psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Наталия Ким
Наталия Ким
журналист, редактор Psychologies.

Двойное «спасибо»

«Ты такая красивая, ты даже не понимаешь!» С этих слов начался полжизни назад один важный сюжет в жизни нашего обозревателя. А закольцевался он совсем недавно и, как водится, неожиданно. Пронзительная история про помощь и благодарность.
alt

Не так давно мне, как уже не раз бывало, нужно было срочно собрать некоторую сумму денег на операцию 7-летней девочке с ДЦП. Сумма была не заоблачная, поэтому я решила обратиться к своим друзьям в фейсбуке, тем, кто уже не раз и не два помогал мне в таких делах, ну и ко всем знакомым и незнакомым, кто по каким-то причинам мне доверяет. Это был самый краткий сбор денег на моей памяти, потому что ровно половину суммы перевел мне незнакомый человек, а остальное насобиралось в течение часа, я отправила перевод маме девочки, она прислала искреннее письмо благодарности ко всем участникам и сообщила, что детку записали на операцию. Надеюсь, что у них все будет хорошо – по крайней мере на этом этапе, когда все сложности надо решать по мере поступления и срочности. Но речь моя не об этом.

читайте такжеЯ не могу сказать «спасибо»

Много лет назад я пришла в новую школу, одну из самых известных школ-гимназий в Москве, которая стала для меня в результате самым родным местом в жизни. Но в первое время было там ужасно неуютно, я чувствовала себя совершенно необразованной на фоне всех своих одноклассников, некрасивой на фоне всех своих одноклассниц, неуклюжим, корявым и неталантливым подростком. У меня не было друзей, зато были «совиные очки» и дикий вид, и как я ни пыталась обращать на себя внимание молодых людей – все было тщетно, мне было обидно и горько жить, я часами лежала носом в стенку, еле тянула учебу, родители глядели на меня с подозрением и тихонько между собой обсуждали возможность отвести деточку к невропатологу, а то, может, даже и к психиатру. Я ненавидела себя и жалела, думая о том, что мне нужно вернуться в старую свою школу-болото, где все привычно и понятно и не надо доказывать никому, а главное – себе, – что ты можешь что-то больше. И тут в школе случился турслет.

На турслете было весело, в соревнованиях я не участвовала из-за травмы, но зато изо всех сил бряцала на гитаре на концерте и у костра, наконец-то вызвав хоть какой-то интерес у окружающих. Но радость была недолгой, из-за какой-то ерунды я поругалась с одноклассницами, с которыми должна была спать в одной палатке, и вдруг одна из них унизительнейшим образом передразнила мою манеру петь и разговаривать, так что я ушла из палатки в ночь рыдать, добралась до ручья и подвывала, сидя на сломанной сосне. Конечно, собственные подростковые горести и постоянная жизнь «кишками наружу» многим с высоты возраста кажутся нелепыми, но я хорошо помню, что в тот момент была как никогда близка если не к самоубийству, так по крайней мере, к серьезному членовредительству.

И тут из темноты соткался худой и растрепанный человек в очках. Он вышел на мои подвывания и спросил, чем я так расстроена, и в следующие полчаса внимательно слушал все, что я имела сказать в ответ на его вопрос. После чего обнял меня и сказал: ты такая красивая, ты даже не понимаешь!.. И еще сказал столько всяких нежных, добрых и странных слов, сколько мне потом, кажется, не говорили за всю мою жизнь.

Утром я искала этого парня и поняла, что он – выпускник нашей школы, спросила у кого-то, как его зовут, и запомнила. Я не отважилась к нему подойти, и больше мы никогда не виделись, но потом много лет я вспоминала его, когда становилось горько и плохо, на вечерах встреч выпускников выглядывала его, надеясь сказать спасибо, но увы.

Этот эпизод абсолютно перевернул мое отношение к себе, так просто и сразу, и я уверена, что именно это простое и доброе тепло, которое я вдруг получила от совершенно незнакомого человека, дало мне гораздо больше, чем любые потенциальные консультации с врачами. Моя жизнь изменилась, я стала гораздо увереннее в себе, почувствовала вкус к учебе и перестала бояться общения, перестала бояться и ненавидеть себя.

И вот, четверть века спустя, вглядевшись в имя человека, который перевел половину суммы на операцию девочке, я мысленно отметила, что зовут его так же, как того выпускника, хотя это одно из самых распространенных ФИО, которые существуют. Что-то дернуло меня посмотреть его профиль... я поняла, что не ошиблась, и написала ему. Нет, он не вспомнил меня, потому что в юности подобных эпизодов случается много. Но для меня эта история оказалась наконец-то закольцованной, и я смогла сказать ему спасибо дважды – за то, что помог помочь, и за то, что так помог мне когда-то.

читайте досье

Быть благодарным

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье