psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Елена Шевченко 

Чего мы ждем от школы?

Учителям и родителям нужно слушать друг друга, действовать заодно, сотрудничать – с этим согласны все участники нашей дискуссии. Мы ждем, что учителя будут чутки, внимательны и справедливы, а педагоги считают, что ребенка воспитывают прежде всего родители. Хотя и не только...
Анна Попова, 50 лет, учитель подготовительного класса в Пироговской школе.Анна Попова, 50 лет, учитель подготовительного класса в Пироговской школе.
Psychologies:  Чего ждут родители, отдавая ребенка в школу?
Анна:  

Ожидания очень разные. Амбициозным важно, чтобы ребенок учился в престижной школе – и знания получил, и не стыдно было сказать, где он учится. Обычно такие родители хотят, чтобы у ребенка получилось то, что не получилось у них самих. Другие ставят целью во что бы то ни стало дать лучшее образование. Готов ли он идти в школу, может ли учиться по продвинутым программам – не так важно. Главное – образование. Любыми способами. И в смысле воспитания у них огромный запрос: «Мы вам его отдали, а вы его воспитывайте, вас же этому учили?» Есть немало тех, кому важно, чтобы в школе (особенно начальной) ребенку было хорошо и спокойно. Часто это те, кто сам чувствовал себя неуютно в школе, или те, кто видит, что у ребенка есть трудности: он застенчив или, наоборот, гиперактивен… Им не хочется, чтобы на этом акцентировали внимание. Наконец, некоторые родители не могут или не хотят выбирать школу в силу самых разных причин и отправляют ребенка в ближайшую. Их принцип: как будет, так и будет.

«ПРАВИЛА ИЗВЕСТНЫ ЗАРАНЕЕ: Я ПРЕДУПРЕЖДАЮ РОДИТЕЛЕЙ, ЧТО НЕКОТОРЫЕ ВЕЩИ Я ДЕТЯМ ДЕЛАТЬ ЗАПРЕЩАЮ» АННА

Алексей: 

Скажу еще об одном типе родителей, которого раньше не было. Старая советская школа четко указывала мамам-папам их место: сдавать деньги, помогать водить маленьких в цирк и приходить, когда вызывают, чтобы получить выговор. Что, конечно, было неправильно. Но сегодня все больше родителей, которые строят свои отношения со школой по модели потребления: «Я – потребитель, школа – поставщик образовательных услуг. Вот перечень услуг, которые вы мне предоставляете, и мне будет удобно, если вы (школа, учитель) будете отчитываться по электронной почте. Если же услуги будут не должного качества, я оставляю за собой право обратиться куда следует». Что выгодно отличает нынешнюю ситуацию от советской, так это возможность выбрать школу, по крайней мере в больших городах. Видя, что ребенку некомфортно, родители могут начать воевать, а могут забрать его и отдать туда, где ему будет хорошо.

Как вы поступаете, если родители не согласны с вашим решением, требованием, наказанием?..
Анна:  

Я предпочитаю, чтобы правила были известны заранее. На первом родительском собрании (мы проводим его за полгода до начала занятий) я предупреждаю родителей, что есть вещи, которые я делать не разрешаю. Например, я не разрешаю драться. Если мне возразят, что мальчик должен уметь за себя постоять, я сразу говорю, что в этом месте у нас будет нестыковка. Еще я не разрешаю обижать и дразнить друг друга… Если такое случится, я начну делать замечания, и делать их строго. И ни на какие уступки родителям не пойду, все равно буду запрещать.

Алексей:  

Я согласен, правила помогают, но бывает, что в момент, когда их объявляют, все согласны, а потом, когда дело дойдет до конкретного синяка под конкретным глазом, родители станут интерпретировать ситуацию в пользу своего ребенка.

А что вам помогает наладить
Алексей:  

В прошлом году я впервые взял классное руководство над пятым классом и осенью встречался со всеми родителями, поговорил с ними один на один. В первую очередь я хотел, чтобы они рассказали мне о ребенке: каким они его видят. Благодаря этим встречам я многое понял, не столько о детях, сколько о родителях.

Хотят ли родители, чтобы вы воспитывали учеников?
Алексей: 

Я никогда не слышал: «Вы параграф выучите с моим ребенком, а в воспитание не вмешивайтесь». С другой стороны, все хотят, чтобы мы воспитывали – но что именно? В прошлом году дети писали ЕГЭ по русскому. Мы просили их не приносить шпаргалок. При этом в аудитории, где проходил экзамен (в другой школе, и дети там были не только наши), все пользовались чем хотели, разве что учителей не просили выйти в интернет. Назавтра пришла мама, возмущаясь: «Теперь из-за вашей честности они получат меньше баллов, чем те, кто списывал». Эта мама хочет, чтобы мы воспитывали ее ребенка? Хочет. Но к практическим последствиям не готова.

Вопрос родителям: что вы чувствуете, когда ваши дети идут в школу?
Ольга: 

В прошлом году наш старший сын перешел в пятый класс. Мы терпеливо ждали, пока пройдут первые сложные месяцы, он привыкнет и увлечется каким-нибудь новым предметом – чтобы ему самому было интересно, чтобы не было такой бесконечной череды будней: пришел в школу, отсидел, пришел домой, сделал уроки, на следующий день то же самое... Но вот чего я точно не ожидала – что все учителя на собраниях в один голос будут восклицать: «Ваши дети просто ужасно себя ведут, никак не могут адаптироваться к средней школе! Сделайте с ними что-нибудь!» Я пробовала поговорить с классным руководителем, но все происходит так быстро, ни на что нет времени у преподавателя: подумать, обсудить, что делать.

«ОТ УЧИТЕЛЕЙ Я ЖДУ СОВСЕМ НЕМНОГО: УЧИТЫВАТЬ, ХОТЯ БЫ ЧУТЬ-ЧУТЬ, ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ МОЕГО РЕБЕНКА» НАТАЛЬЯ

Наталья: 

На мой взгляд, родители свое изначальное отношение к школе непроизвольно передают ребенку. Мне всегда хотелось, чтобы дети воспринимали школу как большой и увлекательный мир, где есть все – друзья, педагоги, учеба, человеческие отношения. А от учителей я жду совсем немного: учитывать, хотя бы чуть-чуть, индивидуальность ребенка. По моим ощущениям, сейчас учителя стали черствее, и их равнодушие иногда обесценивает старания детей. Был случай, когда детям дали творческое задание, они старались, делали, родителей привлекли, но преподаватель его даже не проверил! Еще мне хочется, чтобы ребенку ставили то, что он заслужил: иногда учителю легче и выгоднее поставить незаслуженную четверку вместо заслуженной тройки… И не оставляли бы без внимания усилия заштатного троечника, для которого приличный результат – почти подвиг.

Ольга: 

Однажды сын получил двойку, мы выяснили, за что, он переделал задание, но двойка-то осталась. Я посоветовала ему подойти к учителю и спросить, как можно исправить оценку. И знаете, что она ответила? – «Никак».

Алексей: 

У нас в стране на 90 млн работающих граждан приходится 1,2 млн учителей – это самая массовая профессия. И в ней огромное количество тех, кому в школе по большому счету делать нечего. То, о чем вы говорите, – это принципиальный порок не школы, а нашего чиновничьего государства, которое толкает на то, чтобы проводить показательные мероприятия, для галочки. Если сегодня учитель занимается индивидуальной работой с ребенком, понимая, что нигде это баллов ему не прибавит, то это уникальный учитель, замечательный, он на своем месте.

«В ВОПРОСАХ ВОСПИТАНИЯ ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ВСЕГДА ДОЛЖНО ОСТАВАТЬСЯ ЗА РОДИТЕЛЯМИ» АЛЕКСЕЙ

Как вы поступаете, если учитель не прав?
Наталья: 

У меня была такая ситуация с дочкой. Она застенчивая девочка, не всегда встанет и скажет, даже если знает ответ. И сама никогда не пойдет ничего выяснять. Но тут я увидела, что учительница исправила в ее тетради правильно написанное слово на неправильное. Я не стала давать никаких характеристик учителю, но попробовала объяснить, как такое могло произойти. Если ребенок может отстоять свою позицию, грамотно, спокойно, то лучше это сделать. Но преподаватель не признала свою ошибку и оставила все как есть. Тогда мне пришлось сказать дочери, что она все сделала правильно, а учительница, видимо, была чем-то занята и не смогла разобраться.

Алексей: 

Да, к сожалению, очень немногие из нас способны признать, что допустили ошибку...

Ольга: 

Однажды, когда я увидела в журнале несколько двоек подряд, я не сдержалась и спросила, откуда они. На что учительница мне ответила, что мальчик односложно отвечает на вопросы, не умеет рассуждать и анализировать. Мне кажется, она могла бы остановиться на второй двойке и обсудить с нами эту историю: позвонить, написать в дневнике… Она ведь знала, что он недавно переехал, у него новая семья (я его приемная мама), он стесняется при всех выражать свои мысли. Мне было бы важно, чтобы его понимали, слушали, были к нему бережны.

Должен ли учитель вникать в тонкости семейных обстоятельств?
Анна: 

Конечно! Именно для этого я приглашаю родителей «пошушукаться» – рассказать про особенности ребенка, про здоровье, сообщить вещи, которые могут повлиять на его поведение. Или если происходит что-то серьезное – например, умерла собака. Конечно, мне нужно об этом знать, я должна быть готова к любой ситуации.

Алексей:  

Обычно дети мне сами обо всем говорят. Иногда задним числом. Или друг про друга рассказывают, так им проще.

Как вы понимаете сотрудничество между учителями и родителями?
Алексей: 

Мы соучастники процесса воспитания и обучения детей. В вопросах воспитания последнее слово остается за родителями: я никогда не буду настаивать на чем-то, если это идет вразрез с мнением мамы или папы. А обучением должны заниматься учителя; если родители нам помогают, это замечательно. Любая ситуация разрешима, если есть понимание, что мы действуем вместе. Ребенок – третья сторона этого процесса. У нас как у соучастников есть и права, и обязанности. Но на бумаге это не зафиксировано. Школа – тонкое дело, как театр. Представьте: на спектакле вам вместо программки вручают листок с правами зрителя... В школе тоже все нельзя расписать. Сотрудничать в сложной ситуации непросто. Как это выглядит? Я как учитель или я как родитель могу не идти на конфронтацию, а отстраниться, остыть и подумать: может, все не совсем так, как мне кажется...

Почему сотрудничать трудно?
Алексей: 

Потому что люди разные. А двоим родителям разве легко сотрудничать, воспитывая ребенка?

Анна:  

Из-за гордыни. У женщин она часто сосредоточена на детях. Послушайте, как они говорят: «Мой (моя) должен быть лучше всех», «Он должен играть на фортепиано, скрипке, должен получать пятерки», «Ему еще два года, а он уже знает буквы», «А у меня школу закончил в 16 лет». Матери гордятся своими детьми, и, в общем-то, им есть чем гордиться. Но они не готовы сотрудничать, потому что никого вокруг себя не слышат. В этом году я умоляла одну маму не отдавать сына в школу, он и пяти минут на месте усидеть не мог. Я говорила, что он своего еще не отыграл, что его нервная система не готова к нагрузкам… В ответ я услышала: «Что он, так и будет до десятого класса в игрушки играть?» Какое сотрудничество я могла ей предложить?

Вам важно, чтобы вас уважали?
Анна: 

Мне нет. Мой отец всегда считал, что учителя надо уважать, учитель всегда прав. А я ему говорю: трудно уважать того, кто тебя унижает. Учительница может быть хорошей матерью или женой, но когда она кричит на ребенка или стучит кулаком, ее надо простить, быть к ней снисходительным. Важно помочь детям увидеть в учителе человека. Такого, какой он есть. Вовремя рассказать им, что каждый может ошибиться, поступить плохо – и я, и ты, дружок, тоже.

Алексей: 

Профессия учителя была несколько переоценена. По объективным причинам. Для многих в 1950-е, допустим, годы учитель был единственным источником знаний. Люди жили в бараках, книжек дома не было, родители имели три класса образования... Сейчас у нас есть другие источники информации, есть возможность сравнивать. Выяснилось, что педагоги – обычные люди, сами зачастую малообразованные, замотанные, слабые... Так что нельзя воспитывать в ребенке культ учителя! «Слово учителя – закон» – нет, это не так. Но родители, которые демонстрируют свое неуважение к учителям, просто дурно воспитаны.

Детям, особенно в старших классах, важно, чтобы учитель не только учил, но и разговаривал по душам...
Алексей: 

У нас на выпускном дети в этом году говорили: «Спасибо не только за ваши уроки, но и за наши разговоры на этих уроках про важное. За чай после уроков. За поездки. За походы». После того как очередной ребенок очередному учителю такое выдал, я директору говорю: «Вообще-то пора закрывать нашу контору. Физика благодарят за разговоры о лирике. Лирика – за разговоры о физике.Никто же не работает!»

Анна: 

Они все в итоге всему выучатся. А вот по душам и по-братски – это очень важно.

Алексей: 

Хорошо вам говорить – в начальной-то школе!..

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Алексей говорит, что "У нас как у соучастников есть и права, и обязанности. Но на бумаге это не зафиксировано". Но сейчас любая школа заключает с родителями договор, т.е. фиксирует права и обязанности на бумаге, таким образом родители сами подписывают юридически оформленный документ со школой и имеют все основания отстаивать права ребенка в ходе образовательного процесса.
Psy like0

ПО новому стандарту образования учитель не должен ничего выдавать ни родителям ни детям в виде продукта. Он должен научить ребенка находить информацию. Поэтому нет и не может быть никакой модели родителя, который бы требовал от школы исполнения услуг.
Psy like0

Это самая распространенная ситуация: сын получил двойку, мы выяснили, за что, он переделал задание, но двойка-то осталась. Я посоветовала ему подойти к учителю и спросить, как можно исправить оценку. И знаете, что она ответила? – «Никак». И понятно, что в таком случае учитель совершенно обесценивает усилия ученика.
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Принять свое несовершенствоПринять свое несовершенствоПринятие себя требует серьезной внутренней работы. Одним удается спокойно относиться к своим недостаткам, другие пытаются держать все под контролем. Чтобы достичь внутреннего равновесия, необходимо перестать спасаться бегством и решиться заглянуть в себя. Как мы устроены? Чего боимся? Что мешает быть собой? Ответы помогут вспомнить о талантах, нереализованных амбициях, признать свою красоту и начать заботиться о себе. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты