psyhologies.ru
тесты
текст: Ирина Грац 

Надо ли нам сводить счеты с родителями?

Лучше высказать все как есть, рискуя ранить родителей, или вновь промолчать, так и оставив проблему нерешенной? Советы специалистов, которые помогут сделать так, чтобы семейная встреча не превратилась в семейный кошмар.
alt

С приближением зимних торжеств мы готовим подарки, вспоминаем рецепты праздничных блюд… Но некоторые из нас чувствуют, как внутри нарастает тревога. Кто-то боится, что встреча с близкими воскресит прошлые обиды, напомнит, что нас не любили или, наоборот, подавляли своей любовью. Что дадут о себе знать ревность или разочарование, досада на то, что нас не ценят, или протест против слишком больших надежд, которые на нас возлагают… Огорчения нашего детства словно оживают в эти дни, порой пробуждая желание высказать то, что лежит у нас на сердце, что нас тяготит. «Я сорвался в Новый год, – вспоминает 33-летний Степан. – Мама твердила, какие хорошенькие дочки у моего брата, – она просто завалила их подарками. А у меня ни жены, ни детей... ничего кроме работы. Весь вечер я терпел, а когда перевалило за полночь, взял да и выложил им все! Сказал отцу с матерью, что они всегда любили брата, а меня считали неудачником и что на самом деле я потому и стал неудачником, что они меня никогда не любили… Никто ничего не понял, мать до утра плакала, я извинился... и больше мы к этому не возвращались. С тех пор прошло семь лет, но все наши боятся Нового года. Сегодня я думаю, что лучше бы промолчал. И все пытаюсь понять: почему так произошло, есть ли у меня какое-то оправдание?» Новый год – самый семейный и «детский» из всех праздников, и вольно или невольно в эти дни мы возвращаемся к своим ранним переживаниям. «В праздники нам хочется чуда, даже если мы не отдаем себе в этом отчета, – говорит гештальт-терапевт Марина Баскакова. – Мы не только надеемся получить подарки, но и ждем, что нас будут любить… может быть, немножко больше, чем обычно.

Хотя, рассуждая рационально, если этого чувства нет в течение года, откуда ему взяться в праздничные дни? Мы нуждаемся в тепле и понимании – и бываем горько разочарованы, не встретив их». Причина нашего отчаяния – в наших родителях, так кажется в этот момент. И порой возникает желание бросить им все это в лицо и расквитаться раз и навсегда!

Детские чувства возвращаются

Если обиды оживают в нас на семейных праздниках, это происходит оттого, что в другое время мы заглушаем в себе страдающего ребенка, которым были когда-то. Мы уже выросли, многие сами стали родителями… И вдруг словно проваливаемся в детство, нас захлестывают эмоции, с которыми мы едва справляемся. Значит, детские обиды все еще влияют на нас. «Взрослея, мы отделяемся от родителей и душевно, и физически, – говорит семейный психотерапевт Инна Хамитова. – Подростки начинают проводить больше времени вне дома, а дома закрываются в комнате, часами сидят за компьютером. Если и остаются неизжитые обиды, неразрешенные конфликты, мы переключаем внимание, загружаем себя другими делами и новыми интересами (получить профессию, создать семью). Но душевные раны не зарастают сами по себе. Позже их подпитывают несбывшиеся мечты и неудовлетворенность своей жизнью». И однажды мы срываемся и говорим родителям обидные слова. Но так как мы еще не освободились от переполняющих нас чувств и плохо владеем собой, родители оказываются в более сильной психологической позиции: им легче нажать на болевые точки и указать нам на наше место. И тогда мы снова ощущаем себя прежним одиноким ребенком.

Вы испытываете сложные чувства к родителям и хотели бы с ними помириться? Читайте о том, как сделать «Cемь шагов к прощению».

Личная история

Нина, 53 года, мать Антона, 31 год, рассказывает о своих отношениях с сыном.

«Я воспитывала сына одна, с мужем развелась через год после его рождения. Встречалась с мужчинами: для меня было важно попрежнему чувствовать себя женщиной, я не хотела быть только матерью и домработницей. Антон знал всех моих мужчин. Его собственный отец начал им интересоваться, лишь когда ему исполнилось 11 лет. И тут наступил подростковый возраст. Это было ужасно: мы ссорились ежедневно. В 16 лет он переехал к отцу: мы больше не могли вытерпеть друг друга. Этот переезд я восприняла даже с облегчением. Хотя наши отношения продолжали портиться все больше. В 24 года он стал отцом и тогда впервые обвинил меня в том, что я его не любила, никогда им не занималась... А я делала все, что могла, так, как у меня получалось! Да, это правда, мне трудно быть заботливой и нежной. Мне вообще было трудно жить. Но он не желает это понять и каждый раз на меня нападает. Я не могу вести себя с ним естественно, как мать и бабушка. Мне неприятно видеть сына и его семью».

Страдание, о котором трудно рассказать

Злоба, гнев, а иногда и ненависть – эти чувства впервые возникают во время детских конфликтов со старшими. Несправедливая пощечина, унизительные прозвища, семейные любимчики, которых нам всегда ставили в пример, раздражение, с которым говорили друг с другом в семье… Даже в зрелые годы воспоминания об этом могут продолжать питать нашу обиду. Мы не умеем простить родителей за то, что они были не на высоте, что ранили нас, что их не было рядом с нами в трудную минуту… И внутренне продолжаем враждовать с ними. «Если мы испытываем потребность свести счеты с родителями, значит, в нас живо острое чувство, что нам задолжали, – поясняет семейный терапевт Серж Эфез (Serge Hefez). – И это ощущение все больше усиливается в современной семье. Многие десятилетия семья была инструментом для передачи ценностей и норм, необходимых для успешной жизни в обществе. А любовь – лишь дополнительным «бонусом». Сегодня общепризнано: роль семьи в том, чтобы нас любили и научили любить». И это одна из причин, почему нас охватывает чувство, что нам «недодали» любви, – особенно если его питает горечь наших детских обид. Мы высказываем их... и встречаем непонимание: «Ты все выдумываешь», «Спроси у сестры и увидишь, что все это неправда!». Пытаясь найти исцеление, мы только усиливаем боль, получая еще одно подтверждение: нас не слышат, не любят! «Это может быть и не так, – возражает Инна Хамитова. – Уже само наше стремление высказаться свидетельствует о том, что между нами и родителями существует глубинная связь. Но под наплывом чувств мы не замечаем, как наш тон становится обвиняющим. Родители нередко отвечают не столько на смысл сказанного нами, сколько на наши интонации. Бессознательно они защищаются от нас, ведь то, что мы говорим, обесценивает их жизнь». Порой родители все отрицают: им невыносимо слышать от своего повзрослевшего ребенка, что они его не любили в детстве, в то время как они убеждены, что делали все как можно лучше. Другие могут настаивать, что имели право поступать так, как поступали, а ребенок не имеет права судить их и «чувствует неправильно». «Отделение – это двусторонний процесс, – подчеркивает Инна Хамитова. – Когда дети взрослеют, родителям тоже приходится осваиваться с новой ситуацией. Они могут быть не готовы к расставанию, потому что их страшит пустота, которая образуется в жизни». Чтобы спокойно и с пониманием выслушать своих взрослых детей, родителям требуется пройти непростой путь. Нужно расстаться с тем малышом, для которого они были учителями и наставниками, и заново встретиться со взрослым человеком, чьи ценности, привычки и жизнь могут заметно отличаться от того, чего они для него хотели. Не все успевают проделать эту внутреннюю работу. Вот они и продолжают «лезть не в свое дело», «доставать телефонными звонками», «критиковать» или «диктовать свои правила». Но если и взрослые дети в ответ ведут себя как младенцы, кричат и плачут, то тем самым они поддерживают отношения неравенства и свою «детскую» роль.

Об этом

«Родители и взрослые дети» Наталья Манухина«...Оценки «правильно/ неправильно» действий наших родителей появились значительно позже, чем они были ими совершены... Откуда у нас взялось это знание? Как мы его используем в отношениях с собственными детьми? А во взаимоотношениях с нашими родителями? Помогаем мы им общаться с нами приятным для НАС образом или поддерживаем привычное им и нам общение, не удовлетворяющее нас? А может, и их тоже оно такое не устраивает?» (Класс, 2011).

alt

Определить, что нужно нам по-настоящему

35-летняя Марина никак не может забыть давний разговор с матерью. «Я ей сказала: я знаю, что ты не хотела меня рожать. Она видела, в каком я смятении и бешенстве. Но ответила холодным тоном, что сейчас любит меня, но тогда, если б могла, обязательно сделала бы аборт. И ведь я так и думала, но узнать это наверняка, от нее самой, было в сто раз хуже! У меня сердце разрывалось! Я отдала бы что угодно за то, чтобы не было этого ужасного разговора».

Если чувства накаляются, Марина Баскакова советует выйти из ситуации – буквально: выйдя на некоторое время в другую комнату или на улицу. «Выражение сильных чувств, попытка вызвать у родителей чувство вины – это детский способ поведения, – продолжает Марина Баскакова. – Так мы возвращаем себя в то состояние, из которого детско-родительский конфликт неразрешим. Нужно вернуть себе себя-взрослого, чтобы управлять своим поведением и влиять на ситуацию». Все наши эксперты согласны: прежде чем выяснять отношения за семейным столом, имеет смысл спросить себя, чего мы по-настоящему хотим: свести счеты, рискуя совсем разрушить отношения, или сделать попытку сблизиться с родителями. Мы часто упускаем из виду, что наши воспоминания отражают наше восприятие, а не объективную реальность. Родители могут даже не вспомнить тех ситуаций, которые запомнились или воспринимаются нами теперь как болезненные. Трехлетний ребенок, потеряв на несколько минут мать в супермаркете и потом найдя ее у соседнего стеллажа, пережил эти минуты как самые долгие в своей жизни. Взрослым он, вполне возможно, станет думать, что мать «никогда» не обращала на него внимания. А занятая покупками мать могла и не заметить, что несчастный ребенок ее ищет. «Если наша цель – рассказать о себе и найти взаимопонимание, имеет смысл отложить разговор и сначала разобраться в своих чувствах, тогда мы сможем говорить спокойно, – продолжает Инна Хамитова. – Разговор можно начать так: «Я уверен(а), что вы делали лучшее, на что вы были способны, но вот как я это воспринимал(а) тогда, ребенком. Я это говорю вам не для того, чтобы вас обидеть, а потому что вы мне очень нужны сейчас и наши отношения важны для меня». Если мы сумеем спокойно рассказать о своей боли родителям, им будет легче нас выслушать. «Важно подчеркнуть, – говорит семейный психотерапевт, – что наш рассказ – это описание того, как мы воспринимаем ситуацию, а не оценка. Не обвиняйте, а говорите о своих чувствах. Хотя и так понимание не гарантировано. На него можно надеяться, но его нельзя требовать».

Что делать, если родителей с нами больше нет?

«Процесс понимания и примирения может быть очень длительным, даже продолжаться всю жизнь. По мере проживания новых этапов собственной жизни вы сможете увидеть ранее скрытые от вас мотивы, причины или откроете для себя возможные чувства своих родителей, и тогда взгляд на прошлое может постепенно измениться и смягчиться. А если вы хотите быстрее начать этот процесс примирения, вы можете написать им письмо.

Гештальт-терапевт Марина Баскакова говорит о возможности примириться с родителями и в этом случае, увидеть не только негативные стороны своих отношений, но и то хорошее, что в этих отношениях было, и найти то, за что можно поблагодарить наших родителей – например, хотя бы за то, что мы есть.

1. Прежде всего, попробуйте написать несколько фраз, в которых вы сможете сказать, что хотели бы примириться. И напишите то, что не смогли или не успели сказать при жизни. И не торопитесь переходить к следующему этапу, дайте себе время, чтобы появились ваши собственные чувства и слова и потребность сказать что-то следующее.

2. Тогда хорошо будет написать, как вы пережили его или их смерть: просто опишите, что с вами происходило, что вы чувствовали и о чем думали.

3. Следующее, что вам следует делать - это поблагодарить своих родителей за что-то конкретное. То, за что вы действительно можете признать свою благодарность им, может быть, за какие-то редкие , но светлые эпизоды в своем детстве. Обращаясь к покойному родителю прямо, как это могло быть в разговоре: «Мама (или папа), я ...» Расскажите обо всём хорошем, что было пережито вместе, обо всех положительных эмоциях, связанных с этим: «Когда я была маленькая, я восхищалась твоей уверенностью. В подростковом возрасте моё восхищение прошло, но я по-прежнему тебя любила…». И опять не торопите себя, пусть чувства и мысли приходят постепенно, позвольте себе искать слова, которые лучше выразят то, что вы переживаете.

4. Только теперь, если вы смогли пережить теплые чувства, вы можете обратиться к своим негативным переживаниям, к тем незавершенным ситуациям, не выраженным чувствам разочарования, гнева, возмущения, горя и печали, которые возникали во время событий прошлого в отношениях с родителями. Вы можете написать о том, что те слова, которые вам говорили, обижали и ранили вас; понятия, которые вам внушали, были ложными и теперь, пережив многое, вы знаете это. Теперь, когда вы сами находитесь в расцвете своей жизни, а вашего родителя уже нет, вы чувствуете силу сказать: «ты был (или была) неправ(а). Мне очень нужны были ваша любовь и нежность, а не те колкие, обидные и обесценивающие слова, которые вы говорили мне в детстве. Вы дурно обращались со мной в детстве, притесняли и обижали меня, но теперь у меня есть силы увидеть вас такими, какими вы были, и простить вас». Вы можете, не упрекая и не обвиняя, написать то, что вы теперь знаете о жизни. Например, что теперь вы знаете: утверждения, что все мужчины плохие или что от жизни не следует ждать ничего хорошего, ложны, и вы пережили много, пока не смогли отказаться от них.

5. Завершите ваше письмо словами о том, что теперь вы живете так, как вам кажется правильным, у вас есть на что опираться, вы готовы простить родителей и не держать больше в сердце возмущения и ненависти. И что сейчас вы хотите поблагодарить своих родителей за то, что достойно благодарности и простить им то, что тяготило вас долгие годы .

6. Часто рекомендуют завершить этот процесс тем, чтобы отнести это письмо на могилу и положить вместе с двумя предметами, один из которых может символизировать всё хорошее, что вы получили, другой – плохое. Этот процесс может помочь отпустить «плохие» чувства и освободить вашу энергию для новых отношений и для жизни».

М. Б.

читайте такжеПримириться с несовершенством мира

Есть вопрос

  • Общество семейных консультантов и психотерапевтов т. (495) 517 7524, www.supporter.ru
  • Психологический центр на Белорусской т. (499) 250 3356, www.centronbel.ru

Преодолеть злопамятность

Это удалось Анне, которой сейчас 34 года. Мать вмешивалась в ее семейные дела, знала, как надо воспитывать внуков и что Анне следует приготовить на ужин… Она просто задыхалась от материнской любви, не в силах вырваться из этой зависимости. «Однажды вечером я написала маме подробное письмо. Я рассказала о том, как мне важно, что она меня любит, но и о том, как ее любовь подавляла меня (особенно в юности), лишала собственной воли, мешала мне взрослеть. Я объяснила ей, что она продолжает относиться ко мне так, словно я по-прежнему маленькая девочка… Письмо я отправила не сразу. Перечитывала, меняла фразы, пытаясь представить, как мама их воспримет. Потом отправила – со страхом, но и с гордостью, что поступаю «по-взрослому». Мама написала мне ответ. Она просила у меня прощения! Она рассказала, как ей самой в детстве не хватало любви матери и что в своей семье она старалась защитить меня, уберечь от болезненного чувства одиночества. Мы с ней раньше никогда об этом не говорили! Мама старается вести себя по-другому. И я думаю, что мы обе стали счастливее».

Ошибки родителей неизбежны. Но чаще их причина – не злая воля, а условия жизни наших родителей и то воспитание, которое они получили в собственном детстве. «Идеальные родители – несбыточная мечта, – напоминает Инна Хамитова. – Понимание этого – критерий нашей взрослости». Если мы умеем видеть реальность и не требуем от близких людей соответствия этому идеальному образу, умеем понимать и прощать их – это и значит, что мы все-таки стали взрослыми.

Семейная терапия: пространство выражения своих чувств

Как научиться ладить с родными, даже если в душе накопилась горечь и недовольство? «В семье почти у каждого есть претензии к другим, – говорит семейный психотерапевт Инна Хамитова. – И два варианта поведения: молчать, подавляя свои чувства, или выплескивать раздражение, порождая конфликты и новые обиды. Обе стратегии тупиковые. Молчание чревато последующим взрывом. Конфликты разрушительны. Семейные психотерапевты создают безопасную обстановку, в которой члены семьи смогут научиться слушать друг друга и открыто выражать свои чувства, не раня при этом своих близких. Семейная психотерапия обнаруживает мифы, которыми живет семья, считая их абсолютной истиной: «Счастье мимолетно», «Все мужчины – подлецы», «В жизни главное – деньги», «Если у катастрофы есть шанс случиться, то она обязательно произойдет и обязательно с нами», и возвращает свободу выбора. Многое из того, что мы усвоили в детстве, превратилось в автоматизм, который мы не замечаем. «Автоматические» реакции могут стать источником неудач: мы повторяем одно и то же безуспешное действие и не справляемся с ситуацией, не понимая почему. Но если найти те особенности поведения, привычный ход мыслей, способы построения отношений, которые мы усваиваем в своей семье и которые мешают нам жить, то можно изменить их. В ходе психотерапии вырабатываются новые модели поведения, создаются более успешные стратегии. Благодаря им мы получаем возможность по-новому строить отношения со своими детьми, с партнерами и своими собственными родителями».

Источник фотографий: Shutterstock
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Я не выношу своего отца за то, что он манипулирует моими чувствами, некоторой моей несостоятельностью. Я бы мечтала жить без этих моих гадких эмоций в ответ и моей зависимостью от него, отравляющих мою жизнь. Как-то я проводила время с товарищем, так в 10 вечера звонит папа и на криках спрашивает, где это я нахожусь в столь поздний час! А мне было 32 года! Не хочу сводить с ним счеты, но и жить так больше невозможно. Самое разумное-отделиться от родителей, разорвать эту пуповину. Нельзя допускать, чтобы родители управляли нашей личной жизнью.
Psy like0

Ни кто, не говорит о сведении счетов, но когда родители отказываются принимать сам факт взросления ребенка. Мне 28лет, отцу 58, (а кажется, что ему все 76), и вот как раз таки папа не хочет принимать тот факт, что я уже выросла. Да, я всегда буду его маленькой девочкой, но иногда я высказываю ему, за эту гипер-любовь, а он не понимает, и ведет себя словно маленький ребенок. Меня иной раз уже просто воротит от это-го постоянного сю-сю, и ловлю себя на мысле, что это не правильно. Но, а как доказать взрослому мужчине, что я уже далеко не ребенок, что мне необходимо мужское общение, но в личном плане. Иначе каким образом, у меня появится моя семья - муж, дети. Все хорошо, но хорошо в меру. Ведь если еду пересолить ее не возможно будет есть. Так и папа, он не понимает, что своим поведением, он только отталкивает меня все дальше, и дальше.
Psy like0

С родителями сводить счёты ни в коем случае нельзя,что-бы не произошло в прошлом,пусть это там и остаётся.Переболеть,простить и постараться максимально облагородить старость наших родителей,настолько,насколько позволяют жизненные обстоятельства.Нет,на мой взгляд безобразней сцен сведения счётов с кем бы-то нибыло, а уж между родителями и детьми даже не знаю как назвать.
Psy like1
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Антистресс: как жить спокойнееАнтистресс: как жить спокойнееМы часто ищем способ снизить напряжение и избавиться от стресса. Но забываем, что стресс дает нам шанс лучше осознать свои эмоции, перестать их бояться и обрести внутренне умиротворение. Что такое стресс с точки зрения нейропсихологии и что мы можем ему противопоставить? Как избежать истощения и согласовать требования общества с личными интересами? Досье поможет распознать тревожные сигналы, определить причины стресса и найти жизненный баланс. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты