psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Николай Крыщук
Николай Крыщук
писатель, лауреат нескольких литературных премий, автор книг прозы и эссе, одна из последних – «В Петербурге летом можно жить» (Лимбус пресс, 2014).

100 и 100+: список лучших книг

В январе 2013 года Министерство Образования и Науки Российской Федерации опубликовало перечень 100 книг*, рекомендованных школьникам к самостоятельному прочтению. А 15 марта в Санкт-Петербургском Доме Писателя состоялась презентация проекта «100+», согласно которому стоит расширить список уже рекомендованных книг и включить в него произведения классической и современной зарубежной литературы. Писатель Николай Крыщук делится своими размышлениями в связи с этой (благой) инициативой.
alt

«Затея с созданием списка из 100 книг для юношества меня сразу, должен сказать, смутила. Даже возмутила. Нет, скорее всего, насмешила. Это было настолько мимо моего представления о чтении и о том, как человек (юноша, ребенок) выбирает книгу и отдается ей, что я растерялся. Причем здесь решение (даже рекомендательное) высшей власти и непонятных мне экспертов? Дело же интимное, как поцелуй за дровами. Интимнее, что там. Интимнее подарка. Нет, не знаю. Все это не шло в голову. Вреда, может быть, и не будет. Но не будет пользы, это точно.

Выбор книги, повторяю, родствен выбору в любви. Мужчина любит женщину, а женщина мужчину не за очевидные для других достоинства. Любовь – это когда ни за чем нужен и ни за что любим. То есть за что-то, конечно, но для непосвященного это всегда будет тайной. Недаром под некоторыми новозаветными фресками было написано по-латински: «Идите прочь непосвященные, здесь свято место любви».

В детстве я довольно быстро и без печали расстался с Жюлем Верном и Вальтером Скоттом, которыми зачитывались мои сверстники. А зато под рукой всегда были романы В.Яна о Батые и Чингисхане, раза три кряду прочитал книгу Анатолия Виноградова «Осуждение Паганини», а также тайно от родителей всего Мопассана. И не только эротические его романы и рассказы, но и философскую повесть «На воде». Из общего упоительного чтения были, конечно, «Три мушкетера». А вот «Путешествие на «Кон-Тики»» Тура Хейердала не пошло. Объяснять это достоинствами или недостатками книг нет смысла. Это был личный выбор, на который оказали влияние, быть может, чей-то случайный отзыв или рекомендация ценимого мной человека, а то и просто свойства моего характера – сегодня это и я не смог бы объяснить. Прочел ли я что-нибудь из рекомендательного списка учителя, который нам раздавался на лето, не знаю, в памяти, во всяком случае, ничего не осталось.

И вот пребывал я так некоторое время в недоумении от акции «100 книг», когда неожиданно получил в союзники очень авторитетного человека. Энциклопедии называют Генри Миллера одним из величайших американских писателей ХХ века. Это притом, что сексуальная насыщенность его прозы значительно превосходит границы общепринятого. Во всяком случае, от него я этой поддержки не ждал. И пришла она ко мне, представьте, из далекого 1951-го года. Именно тогда вышло в свет эссе «Книги в моей жизни». Оказалось, что этот певец богемы и бродяг – азартный, чуткий и благодарный читатель. Вероятно, просветительские акции, подобные нашей, происходят, время от времени, в любой стране, иначе как объяснить поразительную актуальность этих хотя бы строк: «Я считаю, что самым прискорбным образом ошибаются те, кто утверждает, будто фундаментом знаний, или культуры, или чего бы то ни было обязательно являются те классики, которые находятся в каждом списке «лучших» книг…По моему мнению, каждый человек должен выстроить собственный фундамент. Суть индивидуальности в том и состоит, что она уникальна. …Отобранные профессорами великие произведения представляют собой их выбор…Может случиться и так, что мы, если предоставить нас самим себе, со временем примем их точку зрения. Однако нет более верного способа провалить такую возможность, как обнародовать списки избранных книг – так называемых основ».

Я настолько солидарен со всем, что Миллер говорит о выборе книг, что у меня сейчас только одно желание – цитировать его бесконечно. Ценнее же всего та серьезность, тот почти возвышенный тон, которым автор говорит об этом, как об одном из самых важных и таинственных событий в жизни человека. Но я надеюсь, что кто-то из вас сам захочет прочесть эту книгу, а потому ограничусь еще одной выпиской: «Из всего, что есть в жизни непостижимого, самое загадочное то, что мы называем влияниями. …Очевидно, что мы не находимся во власти любого влияния. Но мы не всегда знаем, какие силы и факторы влияют на нас в тот или иной период нашей жизни. Некоторые люди не способны познать себя или определить мотивы своего поведения. В сущности, большинство людей. Другие же обладают столь ясным, столь четким пониманием своей судьбы, что им и выбирать, кажется, не нужно: они сами создают влияния, необходимые для достижения их целей. … Мы вступаем здесь в странную область. Я решил ввести столь трудный для понимания элемент по той причине, что там, где дело касается книг, как и друзей, возлюбленных, приключений, открытий, все чрезвычайно запутано. … Он может прочесть «Жизнеописания» Плутарха или «Пятнадцать решающих сражений в мировой истории» потому, что обожаемая тетушка сунула ему их под нос. Он может не прочесть их, если ненавидит свою тетку. Как получается, что из тысячи названий, которые попадают в поле зрения даже в раннем детстве, кто-то безоговорочно склоняется к одним авторам, а кто-то к другим? Книги, которые читает человек, определяются тем, что это за человек».

* ознакомиться со списком 100 рекомендованных книг можно по ссылке http://knig100.spbu.ru/

читайте такжеЮлия Гиппенрейтер: «Следовать за ребенком и помогать ему расти»
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье