psyhologies.ru
тесты
текст: Юрий Зубцов 

Связи, которые заставляют страдать

Дружба прекрасна, но она же бывает и причиной наших страданий. Такое хотя бы раз случалось с каждым. Но когда нам вновь и вновь причиняют боль, стоит задуматься: возможно, дело в нас самих?
alt

Как и любовь, дружба – сильное чувство. А значит, как и в любви, в ней снова и снова воспроизводятся – безотчетно и часто неистово – наши самые первые желания и эмоции. Рисунок дружеских связей часто определяется отношениями из нашего детства, и мы, не осознавая этого, можем стремиться к дружбе, заведомо обрекающей нас на страдания.

Потеря своего «Я»

«Наталья была моей лучшей подругой почти двадцать лет. Мы познакомились на первом курсе университета, – вспоминает 42-летняя Полина. – Я восхищалась ею: она была красивой, очень умной, за ней ухаживали все «звезды» факультета. Я всегда оставалась в ее тени, но была счастлива и этим, ведь рядом с ней я чувствовала всю полноту жизни. Наташа могла быть очень доброй, но, если что-то ее раздражало, могла просто уничтожить резким словом – я не раз испытала это на себе. Ради нее я изменила своим принципам, она втянула меня в аферу, и мне пришлось пойти на настоящее мошенничество. Я чувствовала, что уже не управляю собственной жизнью, что мной управляет моя подруга, но остановиться не могла. Потом афера лопнула, моя роль, к счастью, осталась незамеченной, а Наташе пришлось уехать из страны. Она обещала писать, звонить, но пропала. Года через два я узнала, что она отлично устроилась в Италии. Думаю, она и не вспоминает обо мне».

Чтобы избавиться от обиды, Полина обратилась к психотерапевту, и загадка ее мучительной дружбы постепенно прояснилась. В детстве ей часто указывали на ее слабости и недостатки, так что она была, по сути, приучена к подобному типу отношений. К тому же Наталья Полину ценила, не то что родители, и ради этого Полина готова была терпеть любую резкость и даже жертвовать собой. «Это типичная проблема людей с заниженной самооценкой, – говорит психотерапевт Альбина Локтионова. – Они готовы принести себя в жертву, потому что бессознательно убеждены: это единственный способ хоть как-то компенсировать свои недостатки, нередко мнимые».

Друзья-манипуляторы

Другой негативный сценарий – выбор в качестве друга самовлюбленного человека. Это может подтвердить Евгений: в 25 лет он познакомился с Константином, подающим большие надежды музыкантом. «Костя знал множество удивительных людей, он открыл для меня мир, в который я никогда не попал бы сам. Но вел он себя так, будто он хозяин этого мира, а я – непрошеный гость. Он мог превознести меня до небес и тут же втоптать в грязь. Однажды он пригласил меня на дачу к кому-то из его замечательных знакомых. А в последний момент вдруг заявил: «Тебе не стоит ехать. Думаю, тебе там будет скучно, да и сам ты вряд ли кому-то покажешься интересным». Самое ужасное – я в тот момент ощутил себя настолько ничтожным, что согласился с ним!»

Манипуляторы, подобные Константину, чередуют проявления симпатии и жестокости. Причины такого поведения могут быть различны. «В доме, где правил домашний тиран или один из родителей ушел из семьи (или рано умер), дети убеждаются, что человек, который им необходим, способен покинуть или унизить их, – объясняет Альбина Локтионова. – Ребенок чувствует себя виноватым и не заслуживающим впредь ничего хорошего. Он вырастает с уверенностью: в жизни ничто не дается даром, от души – ни любовь, ни забота. И если таким детям никто не помог, они воспроизводят эти отношения: одни так и чувствуют себя недостойными, другие «отыгрывают» ситуацию с позиции силы и контроля – теперь они решают, давать ли любовь и чего требовать взамен. В других случаях манипуляторами вырастают избалованные дети, которые не выносят разочарования, не желают считаться с чувствами и интересами других».

Жертве подобной дружбы следовало бы немедленно сбежать. Но для этого как раз требуется высокая самооценка, избавление от идущих из детства чувства вины и боязни испытать боль разрыва или еще большее унижение. Мы начинаем убеждать себя, что трудности временные, что когда наш друг узнает нас лучше, то оценит по-настоящему и будет вести себя иначе… Увы, если друг похож на Константина, скорее всего, этого не произойдет. Работа с психотерапевтом помогла Евгению понять, как он угодил в ловушку. Его отец, личность яркая и неординарная, уверял, что главное – умение посмеяться над собой. Во имя этого принципа он не переставал высмеивать сына. А тот, восхищаясь отцом, безропотно сносил насмешки, полагая, что демонстрирует хорошее чувство юмора. Эту схему поведения он воспроизвел и с Константином.

Когда чувства в тягость

Всегда ли стоит спасать друзей?

Столкнувшись с деструктивным поведением друга, мы считаем своим долгом помочь ему «исправиться». Но эта задача находится за пределами дружбы, считает социолог Джен Ягер.

«Это не ваша работа – исцелять друга и повышать его самоуважение. Однако если вы поймете причины его поведения, то, по крайней мере, не будете винить себя за то, что дружба закончилась. Разобравшись в этих причинах и сообщив о них вашему другу или бывшему другу, если вы сочтете это уместным, вы, возможно, подтолкнете его к получению профессиональной помощи. Но если этого не случится и ваш друг не сумеет изменить негативные особенности своего поведения, коренящиеся в детских проблемах, подумайте о том, чтобы вовремя прекратить дружбу с ним, не потеряв самоуважения»*.

* Дж. Ягер «Когда дружба причиняет боль» (Инфотропик Медиа, 2011).

К сожалению, подчас мы и сами провоцируем предательство. Так, по существу, ведут себя те, кто буквально боготворит своих друзей, осыпая их комплиментами и подарками. «Дружба с Кристиной была самой странной в моей жизни, – рассказывает 34-летняя Ольга. – Мы познакомились в командировке – общие интересы, много тем для разговоров, хорошая почва для дружбы. Поначалу восторги Кристины мне льстили: все-таки я на пять лет старше, больше знаю и умею в бизнесе. Но постепенно эта ситуация стала меня утомлять. Подруга засыпала меня комплиментами: и платья у меня самые лучшие, и муж самый замечательный, и машину я вожу потрясающе. Я пыталась объяснить, что восторги Кристины неадекватныи я не могу не подозревать в них фальши, но она так расстраивалась, что мне становилось ее жаль, и мы закрывали тему. А потом я поняла, что с ужасом жду наших встреч, звонков Кристины, ее подарков по поводу и без. Я чувствовала себя памятником, причем даже не себе самой, а каким-то ее фантазиям. И объяснить ей это было невозможно. Кончилось тем, что мне пришлось наговорить Кристине массу неприятных вещей. Мне до сих пор совестно вспоминать об этом, но у меня просто не было выхода».

Тип поведения, описанный Ольгой, иногда называют неврозом романтизации. Психоанализ видит за ним страдания того, кто разочаровался в своих родителях и отчаянно стремится воплотить родительские образы в друзьях, которые признали бы и полюбили его безоговорочно. Однако объект романтизации «задыхается в объятиях» и часто вынужден доказывать свое несовершенство. Более того, Кристина хочет, чтобы подруга ее оценила и полюбила, но ее собственные чувства к Ольге сомнительны: как полагает психолог Карен Хорни, «невротическая потребность в любви и привязанности лишена такого важного качества, как взаимность».*

Есть и другой невроз, при котором «компас» бессознательного неизменно выводит некоторых из нас на путь страданий и потерь в отношениях и превращает в вечную жертву. Зигмунд Фрейд считал этот невроз следствием вины, связанной с эдиповым комплексом**. Наказывая себя за детские фантазии об инцесте, человек воспроизводит одни и те же катастрофические сценарии.

Разорвать порочный круг

Нам не нравится отдавать в дружбе больше, чем получать; мы беспокоимся, если друг не до конца принимает нас такими, какие мы есть, разочаровывает нас или, наоборот, подталкивает к поступкам, которых мы стыдимся. Бывают друзья, которым нельзя довериться, и те, кто позволяет себе с пренебрежением говорить о дорогих нам людях. Все это – поводы задуматься о том, нужна ли нам такая дружба. А если судьба свела нас с тем, кому нужно, чтобы нам было плохо (потому что тогда они ощущают себя живыми и успешными), единственный выход – прекратить отношения. Чтобы избавиться от боли, нужно определить свои болевые точки – ведь то, что осталось непознанным в психике, беспрерывно возвращается, замечал Фрейд. И тогда, возможно, мы наконец освободимся от отравляющих отношений, которые составляют темную сторону дружбы...

*К. Хорни «Самоанализ» (Академический проект, 2009).

** З. Фрейд «По ту сторону принципа удовольствия» (Фолио, 2010).

Источник фотографий: СЕРЖ БЛОК (SERGE BLOCH)
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье