psyhologies.ru
тесты
текст: Записал Антон Солдатов 

Что такое успешное старение?

Старость может быть временем упадка и ожидания конца. А может стать и временем переосмысления своей жизни и открытия новых возможностей. Как победить страх старости? Рассказывает возрастной психолог Ольга Карабанова.
Бабушка с внуком ФОТО Getty Images 

Прежде всего я бы хотела пояснить, что значит – «успешное старение». На первый взгляд здесь может возникнуть недоумение. Успешно – это как? Быстрее и быстрее к старости? Конечно нет. Основная идея в том, чтобы воспринимать старость как процесс, по мере которого мы получаем приобретения и личностный рост. Именно это и будет предохранять нас от мифов, связанных со старостью, и от тех страхов, которые мы испытываем.

Кого можно называть старым? Это зависит от исторической эпохи, от культурных традиций, социальной обстановки. Мы знаем, что образ старости в разные исторические эпохи был разным. Например, в эпоху Возрождения человек 28–30 лет уже воспринимался как вполне состоявшийся зрелый человек. Отношение к старости тоже менялось в ходе истории. Мы видели периоды, когда уважение и почитание старости перерастало в отрицание и презрение. В психологии есть понятие, которое очень точно отражает эту социокультурную природу старости. Это понятие социальных часов. Что такое социальные часы? Это ожидаемая хронология наступления каких-то событий. Наступление старости связано не с конкретным моментом во времени, а с теми традициями и установками, которые сложились в обществе. Для периода до 70 лет мы сегодня все чаще используем деликатное название: «предстарческий период». Пройдет еще какое-то количество лет, улучшится общая социальная ситуация, увеличится продолжительность жизни, и, наверное, наше представление о старости с точки зрения хронологии тоже изменится.

пройдите тесты

Боитесь ли вы стареть?

Пройдет еще какое-то количество лет, улучшится общая социальная ситуация, увеличится продолжительность жизни, и, наверное, наше представление о старости тоже изменится.

Страх старости в клинической психологии получил название «геронтофобия». Рука об руку с этим страхом идет еще и танатофобия – страх смерти. Любой страх на самом деле выполняет не только дезорганизующую, но и мобилизующую функцию. К страху старости тоже можно относиться по-разному. С одной стороны, он может нас дезориентировать. А с другой стороны, он может заставить нас относиться более ответственно к своему здоровью, к образу жизни. Конечно, страх хорош только в небольших дозах. Составляющие геротнофобии – страх утраты социального статуса, одиночества, нищеты, пустой жизни. То есть ощущение того, что жизнь уже завершается, а то, что планировалось, не было реализовано. Страх болезней и, наконец, страх смерти. Насколько обоснованы эти страхи и что мы можем им противопоставить?

читайте также

А что если старость дает нам шанс?

В психологии на сегодняшний день существует три модели, объясняющие состояние старости. Первая – модель необратимости утраты. Старость объясняется как состояние необратимого регресса. Назад дороги нет. Долгое время доминировал этот подход. Потом, по мере успехов наук и улучшения общей экономической ситуации, возникает другая модель – упадок с компенсацией. Когда ухудшается зрение, мы надеваем очки. Когда подводит слух – надеваем слуховой аппарат. Существуют своего рода социальные костыли, которые помогают нам компенсировать утраченные функции. Но все равно это модель упадка. И вот в последней четверти XX века все больше сторонников получает новое понимание старости. Это модель, которая включает как потери, так и приобретения.

Психолог Роберт Хевигхерст ввел понятие, которое нас поддерживает на протяжении всей нашей жизни. Это понятие «задачи развития». Что это такое? На каждом возрастном этапе перед человеком стоят задачи, которые отражают те изменения, которые происходят в его жизни – с его социальным статусом, с карьерой, с отношениями. Даже в старости эти задачи позволяют ему выйти на уровень прогресса. То есть не движения вниз, а движения вверх. Успешной старость становится в зависимости от того, как мы решаем эти задачи.

В последней четверти XX века все больше сторонников получает новое понимание старости. Это модель, которая включает как потери, так и приобретения.

Одна из задач старения – это принятие нового образа телесности. Потому что одна из закономерностей старения связана с изменением нашего соматического облика. Наше тело претерпевает изменения. Мы можем признавать или не признавать их. Вторая задача – приспособление к снижению физических сил и возможностей. Это не значит, что мы теряем их совершенно. Но появляются ограничения. Один из способов решить эту задачу – заранее подумать о том, как эти физические возможности приумножать. Выход на пенсию, прекращение социальной и профессиональной деятельности – еще одна серьезная задача. Социальная смерть часто приходит гораздо раньше, чем смерть физическая. Но социальная смерть, в отличие от физической, зависит исключительно от нас. В той или иной форме мы всегда можем продолжать свою профессиональную деятельность – в качестве консультанта, эксперта, просто общаясь с молодыми коллегами.

«Возраст активной мудрости. Будущее, которое мы сочиняем»
Мэри Кетрин Бейтсон«Возраст активной мудрости. Будущее, которое мы сочиняем» За прошлый век средняя продолжительность жизни увеличилась на 20 лет. О том, что делать с этим временем, подаренным нам современной медициной, размышляет антрополог Мэри Кетрин Бейтсон.

Еще одна задача – адаптация к утрате, уходу близкого человека. Как это пережить? Этот страх приобретает в пожилом возрасте особое значение. Он связан с другой очень важной задачей – задачей подведения жизненных итогов. Подведение итогов позволяет нам обрести мудрость. Как писал Эрик Эриксон, в этот период главным становится достижение осмысленности жизни, заинтересованность жизнью вопреки самой смерти. Есть прекрасная притча на эту тему. Старик сажает дерево. Его спрашивают: «Зачем ты это делаешь, ты уже стар и немощен?» Он отвечает: «Я хочу, чтобы была тень, чтобы путник мог в ней отдохнуть». Ему говорят: «Но ты же не увидишь, когда оно вырастет». Он отвечает: «Зато другие увидят». И вот обретение мудрости и есть та самая стратегия, тактика и лучшее средство, которое может помочь нам преодолеть многие проблемы. Мы видим мудрость как новообразование периода старости. Я обращаю ваше внимание на то, что старость как утрата когнитивных возможностей и способностей – это не более чем миф. Современные исследования показывают, что с возрастом мы не только теряем привычные возможности, но и получаем новые. Например, мы уже не можем быстро запоминать большой объем информации, но приобретаем экспертное мышление и умение действовать в ситуации неопределенности.

Поэтому, наверное, не стоит бояться старости. Старость дает нам много того, чего мы не имеем в молодые годы. Любой этап жизненного пути имеет значение, и то, как мы встретим его, зависит от нашего понимания жизненных задач и умения адаптироваться к новым условиям жизни.

Ольга Карабанова – психолог, заведующий кафедрой возрастной психологии МГУ, автор книг и лекционных курсов.Лекция прочитана на III Национальной конференции «Общество для всех возрастов» 9 октября 2015 года.
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье