текст: Юлия Колотыркина 

Рик Чиллот: «Ксенофобия – оборотная сторона стремления к самосохранению»

Марк Шеллер (Mark Shaller), профессор психологии Университета Британской Колумбии, выяснил, что в основе ксенофобии, нетерпимости и предрассудков относительно людей с другим цветом кожи, лишним весом, маленьким ростом и другими генетическими или приобретенными особенностями и заболеваниями лежат те же самые механизмы, которые защищают наш организм от столкновения с потенциально опасными носителями инфекций. Наше поведение и (не)толерантность тесно связаны с состоянием иммунной системы. Понимание механизмов этого взаимодействия может пролить свет на истоки ксенофобии и предрассудков и помочь обрести над ними контроль.
Ксенофобия - признак сбоев в работе ... иммунной системы

Психолог Дэн Готлиб (Dan Gottlieb) не понаслышке знаком с жестокостью людей, он с ней сталкивается каждый день. «Люди отворачиваются, – говорит он. – Они избегают смотреть мне в глаза, стремительно уводят своих детей подальше». Готлиб чудом остался жив после страшной автокатастрофы, которая превратила его в инвалида: у него парализована вся нижняя половина тела. И, подобно другим людям, чья инвалидность очевидна окружающим, он столкнулся с тем, что люди негативно реагируют на его присутствие. Оказывается, человек в инвалидной коляске внушает людям вокруг такое чувство неловкости, что они даже не могут заставить себя заговорить с ним. «Как-то я был в ресторане со своей дочерью, и официант спросил ее, а не меня, где бы мне было бы удобно сесть! Я сказал дочери: «Передай ему, что я хочу сесть за тем столиком».

читайте такжеКсенофобия: преодолеть соблазн черно-белого мышления

Готлиб отмечает, что его реакция на подобные инциденты заметно поменялась: «Раньше я злился, чувствуя себя оскорбленным, униженным и недостойным уважения». Но с течением времени он пришел к выводу, что причину отвращения людей следует искать в их собственных тревогах и дискомфорте. «В худшем случае я просто им сочувствую», – говорит он.

Большинство из нас не хотят судить других по их внешнему виду. Тем не менее, если быть откровенными, все мы хотя бы иногда испытываем неловкость или брезгливость при виде слишком тучной женщины, которая садится на соседнее сидение в метро, или, к примеру, имея дело с продавцом с огромным родимым пятном на лице.

Согласно недавним исследованиям, эти социальные предрассудки имеют под собой эволюционную основу и могут быть рассмотрены как один из видов защитного поведения, помогающего человеку оградить себя от возможных заболеваний. Марк Шеллер называет этот механизм «защитным предубеждением» и считает, что он является результатом когнитивной оценки нашим мозгом окружающей среды на предмет потенциальной опасности. «Наш мозг находится в постоянном поиске сигналов, указывающих, что нечто в окружающей среде отклоняется от «нормы». Когда мы замечаем вероятный признак заболевания у другого человека – насморк или необычное кожное поражение – мы стремимся обойти этого человека стороной». То же происходит, когда мы видим людей, отличающихся от нас внешне – необычным поведением, одеждой, строением и функционированием тела. Это своего рода иммунная система нашего поведения – бессознательная стратегия, которая не имеет целью ущемить другого, а направлена на профилактику собственного здоровья.

читайте такжеЛев Гудков: «Рост националистических настроений – это признак стагнации общества»
Ксенофобия - это своеобразный способ самозащиты

«Защитные предубеждения» в действии

Шеллер говорит о том, что наша поведенческая иммунная система обладает повышенной чувствительностью, стремясь компенсировать отсутствие у нашего организма механизмов прицельного распознавания микробов и вирусов. Встречая любые аномальные проявления, мы бессознательно воспринимаем их как «опасные». Именно поэтому мы испытываем отвращение и стремимся прочь практически от любого человека, который выглядит непривычно.

Этот же механизм лежит в основе наших реакций не только на «аномальное», но и «новое». Так, истоком инстинктивного недоверия к незнакомцам Шеллер считает также «защитные предубеждения». С точки зрения самосохранения, в общем-то, имеет смысл быть настороже рядом с теми, кто ведет себя (или выглядит) необычно, аутсайдерски, или чье поведение для нас пока еще является непредсказуемым.

Интересно, что похожие механизмы были замечены и среди представителей животного мира. Так, биологам давно известно, что шимпанзе свойственно избегать больных членов своих групп. Иллюстрацией этого феномена может послужить известный документальный фильм Джейн Гудолл (Jane Goodall), в котором показано, как один из шимпанзе, являвшийся лидером в своей группе, переболев полиомиелитом, приобрел паралич нижних конечностей, и его товарищи не помогали ему, а обходили его стороной.

читайте такжеПочему нас раздражают мигранты?

Получается, что оборотной стороной стремления к самосохранению и наших «защитных предубеждений» является нетерпимость и дискриминация. И подчас она касается тех, кто больше всего нуждается в нашей помощи. Как бы мы ни пытались скрыть свои удивление, отвращение, неловкость при встрече с людьми, которые от нас отличаются, эти чувства и реакции не проходят бесследно. Будучи неосознанными и неконтролируемыми, они могут накапливаться и вырастать до огромных размеров, приводя целые сообщества к ксенофобии, а вместе с тем и к насилию в отношении аутсайдеров.

Толерантность – признак хорошего иммунитета?

Интересен тот факт, что обеспокоенность возможностью заболеть коррелирует с ксенофобией: в одном исследовании люди были разделены на две группы. Первой группе показали фотографии открытых ран, людей с сильным насморком и другие изображения, связанные с заболеваниями. Второй группе их не показывали. Затем во второй части исследования, направленной на определение степени толерантности к иностранцам, люди из первой группы демонстрировали более негативное отношение к лицам другой национальности, чем те участники исследования, которым изображения с болезнями показаны не были. Ученые также выявили, что предубеждения усиливаются в те периоды, когда человек более уязвим к инфекциям. Например, в исследовании, проведенном под руководством Карлоса Наваррет (Carlos Navarrete) в Университете штата Мичиган, было обнаружено, что женщины имеют тенденцию к враждебности в первом триместре беременности – в то время, когда иммунная система подавлена, чтобы она не атаковала плод. С другой стороны, психологи обнаружили также, что, когда люди чувствуют себя защищенными от болезней, скажем, если они только что сделали прививку от гриппа, ксенофобские настроения уменьшаются.

пройдите тесты

Насколько вы толерантны?

Еще одно открытие было связано с тем, что поведенческая иммунная система не только запускает поведение, которое помогает нам избежать инфекции, но, по-видимому, активирует и клеточную иммунную систему, на случай, если нам не удастся увернуться от инфекции. Марк Шеллер провел исследование, в котором участникам были предъявлены фотографии, изображающие симптомы инфекционных заболеваний (чихание, повреждения кожных покровоо) и фотографии с угрозами другого типа (оружие и бронетехника). До и после предъявления фотографий у участников был взят анализ крови на активность иммунной системы. В результате оказалось, что у участников, которым были предъявлены фотографии заболеваний, наблюдался всплеск активности иммунной системы, в то время как у тех, кто рассматривал оружие, показатели крови не изменились.

Зачастую ксенофобия, настороженное отношение к тем, кто на нас не похож, нами не осознается

Как снизить уровень ксенофобии в себе и обществе?

Несмотря на то, что, по крайней мере, некоторые из наших предубеждений являются результатом функционирования врожденной поведенческой иммунной системы, слепая приверженность к определенной идеологии и нетерпимость к другим людям врожденными не являются. Мы не наследуем знания о том, кто принадлежит нашему сообществу, а кто нет, о том, какой цвет кожи является плохим или хорошим, – мы это узнаем в процессе воспитания. И в наших силах контролировать свое поведение, корректируя оценку полученных при жизни знаний. Более того, взаимодействуя и критически относясь к собственным предрассудкам, мы упрощаем эту задачу своим детям.

читайте также«Я полюбил женщину-инвалида»

Многие исследования показывают, что предрассудки – это достаточно гибкие звенья наших умозаключений, и уже одно только понимание, что убеждения не являются жестко фиксированными, может значительно снизить дискриминирующие тенденции. Принятие того, что все мы наделены инстинктивной склонностью к негативным суждениям, – важный шаг на пути к противостоянию, переоценке и большей осознанности собственных умозаключений.

На более глобальном уровне меры профилактики инфекционных и прочих заболеваний также могут способствовать снижению ксенофобских настроений населения. Ученые утверждают, что это может быть относительно простым способом для снижения уровня оскорблений, убийств, преступлений и других форм насилия во всем мире. Избавить людей от болезней совсем, конечно, невозможно, но проведение своевременных вакцинаций, вложение средств государства в водоочистительные сооружения может быть куда менее затратной стратегией, чем справляться с последствиями гражданских и клановых войн. В то же время важно понимать, что на достижение должного эффекта нужно время. Дети, которые растут в районах с высоким уровнем заболеваемости, могут стать более толерантными, если государство сделает ставки на профилактику инфекционных заболеваний. Но только их дети, с самого рождения живущие в менее опасной среде, смогут демонстрировать изменения на уровне системы их «защитных предубеждений».

Время покажет, сможет ли снижение порога заболеваемости препятствовать насилию и войнам. Если этого не произойдет, то улучшение санитарной обстановки окажется ценным само по себе, а основная задача по противостоянию предрассудкам и дискриминации ляжет на каждого из нас. На этот случай у Дэна Готлиба есть совет: «В нас заложена тенденция к дискриминации и осуждению, но мы способны к тому, чтобы находить иные способы взаимодействия с такой разной реальностью вокруг нас». Когда Готлиб попадает в место, где окружающие испытывают неловкость в связи с его инвалидностью, он берет ситуацию в свои руки, ослабляя тревогу, стыд и отчуждение людей и одновременно обучая их вполне конкретным способам взаимодействия с собой. «Я говорю им: «Вы вполне можете обращаться и ко мне», – и люди после этого расслабляются, расправляют плечи, иногда улыбаются и, чувствуя облегчение, не бегут от неизвестной для себя ситуации, а начинают с ней взаимодействовать более естественным для себя способом.

читайте такжеКак удержаться от агрессии, когда тебя притесняют?
P на эту тему
  •   

Psy like
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерСЕНТЯБРЬ 2017 №20137Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты