psyhologies.ru
тесты
текст: Татьяна Тютюнова 

«Мне не стыдно признаться, что я работала в «Макдоналдс»

Почему мы считаем одну профессию престижнее другой? И может ли работа поменять наше отношение к человеку? Блогер Кейт Норкуай четыре года работала в сети «Макдоналдс» и написала пронзительную колонку о том, почему никогда больше не будет судить о людях по их месту работы.
Почему мы судим людей по работе ФОТО Getty Images 

Когда мне было 18, я пришла работать в «Макдоналдс», и застряла там на четыре долгих года. Именно застряла, никуда не двигаясь, ни к чему не стремясь. Я воплощала собой все то, чем привыкли считать работника фастфуда, – эдакое ленивое, недалекое создание, которое очень трудно сдвинуть с места.

Этот стереотип плотно засел в головах. Надо было видеть разочарование на лицах моих друзей, когда я говорила, где работаю. А все эти фразочки с подтекстом: «Да ладно, ты до сих пор еще в «Макдоналдсе» работаешь?» или «Я бы туда ни за что не пошла работать». Друзья, подбивающие прогулять работу, потому что ведь какая это работа, так, баловство.

Неудивительно, что и мне передалось их настроение. Я убедила себя, что слишком хороша для этой работы. Я же начитанная, способная девочка, могу с легкостью поддержать разговор об искусстве или науке, этот грязный тяжелый труд – не для меня, совсем не для меня. Но мне нужны были деньги, и я не увольнялась. Но и работала я из рук вон плохо. Зачем стараться? – говорила я себе. Ведь я достойна большего.

Но потом я начала задумываться. Задумываться о том, почему именно работа в «Макдоналдсе» считается не престижной.

Может, из-за того, что это огромная корпорация? Но на людей, работающих в «Старбаксе», так свысока, как на меня, не смотрят.

Может, из-за того, что работа в кафе не требует большого ума? Ну, к продавцам и секретарям нормально же относятся.

Родственники жалели меня, потому что были уверены, что я способна на нечто большее, что я умнее, трудолюбивее и талантливее, чем те, кто работает рядом со мной

И тут я наконец поняла. В глазах людей это место для тех, кому ниже падать уже некуда, для этаких изгоев, не способных ни на что большее, чем жарить картошку фри и делать чизбургеры. Таких не берут в другие места, где особой квалификации тоже не требуется. Это инвалиды, люди, страдающие ожирением, люди, не соответствующие традиционным стандартам красоты, подростки, люди другого цвета кожи. С этими людьми я работала. И только благодаря им наш ресторан держался на плаву.

А кто работает в «Старбакс»? Худощавые, с приятной внешностью молодые люди и девушки 20-25 лет. В общем, такие же, как я. По всем параметрам подходящие для «хорошей» работы. Такие обычно по определению никогда не оказываются за кассой «Макдоналдса». А если и оказываются, то сразу же становятся объектом для насмешек.

Все мои родственники жалели меня. Но не потому, что я делала гамбургеры. Они жалели меня, потому что были уверены, что я способна на нечто большее. Они были уверены, что я умнее, трудолюбивее и талантливее, чем те, кто работает рядом со мной. В отличие от других сотрудников ресторана я заслуживаю действительно хорошей работы. Подогреваемая их настроением, я тоже мнила себя чем-то особенным.

Потом я поняла, что такое отношение к этой работе ужасно. Я ничем не лучше коллег.

Да, может быть, у меня лучше развиты другие навыки, более подходящие для офисной работы. А для работы в закусочной у меня не хватает физической силы и выдержки. И в офисе я покажу себя лучше, чем здесь, у кассы. Но из этого не следует, что я умнее, чем другие работники, талантливее, достойнее, чем они.

Если вы думаете, что лучше, просто потому, что работаете секретарем или продавцом-консультантом, вы ошибаетесь

Труд бывает разным, нам пора уяснить это. Большинство думает, что простая монотонная работа бессмысленна и не требует особых усилий, но это в корне не так.

Мне не хватит выдержки выстоять 20-часовую смену, чтобы пришедший в ночи посетитель не остался без чизбургера. Большинству моих коллег это было под силу.

Мне не хватит ума починить сломанную кофемашину. А наш менеджер научился чинить все машины в ресторане, чтобы не дожидаться, пока придет механик.

Мне не хватит дисциплинированности посчитать, сколько и каких продуктов понадобится на неделю. А моим коллегам хватало. Ведь если они ошибутся, в ресторане закончатся булочки для бургеров, и на их голову посыпятся не только проклятия от начальства, в них может полететь стакан с колой от недовольного покупателя, который не полезет в карман за сочным оскорблением. Мне не хватит терпения выдержать это.

У моих коллег были навыки, настоящие навыки и умения.

И если вы думаете, что вы лучше них, просто потому, что работаете секретарем или продавцом-консультантом, вы ошибаетесь.

Я поняла, что опыт, полученный мной в этой сети, был бесценен. Да, я никогда больше не буду жарить картофель-фри, но я никогда и не буду такой высокомерной и не буду судить людей по месту их работы. Я никогда не буду переносить свою неприязнь к какой-либо компании на ее пехотинцев.

Я горжусь тем, что там работала, и не понимаю тех, кто считает эту работу унизительной.

Подробнее см. на сайте huffingtonpost.com.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье