psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Елена Шевченко 

Юлия Гиппенрейтер: «Дети будут нам доверять, если мы будем вести себя благородно»

Нам пишут, нам звонят, нам задают вопросы. Больше всего читателей занимает тема «Как общаться с ребенком?». И мы знаем, кто может унять волнения: Юлия Гиппенрейтер, психолог, автор бестселлера «Общаться с ребенком. Как?». Ее ответы на ваши вопросы.
Юлия Гиппенрейтер, психологЮлия Гиппенрейтер, психолог
«Дочери семь, сыну десять. У меня были очень жесткие родители, и я не хочу так же общаться со своими детьми. Пытаюсь с ними договориться, но и это невыносимо – мы постоянно торгуемся».
Юлия Гиппенрейтер:  

Автор письма хочет отказаться от модели, которую использовали ее родители. Она так настрадалась от них, что наверняка очень сильно ушла в другую сторону, потеряв позицию авторитета. Авторитарность и авторитетность – разные вещи. Она перестала быть для детей авторитетом, то есть человеком, слова и чувства которого уважают, почитают, принимают, к кому прислушиваются.

Общаться с ребенком – значит приучать его к правилам. Как организовать быт, распределить домашние обязанности, научить гигиене, – в семье должен быть целый список непререкаемых правил. Если вы ведете бесконечные переговоры, повторяя одно и то же, – значит, время уже упущено или у вас не очень получается следовать золотому принципу: «Если что-то не работает, сделай по-другому».

С другой стороны, общаться с ребенком – это значит выстраивать с ним гармоничные отношения. В первую очередь необходимо позаботиться о том, чтобы они были дружескими. У родителей, особенно авторитарных, вообще нет в сознании этого действия – пойти навстречу ребенку, прислушаться к его потребностям, трудностям, учесть его состояние, уступить, особенно в сакральном вопросе «А можно я сегодня не пойду в школу?». Но как только родитель проявляет чувствительность к ребенку, предварительно взвешивает, нужно ли сейчас настаивать, требовать или прислушаться к его просьбе что-то сделать, куда-то пойти (с чем вообще-то он не очень согласен), все меняется. Если же ваш принцип: «Я сказала – и все», тогда никакой дружбы не получится, нет доброжелательности. Важно слушать, учитывать, иногда уступать, а главное – вести с ребенком беседу так, чтобы он доверительно сообщал вам, что у него за душой. Есть масса ситуаций: учительница отругала, влепила двойку, контрольная была – если он все это вам расскажет, у вас появится шанс ему помочь. И тогда вы получите сразу два бонуса: во-первых, поможете, а во-вторых, у вас наладятся отношения.

читайте такжеЮлия Гиппенрейтер: «Продолжаем общаться с ребенком. Так?»

Общаться с ребенком важно в позитивном ключе. Еще, безусловно, необходимо учитывать «зону ближайшего развития»: если ему трудно одному что-то сделать, вы делаете это вместе. В первой книге (здесь и далее: «Общаться с ребенком. Как?» (АСТ, 2013). – Прим. ред.) я уделяю этому «давай вместе» много времени. Вы распределяете обязанности, он видит, что вы помогаете, вместе вы делаете все быстрее, и у него не появляется оскомины от того, что опять беспорядок, а он один не может с этим справиться.

Вникая в нужды детей, важно не жертвовать своим положением, своей позицией, точкой зрения. В семье есть непреложные запреты, их не нарушают ни дети, ни взрослые. Примеры. «Никакой грубости в семье» – естественно, вы не демонстрируете ее сами. «Есть только за столом» – если ребенок не хочет есть, пусть не ест, но и не хватает куски. «Дети ложатся спать в 10 вечера» – 5–10 минут возможны, но если раскачка идет в два часа, простите, вы сами виноваты. Конечно, бывают исключения. Если папа месяц отсутствовал дома и приедет только в 11, можно и задержаться. Или на Новый год. Почему бы не разрешить встретить его детям 7–8 лет? Это такие случаи, когда мы слышим ребенка и уступаем, и такие нарушения правил никого не избалуют, не нарушат обычного режима. Почему родители, особенно жесткие, боятся уступить? Они считают, что ребенок сразу же возьмет это в привычку. Хотя на самом деле просто нужен разговор: «Тебе не хочется идти спать, наверное, есть причины, давай разберемся; вообще-то, в школу полагается ходить каждый день, я могу уступить, но это исключение из правил…» Позитивный настрой – обязателен.

Чтобы уступать и слушать, нужно знать, когда, в чем и как. Это похоже на то, как рыбак вытаскивает рыбу на спиннинге. Рыба клюнула, причем большая рыба, – если дернуть очень сильно, она может сорваться с крючка (если мы «дернем» ребенка, он сорвется с крючка и перестанет слушаться). Процесс вылавливания происходит постепенно, чередуется два разных маневра – отпускаем, подтягиваем, отпускаем, подтягиваем… И это долгосрочное воспитание, не на один день.

читайте такжеЮлия Гиппенрейтер: «Следовать за ребенком и помогать ему расти»
  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье