текст: Георгий Зверев 

Почему Юнг сегодня в моде

26 июля день рождения создателя аналитической психологии Карла Густава Юнга. Сто лет назад он заявил о своих разногласиях с Фрейдом и посвятил себя идеям, актуальным и в наши дни. Юнг предлагал искать смысл, слушать свою интуицию и исследовать иррациональное. Почему его идеи популярны сегодня?
Почему Юнг сегодня в моде

Недавний фильм Дэвида Кроненберга «Опасный метод» еще раз напомнил нам это имя – Карл Густав Юнг. И неслучайно: во всем мире растут тиражи книг по аналитической психологии, созданной Юнгом.

Слова «архетип» или «коллективное бессознательное», впервые предложены им, охотно использует политическая и даже глянцевая пресса. С другой стороны, любой специалист подтвердит: работы Юнга трудны для чтения, а идеи способны сбить с толку любого материалиста. Так в чем же сила их притяжения?

За пределами разума

Мысль Юнга сложна и многомерна: она простирается от психологии до духовных практик, странствуя через алхимию и астрологию, буддизм и каббалу, сюжеты Библии и сказок братьев Гримм.

В противоположность пессимизму Фрейда, по мысли которого человек обречен на вечный внутренний разлад, Юнг предлагает нам путь к гармонии. Тем самым он открывает простор для нашей сокровенной мечты – ускользнуть от жестких законов рассудка, правящих нашим приземленным миром, и ощутить силу духа как самую главную силу, которой мы обладаем. То, что предлагает Юнг, созвучно нашим желаниям. А поэтому есть смысл открыть его идеи для себя – или открыть заново.

Правда, для этого прежде всего нам предстоит оставить привычку верить лишь в то, что можно измерить и взвесить, и научиться доверять интуиции и воображению. Неподвластные разуму тайны – органичная часть юнгианского мира. Без связи с ними, как и без духовной пищи, Юнг не считал возможной полноценную жизнь.

Вот лишь одна характерная цитата – из его телеинтервью английскому журналисту Джону Фримену: «Душа не вполне подвластна пространству и времени. В снах и видениях можно видеть будущее. Только невежество отрицает эти факты».

Три «Я»

Наша личность в юнгианском представлении организуется вокруг трех элементов: эго и двух бессознательных. Эго – центр сознания, то, что позволяет каждому из нас оставаться собой и ощущать себя человеком. Личное бессознательное состоит из «забытых» тягостных воспоминаний и чувств, вытесненных из эго. Юнг соглашался с Фрейдом, что проблемы некоторых пациентов можно решить, работая только с личным бессознательным и помогая осознать фантазии, чувства, эмоции.

Но также он утверждал, что кроме индивидуального есть и коллективное бессознательное. Эта особая психическая реальность существует вне конкретного человека и задолго до нашего рождения. Она населена персонажами древнейших мифов и наиболее значимыми образами культуры человечества. Мы наследуем ее, приходя в этот мир.

Согласно юнгианской логике, если ребенку во сне протягивают яблоко, в душе его обязательно шевельнется на миг смутное воспоминание об утраченном рае – пусть даже никто еще не рассказывал ему историю Адама и Евы.

Даже протестные настроения последнего времени – не в последнюю очередь запрос на новые формы коллективности

Каким путем приходят в наше сознание эти образы? На этот вопрос нет рационального ответа. Но разве это может смутить тех, для кого душа – не фигура речи, а реальность?

«Юнг сильно опередил свое время, – размышляет юнгианский аналитик, сопредседатель Московской ассоциации аналитической психологии (МААП) Станислав Раевский, – и нам понять его проще, чем современникам. В каком-то смысле многие его идеи материализовались у нас на глазах. Так, интернет вполне можно считать коллективным сознанием, а может быть – и коллективным бессознательным наших дней: он перенасыщен сексуальностью, там много пугающих образов, и при этом он очень во многом влияет на нашу жизнь».

Фрейд говорил об индивидуальном бессознательном, и для его времени это было важно – западное общество как раз доросло до идей индивидуализма. Сегодня ситуация иная.

«Потребность в новых формах коллективности очень велика, – продолжает Станислав Раевский. – И чем глубже мы исследуем бессознательное, тем дальше уходим от отдельной личности. Русская ментальность общинна, и потому индивидуальные темы Фрейда не так ценны для нас, как коллективные темы Юнга. Даже протестные настроения последнего времени – не в последнюю очередь запрос на новые формы коллективности».

Почему Юнг сегодня в моде

Наследие человечества

Передаваемое из поколения в поколение коллективное бессознательное хранит все типичные реакции рода человеческого – страх, интуитивное предчувствие опасности или, например, любви. Это общие для всех людей эмоциональные реакции и стереотипы поведения, которые проявляются в виде архетипов.

Присутствуют архетипы и в структуре личности. Важнейшие из них – архетипы Персоны и Тени. Персона – наше публичное лицо, маска, которую мы «надеваем», подстраиваясь к ожиданиям окружающих и добиваясь того, чтобы быть понятым и принятым. А Тень – те черты нашей личности, которые мы не признаем из-за их неприемлемости. Ведь с точки зрения представлений о самих себе, ничего «дурного» в нашем внутреннем мире быть не должно. Но тень есть у каждого, и примирить человека с ней – одна из задач аналитической психологии.

Коллективное бессознательное включает в себя великое множество архетипов. Чаша Грааля и философский камень, жертвующие собой герои и спящие красавицы – классические примеры архетипов, которые формируют наше восприятие реальности и определяют, как утверждал Юнг, наше поведение.

Скажем, еще один классический архетип – Великая мать. Символ материнства есть абсолютно во всех мифологиях. Великая мать приходит к нам в снах или волшебных сказках: персонаж одновременно положительный и отрицательный, она воплощается в добрую фею, злую ведьму или великаншу-людоедку. Она – мать-защитница, но она же и мачеха, которая препятствует дочери в достижении ее собственной женственности.

Согласно Юнгу, вечный конфликт между матерью и дочерью, фантазм идеальной матери, упрямое нежелание понять, что реальная мать никогда не будет любить нас так, как мы надеемся, – все это объясняется присутствием в каждом из нас архетипа Великой матери.

Как Юнг стал Юнгом

В 1906 году, работая в клинике Цюриха, психиатр Карл Густав Юнг увлекается идеями Зигмунда Фрейда, с которым его будут связывать несколько лет сотрудничества и дружбы. Фрейд называет Юнга своим научным преемником, но позже Юнг отказывается от многих идей психоанализа и погружается в исследования мифов, историю цивилизаций и оккультных практик. Окончательный разрыв – и философский, и личный – происходит в 1912 году, после публикации книги «Символы трансформации».

В 1914 году Юнг покидает пост президента Международной психоаналитической ассоциации и создает новый метод психотерапии – аналитическую психологию. Однако психоанализ обязан ему своим базовым принципом: каждый аналитик, чтобы практиковать, должен сам пройти длительный личный анализ.

Другой пол внутри нас

Мы все бисексуальны, утверждал Юнг, по крайней мере, в психическом отношении. В любой женщине присутствует мужская часть – ее анимус, архетип мужского начала. И не только присутствует, но и развивается: все мужчины, оставляющие след в ее жизни, образуют элементы ее анимуса, мужского архетипа. Так же и мужчине приходится выстраивать отношения с женщиной в себе – со своей анимой, архетипом женского.

Без анимы и анимуса мы никогда не смогли бы представить, что значит быть влюбленными, уверял Юнг. Ведь влюбляясь, мы находим в другом человеке черты своей анимы или своего анимуса, то есть какую-то часть самих себя. А фантазмы слияния, толкающие к бесконечным поискам того, кто раз и навсегда нас дополнит и избавит от чувства неполноценности, свидетельствуют о неумении вести диалог со своей мужской или женской частью. Что и вынуждает искать ее во внешнем мире.

Почему Юнг сегодня в модеЗигмунд Фрейд (в первом ряду крайний слева) и его ученик Карл Густав Юнг (в первом ряду крайний справа) – на групповом снимке участников конференции психологов в Университете Кларка (США) в 1909 году.

В поисках смысла

Цель жизни состоит в том, чтобы перейти от эго, нашей «маленькой личности», к большому «Я». Юнг называл этот переход процессом индивидуации. Имеется в виду внутреннее движение, вектор развития, благодаря которому мы должны попытаться «достичь своей самости», реализовать свою уникальность. Этот процесс поиска гармонии, целостности, осмысленности – своего рода второе рождение человека.

Обычно индивидуация становится возможной после кризиса середины жизни, первая половина которой проходит под властью сверхактивного эго. Это нелегкий путь: нам предстоит выстроить гармоничные отношения со своей тенью, той частью, которой мы стыдимся, и персоной, нашим социальным образом, со своей анимой и своим анимусом.

Главная причина популярности Юнга сегодня – это понимание нужд личности, которые не исчерпываются рамками материального мира

Нам нужно перестать себе лгать и отвергать в себе то, что нас беспокоит. Осуществить все это целиком нам, разумеется, не удастся, но главное – все же попытаться.

«Может быть, главная причина популярности Юнга сегодня, – размышляет юнгианский аналитик Лев Хегай, – это понимание нужд личности, которые не исчерпываются рамками материального мира. К середине жизни наше эго формируется полностью, но удовлетворенными оказываются далеко не все потребности души.

Это конфликт между эго, которое связано с традициями общества, воспитанием, семьей, обстоятельствами жизни, – и вторым, более глубоким «Я» с присущими ему мечтами о нашей особой миссии, предназначении. А если говорить шире – конфликт между двумя уровнями человеческого бытия, очень актуальный сегодня».

Рецепт достойной жизни

Юнг предупреждает: мы далеки от ангельской безмятежности, и «жизнь под знаком полной гармонии», без всяких трудностей, была бы для нас «скучной и гнетущей», даже более того – «нечеловеческой». Путь индивидуации, который он предлагает, может проходить через работу над собой, анализ снов, медитацию, молитву, созерцание, размышления на бумаге. Вы скажете – мистика, идеализм, наивность? Для кого-то – возможно.

Но разве чистый рационализм делает нас намного счастливее? Дает ли он ответы на наши главные экзистенциальные вопросы: как приблизиться к счастью, преодолеть страдание, любить, быть любимыми, противостоять болезням, потерям, смерти? В 1946 году один из давних друзей спросил у Юнга: как необходимо поступать, чтобы достойно закончить свой жизненный путь? И Юнг ответил: «Жить собственной жизнью». Главное, жить – вот и все.

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты