psyhologies.ru
тесты
текст: Ольга Мурадова 

«Голоса в голове» могут быть добрыми?

Да, некоторые люди не боятся их вторжения в сознание. Нужна ли им помощь?
alt

«Мне никогда не бывает одиноко. Когда мне грустно или нужен совет, как поступить, я не ищу компании – ведь я могу вести разговор внутри себя», – с улыбкой рассказывает 32-летний Ранжит, житель индийского города Ченнаи, который время от времени отчетливо слышит голоса. Его спокойный рассказ совершенно не похож на наши представления о галлюцинациях. Мы привыкли думать, что это пугающие фантомы, которые требуют, угрожают, толкают на дикие поступки, сводят с ума. Но если они могут быть безобидными и даже вдохновляющими, значит ли это, что наши взгляды нуждаются в пересмотре?

Этим вопросом заинтересовались антропологи Стэнфордского университета (США)*. Они попросили пациентов психиатрических клиник Индии, Ганы и Калифорнии рассказать о своих слуховых галлюцинациях. Оказалось, что их восприятие зависит от культуры, в которой человек был воспитан. Например, пациенты с шизофренией из Индии и Африки гораздо чаще американцев описывали свои галлюцинации как вдохновляющие, добрые и даже «игривые». Некоторые считали, что в такие моменты беседуют с богом или духами предков. Антрополог Валентина Харитонова объясняет это так: «Культура, в которой воспитаны жители этих стран, предполагает постоянное присутствие потусторонних сил в жизни человека. И поэтому для них естественно видеть, слышать, чувствовать их рядом с собой в любой момент. А звучание посторонних голосов в своем сознании воспринимается как норма; так же к этому относится и окружение человека. Это не значит, что на галлюцинации в таких сообществах совсем не обращают внимания. Но решение о том, нужна ли помощь, принимают чаще не врачи, а колдуны или шаманы. Они ставят «диагноз» и решают, что предпринять».

Исследование антропологов Стэнфорда дает тем, кто слышит голоса, надежду научиться самим контролировать свое состояние, уверена руководитель программы Таня Люрманн (Tanya Luhrmann): «Тем, кто воспринимает голос не как наваждение, а как собеседника, равного себе, как правило, в целом лучше удается управлять своим состоянием». По ее мнению, такой подход мог бы стать дополнением к лекарственной терапии. «Но только при хронических расстройствах, – добавляет психиатр Павел Румянцев. – В этих случаях адаптация к своему состоянию как раз и начинается с принятия своих галлюцинаций. Чтобы приспособиться к жизни, в которой есть голоса, необходимо желание взаимодействовать с ними, а не только лекарства и терпимость окружающих. Например, моя коллега научилась вступать с ними в диалог, могла даже попросить не беспокоить ее во время работы». Так что возможно и такое отношение к этому феномену.

* British Journal of Psychiatry, онлайн-публикация от 26 июня 2014 года.

читайте досье

Кто я на самом деле

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье