psyhologies.ru
тесты
текст: Василий Борисов 

«Не могу решиться на постоянные отношения»

Александру 38 лет. Он не женат и не собирается ни с кем связывать свою судьбу. Что, впрочем, его самого удивляет. Он пришел к психотерапевту, чтобы выяснить, почему он боится серьезных отношений.
alt

Каждый месяц один из читателей Psychologies получает возможность пройти консультацию с психотерапевтом. Беседа записывается на диктофон: это дает возможность понять, что на самом деле происходит в кабинете психотерапевта. В этот раз на прием к Роберту Нойбургеру пришел Александр, 38 лет.

Александр: Я не женат, детей нет, на личную жизнь не жалуюсь, но мне трудно решиться на постоянные отношения. Я прожил восемь лет с одной девушкой, потом у меня были еще романы, но сейчас мне трудно взять на себя ответственность.

Роберт Нойбургер:  

У вас есть родители, братья и сестры?

Александр: Брат, младше меня на 4 года, и родители, которые развелись уже в старости, пять лет назад. Им по 72 года.
Р. Н.:  Они разъехались?
Александр:  Нет, они продолжают жить вместе, но отец хотел бы начать новую жизнь.
Р. Н.:  Есть с кем?
Александр:  Нет.
Р. Н.:  Вот как? Тогда я не совсем понимаю...
Александр:  Я думаю, они уже очень давно были не удовлетворены своей семейной жизнью. Они ждали все это время, чтобы развестись, а началось это, наверное, лет тридцать назад.
читайте также«Я – холостяк!»
Р. Н.:  Они сейчас общаются?
Александр:  Да, они живут бок о бок. К тому же у отца проблемы со здоровьем, поэтому мать ему помогает, делает покупки, например.
Р. Н.:  У нее тоже никого нет?
Александр:  Нет, это точно.
Р. Н.:  Вы знали о неладах между ними?
Александр:  Да. Когда мне было 20 лет, отец уже говорил мне, что они остаются вместе только ради нас, детей.
Р. Н.:  Вам было известно, в чем причина их разногласий?
Александр:  Не совсем. У обоих были большие проблемы с алкоголем, и они мало общались с нами. У нас не было семейного ядра, не было близости, открытости, даже между мной и братом. У нас с ним и сейчас очень отдаленные отношения. Он женат, у него двое детей, мы живем в одном городе, но совершенно не общаемся. Наверное, все, что произошло в нашей семье, способствовало отдалению.
Р. Н.:  Но это, наоборот, могло бы вас сплотить...
Александр: Могло бы, но мы не сблизились.
Р. Н.:  Случалось ли у вас в семье насилие?
Александр: Нет, никогда.
Р. Н.: Ваши родители пили вместе или отдельно?
Александр:  Отдельно. Папа много раз пытался вылечиться от этой пагубной привычки, но так никогда по-настоящему и не освободился от этого. А мама наоборот, ей помогли встречи в группе анонимных алкоголиков. Сейчас они оба на пенсии, а были чиновниками.
Р. Н.: А вы чем занимаетесь?
Александр:  Я директор по маркетингу и люблю свою работу. С этой стороны мне не на что жаловаться.
Р. Н.:  А ваш брат?
Александр: Он механик. Мы очень разные, и по характеру, и по вкусам...
читайте такжеЕсть ли смысл избегать одиночества?
Р. Н.:  Как вы сейчас поддерживаете отношения с родителями?
Александр:  Родители в конце концов как-то сами устроились. Еще три-четыре года назад отец очень зависел от нас, но в какой-то момент я сознательно отдалился, чтобы попробовать сосредоточиться на себе и построить свою жизнь. Все эти годы я устраивал чью-нибудь жизнь, а моя собственная оказалась отодвинута на задний план, поэтому сегодня я чувствую себя неудовлетворенным.
Р. Н.:  К вам чаще обращаются за помощью, чем к вашему брату?
Александр:  Да, потому что я могу дать хороший совет, а у брата ветер в голове.
Р. Н.: Сейчас он больше занимается родителями?
Александр:  Нет, но до того как он женился и родились дети, он их часто навещал.
Р. Н.: Когда вы перестали жить с родителями?
Александр:  Я ушел из дома в 23 года, чтобы поселиться с девушкой, с которой прожил восемь лет. Но она была моложе, и, думаю, ей хотелось чего-то другого. Это она ушла от меня.
Р. Н.:  А потом?
Александр:  У меня было еще два романа, каждый длился около года. В первом случае отношения прекратились из-за больших расстояний (мы жили в разных городах), а во втором… она упрекала меня в плохом настроении, я ее ‒ в отсутствии внимания... И последние три года у меня случаются только короткие связи с женщинами.
Р. Н.: Однако вы как раз такой мужчина, которого обычно ищут женщины, ‒ у вас есть любимая профессия, желание построить семью... Вы должны быть очень востребованы!
Александр: А вот и нет, в этом случае законы маркетинга не действуют! (Смеется.)
читайте также«Не могу добиться внутренней стабильности»
alt
Р. Н.:  Вам трудно проявлять доверие?
Александр: О нет. Я полностью свободен и умею выслушивать. Другое дело, что мне, может быть, просто не встречались хорошие женщины. Во всяком случае, у них часто были какие-нибудь проблемы.
Р. Н.:  Какого рода проблемы?
Александр:  Семейные... Или они сами не знают, чего хотят... Что это, мое подсознание? Желание поиграть в мать Терезу? Меня притягивают женщины такого типа.
Р. Н.:  То есть вы обычно играли роль спасителя в этих историях?
Александр: Я задавал себе этот вопрос ‒ не стараюсь ли я всегда решить проблемы других вместо своих собственных?
Р. Н.:  Как бы вы определили свое сегодняшнее беспокойство?
Александр: Я уже спрашивал себя, нет ли у меня страха перед серьезными отношениями, боязни взять на себя ответственность. Желание есть, но, может быть, меня грузит история моей семьи, я боюсь повторить ту же схему.
Р. Н.: Что касается родителей, я понимаю, но почему это вас настолько грузит, что влияет на ваши сложные отношения с братом?
Александр:  Они не сложные, они далекие. Я не испытываю потребности видеться с ним.
Р. Н.: Вы холостяк, родители чаще обращаются за помощью к вам, чем к брату?
Александр:  Да, в основном отец. Он часто звонит мне, чтобы сказать, что виделся с братом и все было очень хорошо.
Р. Н.: Это такой своеобразный скрытый упрек, да?
Александр:  Да, конечно. Я думаю, что мой брат, муж и отец двоих детей, во многом повторяет историю наших родителей.
Р. Н.:  Они часто создавали конкуренцию между вами?
Александр:  Да, но наоборот: они подчеркивали разницу между нами, говоря, что я достиг успеха, а брат нет, ‒ до тех пор, пока он не женился.
Р. Н.:  То есть вы долгое время были любимчиком, а теперь это место занял ваш брат, потому что у него есть дети.
Александр:  Да, что-то в этом роде.
Р. Н.:  А брат хотел, чтобы вы оставались любимчиком?
Александр:  Думаю, что да, хотя мы никогда об этом не говорили.
Р. Н.: Быть любимчиком ‒ это не подарок. Во-первых, это налагает большую ответственность. Во-вторых, приносит страдание, когда перестаешь им быть. Я говорю не только о том, что может ожидать вашего брата, но и о ваших отношениях с женщинами. Когда побываешь один раз любимчиком, то не понимаешь, почему в других, любовных отношениях тебя уже не предпочитают другим. В профессии вам удалось занять то же место, а вот в отношениях с другим полом уже не вышло. Пришлось бы их убеждать, что вы ‒ тот, кого надо любить больше всех... Мне кажется, вам трудно понимать женщин, да?
Александр: Конечно. Точно так же, как и им ‒ меня.
Р. Н.: Ну да, обычно такие вещи взаимны. Это в отношении соблазнения иначе, вас это сбило с толку. Если хотите, неплохо было бы пройти курс терапии, чтобы немного прояснить эти проблемы. И, может быть, вам стоило бы иногда посещать психотерапевта.

Три недели спустя

Александр:  

«Я хотел, чтобы этот сеанс стал первым обсуждением моей ситуации. Я получил некоторые ответы, хотя и не совсем те, что ожидал. По прошествии времени я чувствую себя более удовлетворенным, поскольку всплыли две проблемы, над которыми я до этого много размышлял: соперничество между мной и братом и моя «нехватка маркетинга» в отношениях с женщинами. Я не уверен, что пойду к психотерапевту, потому что надеюсь сам решить эти проблемы, размышляя над ними, и к тому же не хочу ломать свою скорее стабильную жизнь. Но во всех вариантах я многое узнал во время этого сеанса».

Робер Нойбургер:  

«Александр совершенно не осознавал важной роли своего прошлого, того страдания, которое ему причиняли родители-алкоголики, к тому же конфликтующие друг с другом. Он был вынужден играть роль, непосильную для любого человека в его возрасте, и защищать себя, укрываясь за ролью спасителя. Проблема в том, что он потерял свое место в пользу брата. Его растерянность видна невооруженным глазом. Теперь он должен ‒ и может ‒ сконцентрироваться на своем собственном будущем. Это обязательно будет сопряжено с периодом сомнений, поскольку у него напрочь отсутствует привычка заботиться о самом себе. Будет ли он вновь играть свою роль спасителя в отношениях с другими людьми, в особенности с женщинами, или же попытается следовать за своими желаниями, которыми он так долго был вынужден жертвовать?»

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • Liberika   
    154 недели назад

Очень интересно. Будет интересно прочитать продолжение беседы.
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Услышать сигналы тела и суметь их расшифроватьУслышать сигналы тела и суметь их расшифроватьБудет ли легкомыслием думать, что наше лицо, фигура, кожа, руки или форма ушей говорят нечто важное о нашем темпераменте, эмоциях или личной истории? Что мы можем узнать с помощью телесной психотерапии о нашем уникальном способе бытия в мире? Что знал Фрейд о языке симптомов и какую пользу работа с телом принесла нашей героине? К каким методам следует относиться с осторожностью и почему принципы психосоматики особенно эффективны при лечении детей? Краткий весенний курс взаимопонимания тела и души. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты