PSYCHOLOGIES №110

Нарративный подход: cоздать свою историю

Рассказывая о своей жизни, мы обращаем внимание на то, что кажется нам главным, оставляя многие эпизоды «за скобками». Но на встрече с нарративным консультантом выясняется, что именно эти детали помогают рассказать о себе новую историю – и стать другим, оставаясь при этом самим собой. О методе нарративной терапии рассказывает психотерапевт Екатерина Жорняк.
alt

Об авторе

Екатерина Жорняк – психолог, семейный психотерапевт, нарративный консультант. Член правления Общества семейных психотерапевтов и консультантов.

Мы рождаемся на свет, не имея о себе информации. Потом от окружающих узнаем свое имя и пол, достоинства и недостатки, шаг за шагом вместе с другими людьми создавая, «конструируя» себя. Создавать себя и значит писать историю своей жизни. А она продолжается, и разным событиям мы придаем уже определенный смысл: учитываем факты, которые совпадают с нашими сформированными представлениями о себе, и не замечаем другие. Мы словно стремимся к тому, чтобы все сюжетные линии нашей жизненной истории были между собой согласованы.

Андрея и Игоря задержал в автобусе контролер и взял с обоих штраф. Андрей мрачно задумался о том, что ему никогда и ни в чем не везло. Игорь же выглядел довольным: «Единственный контролер за целых три месяца!» Казалось бы, юноши попали в одинаковую ситуацию, но Андрей посчитал себя жертвой обстоятельств, а Игорь – победителем; смысл одного и того же события для них оказался разным. Игорь вырос в небогатой семье и в детстве много болел. Но потом выиграл международную стипендию, поступил в престижный вуз, и сегодня все считают его успешным человеком. Вспоминая детские болезни, одиночество и неудачи, Игорь говорит: «Я привык справляться с трудностями». Андрей в детстве тоже болел; бабушка часто называла его «нашим горюшком», мама – «бедным ребенком», папа – «недоразумением». В детском саду, школе мальчика тоже критиковали. Уже зная о себе много плохого, он запоминал негатив, потому что верил: это правда. Андрей тоже получил международную стипендию, но считает это случайностью на фоне предыдущей цепочки событий, которые он называет неудачами. В истории жизни Андрея, написанной им самим с помощью окружающих, все события свидетельствуют о том, что он – жертва. Но юноша мог бы перестать чувствовать себя неудачником, обратившись к нарративному терапевту и изменив собственное представление о себе.

alt

Переписать свою историю

Наша жизнь состоит из множества событий, но обычно мы обращаем внимание на те из них, которые подтверждают уже сконструированные нами истории – нарративные консультанты называют их «доминирующими». А эпизоды, которые противоречат им, мы считаем случайными.

У 13-летней Галины уже сложилась доминирующая история о том, что она стеснительная и замкнутая девочка. Она хорошо запомнила тот день, когда распределяли роли в школьном спектакле: Галя очень хотела играть в нем, но не решилась об этом сказать. За несколько месяцев до этого она подала заявку на участие в телевизионном конкурсе, а летом познакомилась с компанией ребят. Но этим эпизодам не было места в главной истории Гали о себе стеснительной, и девочка не обратила на них внимания.

читайте такжеНарративная терапия

Через несколько лет Галина рассказала нарративному консультанту о том, что у нее проблемы на работе и в личной жизни, а все потому, что она всегда была замкнутой. Консультант же, задавая вопросы, помог ей припомнить в деталях, наделить новым смыслом эпизоды, не вписывающиеся в привычную и уже не устраивающую девушку историю (на языке нарративного метода – «проблемно-насыщенную»). Привычный взгляд на себя «Я замкнутая и не умею общаться» сменился альтернативным «Я интересна другим людям, а они – мне».

Кому это нужно

Нарративный метод появился в начале 80-х годов прошлого века в Австралии; в России нарративные консультанты начали работать около пяти лет назад. Narrative в переводе с английского означает «рассказ», «повествование». Рассказать о своей жизни так или иначе способен каждый: к нарративному консультанту могут обратиться любой человек или группа людей, какими бы ни были их проблемы. Консультанты работают и с пациентами, которым поставлены психиатрические диагнозы, и с совсем маленькими детьми – при этом используются рисунки или игрушки. Нарративный подход активно применяется в семейной терапии – на сегодняшний день это ведущее направление в этой области.

Сочинение вместо диктанта

Историю своей жизни пишем мы сами, но есть те, кто постоянно учит нас ее писать: близкие и окружающие, на которых, в свою очередь, влияют общественные установки. Создатели нарративного подхода в психотерапии австралийские психологи Майкл Уайт и Дэвид Эпстон (Michael White, David Epston) использовали идеи французского философа Мишеля Фуко, обратившего внимание на то, что в разных сообществах в разное время представления людей о том, что «нормально», отличаются друг от друга. В каждом обществе существуют социальные институты (наука, церковь, совет старейшин), и во многом от них зависит, какое знание именно в этот момент станет доминирующим. Например: «каждый человек стремится к счастью» или «счастье нас может ждать только в загробной жизни»; «приличные люди должны трудиться» или «уважаемый человек – это тот, кто может себе позволить не работать»... Вслед за Фуко психологи предположили, что мы склонны легко соглашаться с доминирующими историями нашей культуры, считая, что они содержат истину о том, кто мы и какими нам следует быть. Это ограничивает нашу свободу выбора.

38-летняя Анна делает одну пластическую операцию за другой: любое «несовершенство» ее тела говорит Анне о ее «ненормальности». Женщина находится под влиянием популярных в современном обществе убеждений: «человек должен быть счастлив», «достичь счастья можно, лишь обладая красивым телом», а то, каким оно должно быть, объясняют средства массовой информации.

alt

В процессе беседы с нарративным консультантом становятся ясными социальные стереотипы, поддерживающие проблемную историю. После встречи с ним Анна сможет обсуждать их влияние на себя, решить, насколько они для нее полезны, и, возможно, обратиться к каким-то другим знаниям. В результате работы складочка жира будет означать для Анны то, что она выберет сама, например: «Я способна о себе позаботиться», «Я готова к материнству».

В ходе нарративной беседы меняется репертуар знаний, которые человек использует для интерпретации своего опыта, а следовательно, меняются сам опыт и доминирующая история. У нас есть бесконечный источник уже свершившегося опыта, мы можем привлечь его для того, чтобы измениться – перестать писать диктант и начать писать сочинение.

Отделить себя от проблемы

Когда мы слышим: «Ты эгоист!» – или говорим себе: «Как я невнимательна!», это звучит так, словно проблемы «эгоизм» или «невнимательность» являются нашей неотъемлемой частью. Мы начинаем считать себя «человеком с проблемами», и визит к психотерапевту становится грандиозным предприятием по изменению себя. Нам кажется, что терапия должна длиться долго и мучительно и может потребовать серьезных усилий.

Майкл Уайт и Дэвид Эпстон считают, что, разговаривая с человеком так, будто с ним что-то не в порядке, психотерапевты могут увеличивать его ощущение собственной «проблемности». Нарративные консультанты не беседуют с «проблемным человеком», а говорят с человеком о его проблеме. Во время встречи идет речь не об алкоголике, а об «алкоголизме», не о перфекционисте, а о «перфекционизме». Человек исследует, как проблема влияет на его жизнь, каковы его опыт и методы противостояния ей, как его планы и мечты отличаются от той схемы, которую готовит ему его проблема, – и таким образом отделяет себя от нее.

Этапы работы

Нарративные консультанты не считают себя экспертами в историях жизни других людей. Сам человек становится автором своей истории и экспертом в своей жизни; только он может решить, что для него предпочтительно. На приеме у нарративного консультанта не приходится мучительно меняться, трансформируя свое «я». Человеку помогают самостоятельно выбрать истории и события своей жизни, придать им смысл, чтобы «сконструировать» себя таким, каким хочется быть. Ход беседы может идти следующим образом (допустим, речь о семейных конфликтах).

  • Если бы вы захотели дать обсуждаемой нами проблеме имя, как бы вы ее назвали?
  • Можно ли описать, как вы живете, когда относительно свободны от проблемы?
  • В те моменты, когда ваши семейные отношения не замутнены, не омрачены проблемой, что можно вновь увидеть яснее? Что в эти свободные моменты вы знаете о себе и отношениях с другими людьми?
  • Что бы произошло, если бы члены вашей семьи объединились против проблемы, вместо того чтобы подчиняться ей?
  • Как эта проблема препятствует тому, чтобы вы доверяли друг другу?

Разговор с консультантом построен так, что человек начинает видеть альтернативу, понимает то, о чем раньше не задумывался, ощущает, что может быть другим, всегда может выбирать, как жить и кем быть.

Критерием эффективности в нарративной практике является решение самих людей, что они достигли своих целей. Поэтому в конце каждой встречи терапевт спрашивает, нужна ли людям следующая и через какое время, по их мнению, было бы полезно ее организовать. Иногда бывает достаточно одной беседы. Но чаще – от 3 до 10 встреч раз в неделю, 1-2 часа каждая. Стоимость одной встречи – от 50 до 100 у. е.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерОКТЯБРЬ 2017 №20138Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты