psyhologies.ru
тесты
текст: Георгий Зверев 

Почему Юнг сегодня в моде

Искать смысл, слушать свою интуицию, исследовать иррациональное – сто лет назад создатель аналитической психологии Карл Густав Юнг заявил о своих разногласиях с Фрейдом и посвятил себя идеям, актуальным и в наши дни.
alt

Недавний фильм Дэвида Кроненберга «Опасный метод» еще раз напомнил нам это имя – Карл Густав Юнг. И неслучайно: во всем мире растут тиражи книг по аналитической психологии (созданной Юнгом); слова «архетип» или «коллективное бессознательное» (эти понятия также впервые предложены им) охотно использует политическая и даже глянцевая пресса... С другой стороны, любой специалист подтвердит: работы Юнга трудны для чтения, а идеи способны сбить с толку любого материалиста. Так в чем же сила их притяжения?

За пределами разума

Мысль Юнга сложна и многомерна: она простирается от психологии до духовных практик, странствуя через алхимию и астрологию, буддизм и каббалу, сюжеты Библии и сказок братьев Гримм. В противоположность пессимизму Фрейда, по мысли которого человек обречен на вечный внутренний разлад, Юнг предлагает нам путь к гармонии. И открывает тем самым простор для нашей сокровенной мечты – ускользнуть от жестких законов рассудка, правящих нашим приземленным миром, и ощутить силу духа как самую главную силу, которой мы обладаем. То, что предлагает Юнг, созвучно нашим желаниям. А поэтому есть смысл открыть его идеи для себя – или открыть заново.

Правда, для этого прежде всего нам предстоит оставить привычку верить лишь в то, что можно измерить и взвесить. И научиться доверять своей интуиции и воображению. Неподвластные разуму тайны – органичная часть юнгианского мира. Без связи с ними, как и без духовной пищи, Юнг не считал возможной полноценную жизнь. Вот лишь одна характерная цитата – из его телеинтервью английскому журналисту Джону Фримену (John Freeman): «Душа не вполне подвластна пространству и времени. В снах и видениях можно видеть будущее. Только невежество отрицает эти факты»*.

Три «Я»

Наша личность в юнгианском представлении организуется вокруг трех элементов: эго и двух бессознательных. Эго – центр сознания, то, что позволяет каждому из нас оставаться собой и ощущать себя человеком. Личное бессознательное состоит из «забытых» тягостных воспоминаний и чувств, вытесненных из эго. Юнг соглашался с Фрейдом, что проблемы некоторых пациентов можно решить, работая только с личным бессознательным и помогая осознать фантазии, чувства, эмоции. Но также он утверждал, что кроме индивидуального есть и коллективное бессознательное**. Эта особая психическая реальность существует вне конкретного человека и задолго до нашего рождения. Она населена персонажами древнейших мифов и наиболее значимыми образами культуры человечества. Мы наследуем ее, приходя в этот мир. Согласно юнгианской логике, если ребенку во сне протягивают яблоко, в душе его обязательно шевельнется на миг смутное воспоминание об утраченном рае – пусть даже никто еще не рассказывал ему историю Адама и Евы.

Каким путем приходят в наше сознание эти образы? На этот вопрос нет рационального ответа. Но разве это может смутить тех, для кого душа – не фигура речи, а реальность?

«Юнг сильно опередил свое время, – размышляет юнгианский аналитик, сопредседатель Московской ассоциации аналитической психологии (МААП) Станислав Раевский, – и нам понять его проще, чем современникам. В каком-то смысле многие его идеи материализовались у нас на глазах. Так, интернет вполне можно считать коллективным сознанием, а может быть – и коллективным бессознательным наших дней: он перенасыщен сексуальностью, там много пугающих образов, и при этом он очень во многом влияет на нашу жизнь».

Фрейд говорил об индивидуальном бессознательном, и для его времени это было важно – западное общество как раз доросло до идей индивидуализма. Сегодня ситуация иная. «Потребность в новых формах коллективности очень велика, – продолжает Станислав Раевский. – И чем глубже мы исследуем бессознательное, тем дальше уходим от отдельной личности. Русская ментальность общинна, и потому индивидуальные темы Фрейда не так ценны для нас, как коллективные темы Юнга. Даже протестные настроения последнего времени – не в последнюю очередь запрос на новые формы коллективности».

Наследие человечества

Передаваемое из поколения в поколение коллективное бессознательное – хранилище всех типических реакций рода человеческого (страха, интуитивного предчувствия опасности или, например, любви). Это общие для всех людей эмоциональные реакции и стереотипы поведения, которые проявляются в виде архетипов (см. «Об этом»). Присутствуют архетипы и в структуре личности. Важнейшие из них – архетипы персоны и тени. Персона – наше публичное лицо, маска, которую мы «надеваем», подстраиваясь к ожиданиям окружающих и добиваясь того, чтобы быть понятым и принятым. А тень – те черты нашей личности, которые мы не признаем из-за их неприемлемости. Ведь с точки зрения представлений о самих себе, ничего «дурного» в нашем внутреннем мире быть не должно. Но тень есть у каждого, и примирить человека с ней – одна из задач аналитической психологии.

Коллективное бессознательное включает в себя великое множество архетипов. Чаша Грааля и философский камень, жертвующие собой герои и спящие красавицы – классические примеры архетипов, которые формируют наше восприятие реальности и определяют, как утверждал Юнг, наше поведение. Скажем, еще один классический архетип – великая мать. Символ материнства есть абсолютно во всех мифологиях. Великая мать приходит к нам в снах или волшебных сказках: персонаж одновременно положительный и отрицательный, она воплощается в добрую фею, злую ведьму или великаншу-людоедку. Она – мать-защитница, но она же и мачеха, которая препятствует дочери в достижении ее собственной женственности. Согласно Юнгу, вечный конфликт между матерью и дочерью, фантазм идеальной матери, упрямое нежелание понять, что реальная мать никогда не будет любить нас так, как мы надеемся, – все это объясняется присутствием в каждом из нас архетипа великой матери.

Как Юнг стал Юнгом

В 1906 году, работая в клинике Цюриха (Швейцария), психиатр Карл Густав Юнг (1875–1961) увлекается идеями Зигмунда Фрейда, с которым его будут связывать несколько лет сотрудничества и дружбы. Фрейд называет Юнга своим научным преемником, но позже Юнг отказывается от многих идей психоанализа и погружается в исследования мифов, историю цивилизаций и оккультных практик. Окончательный разрыв – и философский, и личный – происходит в 1912 году, после публикации книги «Символы трансформации»*. В 1914 году Юнг покидает пост президента Международной психоаналитической ассоциации и создает новый метод психотерапии – аналитическую психологию. Однако психоанализ обязан ему своим базовым принципом: каждый аналитик, чтобы практиковать, должен сам пройти длительный личный анализ..

* К. Юнг «Символы трансформации» (АСТ, Мидгард, 2008).

Источник фотографий: GETTY IMAGES/FOTOBANK
  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье