psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Вадим Ротенберг
Вадим Ротенберг
психофизиолог, профессор Тель-Авивского университета (Израиль). Его сайт: rjews.net/v_rotenberg

Чем опасны семейные тайны?

Развод, семейный конфликт, смерть кого-то из близких... Почему с детьми нужно обязательно откровенно говорить о том, что происходит в семье и чем опасны тайны? Случай из психотерапевтической практики.
alt

Когда в семье происходят важные изменения – будь то развод, серьезный конфликт или смерть кого-то из близких – родители ребенка не всегда находят силы и верные слова, чтобы объяснить ему происходящее. Что может привести к довольно неожиданным последствиям.

Брак был неудачный и распался, когда дочери был год. На протяжении года после развода обиженная мать не позволяла отцу видеть дочь, но потом напряжение уменьшилось, отец и дочь познакомились заново и стали довольно часто встречаться. Оба очень радовались встречам и ждали их.

Через три года после развода мама вторично вышла замуж за симпатичного человека, который тоже незадолго до этого развелся и его маленький сын остался с ним. Со своей матерью он вообще никогда потом не встречался, такой она была человек. К моменту нового брака сыну было около трех лет. К детям оба родителя относились как к родным, и они чувствовали себя братом и сестрой.

Разведенный отец продолжил свои регулярные встречи с дочкой, но приходил уже не к ней домой, а в детский сад, где играл с обоими детьми и рассказывал им сказки, которые они оба охотно слушали. При этом отец никогда не подчеркивал свои особые отношения с дочкой.

Когда дочка подросла и уже ходила в школу, он часто виделся уже с ней наедине, они гуляли, бывали в кино или театре, иногда заходили в кафе. Отношения были очень дружеские. Они обсуждали многие вопросы, но никогда не касались отношений в ее семье.

читайте такжеКогда развод путает карты

Несколько раз отец обращал внимание на то, что когда их очередная встреча происходила недалеко от ее дома, дочка была напряженной, пыталась отойти в сторону и старалась быстрее куда-нибудь его увести. Но сами встречи были по-прежнему теплыми.

Вдруг, когда дочке уже было 12 лет, она внезапно прервала их отношения и заявила, безо всяких объяснений причин, что видеться с отцом больше не хочет. Отец был поражен, он не понимал, чем мог ее обидеть, мать девочки тоже ничего не могла понять – дочь ничего не объясняла. Свидания прекратились. Даже когда отец в день ее рождения дождался ее возвращения из школы у дверей ее дома, чтобы вручить подарок, она не хотела его принять и стремительно убежала домой, попросив его больше не приходить. Она показалась отцу чем-то напуганной.

Для него этот разрыв был необъяснимым и мучительным, но он подчинился требованиям дочки и не только не пытался больше ее увидеть, но и часто останавливал себя, когда хотел ей позвонить. Время от времени он все-таки звонил и всегда повторял, что любит ее по-прежнему, постоянно думает о ней и готов к встрече по первому ее желанию.

Так прошло несколько лет. Потом отец встретил дочь на улице недалеко от своего дома и предложил проводить ее домой. Она согласилась.

Поразительно было то, что они встретились так, как будто вообще не расставались, и дочь рассказала ему, почему она перестала встречаться с ним. Оказалось, что ей и ее сводному брату их мать и отец не рассказывали, что они не брат и сестра, а вели себя так, как если бы они всегда были одной семьей. Дочка, разумеется, все знала, но думала, что брат ни о чем не догадывается, и боялась, что ее свидания с отцом приведут к раскрытию страшной тайны. Во имя спокойствия брата она порвала отношения со своим отцом. Это была ее жертва, ее миссия. А в 16 лет она случайно узнала, что брат давно все знает, но тоже это скрывает…

Когда ребенок неожиданно сталкивается с тщательно скрываемыми семейными тайнами, эти «скелеты в шкафу» вызывают у него одновременно ощущение беспомощности и личной ответственности, и это может привести его к непредсказуемым поступкам. Ребенка нельзя оставлять один на один с тем, что ему кажется страшной тайной. Ему ведь все можно объяснить, если он чувствует любовь к себе, открытость родителей и веру в его способность понять…

читайте также5 детей, не считая родителей
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье