продолжится.

Социальная сеть попыталась поднять лежащую в пыли и выброшенную за ненадобностью духовную функцию общества. Ни государство, ни социальные институты, ни, боже упаси, церковь уже давно ее не несут. Попытка провалилась. Вес не взят.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье