текст: Галина Черменская 

Когда взрослеют дочери

Видеть, как нескладный подросток превращается в привлекательную девушку, – что может быть для матери приятней... или опасней? Откуда берутся тревожные чувства и как с ними справиться?
Когда взрослеют дочери

Пробуждение сексуальности занимает не один год, и для девушки этот период непрост: первые месячные, первые влюбленности, переживания и разочарования. Но ничуть не меньше эмоций и у ее матери. Радость, что дочь становится привлекательной, тревога за то, чтобы она не наделала ошибок, страх утратить близость в отношениях со своим ребенком… К тому же расцветающая юность напоминает ей о собственном возрасте.

Прекрасно, если в этот период мать и дочь «воспринимают свои отношения как счастливое сотрудничество, в котором обе они – источник радости друг для друга», – пишут психоаналитики Каролин Эльячефф и Натали Эйниш, авторы книги «Дочки-матери. 3-й лишний?». Это предполагает взаимное доверие в самых интимных вопросах, советы и взаимную поддержку как в серьезных, так и в пустяковых вещах.

Увы, в реальности картина не всегда так радужна. В отношениях матери и дочери встречаются превосходство или подчиненность, ревность или несправедливость, неполноценность или просто полное отсутствие контакта. А это чревато серьезными проблемами как для дочери, так и для матери. И особенно в том, что мы подразумеваем под личной жизнью.

Закон отделения

«Чувственность, обаяние, привлекательность – именно мать служит прообразом качеств, которые помогут молодой девушке найти в жизни любовь», – напоминает юнгианский аналитик Анна Казакова.

В поисках женской идентичности каждая девочка проходит период, когда она отождествляет себя со своей матерью. Затем следует не менее важный этап дифференциации: ей необходимо не выстроить себя по образу и подобию матери, а создать свой собственный образ. Лишь отдалившись, можно обнаружить различия: какая я как женщина?

«Все матери без исключения переживают: взрослея, дочь все больше отдаляется, и в конце концов обе должны отказаться от тех отношений, что их связывали», – поясняют Каролин Эльячефф и Натали Эйниш. C расставанием легче справиться женщинам, которые смогли реализовать свою сексуальность, знают и ценят себя и умеют наслаждаться жизнью.

Если не установилась дистанция, мать словно «присваивает» себе жизнь дочери, хочет жить за нее и не дает ей принимать решения

Особенно трудно тем, для кого дочь – единственная радость, «свет в окошке». Например, женщине одинокой или той, чьи отношения с мужем утратили чувственность. Той, кто прежде всего ощущает себя матерью, а не женщиной, потому что не удалось выстроить отношения с партнером. Отпустить дочь зачастую выше ее сил.

«Если между ними не установилась дистанция, мать словно «присваивает» себе жизнь дочери, хочет жить за нее и не дает ей принимать решения, – объясняет Анна Казакова. – Они образуют пару, исключающую присутствие третьего. Если у дочери появляется партнер, мать делает все, чтобы любым способом его изгнать. По сути, дочь получает запрет на проявление собственных чувств и на сексуальность».

Эльячефф и Эйниш видят два наиболее вероятных варианта развития событий. Либо дочь будет искать в мужчине… мать – и выбирать тех, с кем воспроизведет отношения слияния, взаимной зависимости, либо, наоборот, в поисках «анти- матери» будет претендовать на связь с недоступными мужчинами: женатыми, путешественниками, живущими на другом конце света, со случайными или жестко отстаивающими свою независимость любовниками.

Немало матерей всеми силами стараются устроить личную жизнь дочери. Одни активно занимаются сватовством, подбирая «правильных» женихов, другие не только не запрещают сексуальные отношения, но даже пытаются их организовать, выспрашивают все подробности, активно дают советы, чтобы все держать под контролем.

Вывернутая наизнанку, это та же ситуация слияния, когда мать воспринимает дочь как часть себя, а не как отдельного, другого человека. «Я растила дочь одна, муж ушел, когда ей не было трех месяцев, – делится 45-летняя Вероника. – Сейчас Маше тринадцать, у нее появились мальчики, и я намерена сделать все возможное, чтобы она не повторила моей ошибки, не выбрала себе в мужья такого, как ее отец».

На активное материнское вмешательство дочери реагируют по-разному: покорно подчиняются, но чаще бунтуют, конфликтуют. «Но даже если девушка, от которой мать требует пуританского поведения, в знак протеста постоянно меняет партнеров, это не говорит о развитии ее чувственности, – подчеркивает Анна Казакова. – Она действует вопреки, а не делает то, что хочет. А значит, зависимость сохраняется, только в парадоксальной форме».

То, что мы говорим, возможно, идет вразрез с идеей о великой материнской любви. Как только не воспет образ матери, самоотверженно посвятившей жизнь детям! Но чем такое самопожертвование оборачивается для дочери? Откуда ей узнать, что такое любовь к мужчине, если мать не показала ей это на примере своих отношений с отцом или другим партнером? – задают резонный вопрос Каролин Эльячефф и Натали Эйниш. Прекрасно, когда женщина становится матерью, но беда, когда ипостась Матери в ней подавляет Возлюбленную.

Когда взрослеют дочери

Две соперницы?

Но не забудем о еще одной женской ипостаси – Жены, спутницы своего мужа. Она лишь одна из многих, но если оказывается сильнее остальных ролей, центром существования женщины становится муж или партнер. А окружающие женщины воспринимаются как потенциальная угроза. Ревность может вызывать даже хорошеющая дочь, которой отец ежедневно дарит свою нежность.

Мать и дочь могут и не осознавать, что стали соперницами, но борьба между ними происходит всерьез. «Михаил мой третий муж, – рассказывает 43-летняя Алла. – Когда мы поженились, Асе было два года, и он стал ей настоящим отцом. Сейчас она уже становится яркой девушкой, но утром, как и раньше, может расхаживать по квартире в ночной рубашке, не смущаясь присутствием мужа. А он явно любуется ею. Я не допускаю, что у него появляются какие-то непозволительные мысли, он не тот человек! Но все равно мне не по себе...»

«Отношения меняются, – комментирует Анна Казакова. – Дочь отчуждается, символически переходит в разряд падчерицы. Или, наоборот, чувствует свое всемогущество: она победила мать! Есть вероятность, что и потом она будет выбирать «не своего» мужчину – партнера старше себя, как будто «выходя замуж за отца». Как бы то ни было, у нее не будет матери, на которую можно опереться, которая понимает, принимает и согревает».

Но и отсутствие партнера в жизни матери не гарантирует, что она не вступит в соперничество с дочерью. Мать может внушать, что дочь непривлекательна и обесценивать пробуждающуюся женственность, чтобы та не стала победительницей необъявленного соревнования.

За желанием остановить время может скрываться личностная незрелость

Этот сюжет в символическом виде есть в сказке про Белоснежку, напоминает Анна Казакова. Подрастает красивая дочь, и королева, беспокоясь, что та займет ее место на троне, пытается от нее избавиться. «Здесь проявляют себя нарциссические проблемы матери, которых она не осознает, но которые преследуют ее, – комментирует аналитик. – Никто не имеет права быть лучше!»

Порой зависть возникает даже не к дочери, а к ее молодости. Пластические операции, часы в тренажерном зале и отчаянно короткие юбки – все это призвано доказать: я хороша, я привлекаю мужчин.

За желанием остановить время может скрываться личностная незрелость, предполагает Анна Казакова. «Большинство женщин обладает своей особой, уникальной сексуальностью. Они знают, что такое наслаждение, и умеют им управлять. Когда же этот опыт не пройден, не усвоен, женщина начинает играть в девочку. Такие матери воспринимают свой возраст очень тяжело».

Искать ответы

Не всегда слияние или соперничество матери с дочерью выражено ярко. Иногда оно лишь намечено пунктиром, но в любом случае это болезненно. Выход только один – задавать себе верные вопросы и искать на них ответы. Учиться проявлять терпение и гибкость, открывать в себе новую женскую мудрость.

«Наладить отношения никогда не поздно, – уверена Анна Казакова. – И тогда девушка начнет жить своей жизнью, а мать – своей. И может даже открыть в себе страстную женщину, о которой не подозревала раньше. Кстати, это нередко случается, когда дети уже выросли».

Говорить о сексе со своим ребенком

«Сексуальность из тех ценностей, что передаются про цепи поколений», – говорит гинеколог и психолог Даниэль Фломенбаум. И сожалеет, что слишком часто девочки не слышат от матери ничего, кроме сакраментального обещания: «Вот вырастешь, и у тебя в животе тоже будет ребеночек...»

О сексуальности с детьми необходимо говорить честно, ясно, но бережно и целомудренно. Дочери важно передать представление о том, что она не только служит продолжению рода, но приносит радость, удовольствие, делает нашу жизнь более цельной и зрелой. А что касается самих родителей, ребенку достаточно понимать: у них, как и у всех взрослых людей, есть интимные отношения. И никаких подробностей!

Если ребенок, объясняет Даниэль Фломенбаум, размышляя о сексе, в качестве действующих лиц воображает своих отца и мать, включается инцестуальный запрет, который останавливает развитие его сексуальности. Поэтому никаких примеров из личного опыта, никаких интимных признаний.

Дочь не должна быть для матери наперсницей или психологом. Если женская судьба матери не сложилась, девочке сложно мечтать о том, как она станет женщиной. Ложь или молчание здесь недопустимы.

«Если у матери есть проблемы, дочь все равно бессознательно знает о них – дети всегда и все знают, – подчеркивает психолог. – Например, если дочь жалуется, что у нее не складываются отношения с мальчиками, мать может ответить: «У меня тоже были трудности, потому что меня воспитывали слишком строго и я чувствовала себя очень скованно. Но я надеюсь, что у тебя все получится по-другому». Так она позволяет дочери в будущем пережить радость, которой не хватило ей самой».

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты