«Ходьба помогает думать»

Мы делаем шаг за шагом, и нам в голову одна за другой приходят мысли. Похоже, что ноги приводят в движение еще и наше мышление. Так – на ходу – люди становятся философами, считает профессор философии и любитель пеших прогулок Кристоф Ламур.
Ходьба помогает думать
alt

Интервью

Кристоф Ламур (Christophe Lamoure) — философ, автор книги «Маленькая философия любителя пеших прогулок» («Petite Philosophie du marcheur», Milan, 2007), в которой он рассказывает о таких знаменитых любителях ходить пешком, как Кант, Ницше и Руссо, и рассуждает о связи между энергией духа и физической энергией.

Psychologies:  Откуда это желание сблизить философию и ходьбу?
Кристоф Ламур: 

Прежде всего из собственного опыта. Я убедился, что долгие прогулки в горах стимулируют мои размышления. Затем, изучая жизнь разных философов, я обнаружил, что многие из них любили гулять пешком и даже те, кто сам не был поклонником ходьбы, признавали, что она является олицетворением процесса мышления. Декарт, к примеру, описывал свою рефлексию как прогулку в лесу. Он чувствует, что заблудился, и ищет дорогу... Хайдеггер говорит о мыслях как о «путях, которые никуда не ведут»: их цель не в том, чтобы попасть из пункта «А» в пункт «Б», а в том, чтобы двигаться. В этом и заключается то общее, что объединяет философа и ходока: у них нет другой цели, кроме как идти дальше по дороге. Как писал Ясперс, «быть философом – значит быть в пути».

Тем не менее мыслителя обычно представляют существом неподвижным и пребывающим в прострации, наподобие скульптуры Родена «Мыслитель».
Этот образ отсылает к весьма специфическому восприятию философии, согласно которому, отвлекаясь от тела, мы способствуем работе мысли. Иными словами, когда тело больше не обременяет мысль, та может свободно парить. Я же считаю наоборот: мысль всегда служит соединению тела и духа. И ходьба является наилучшим выражением этой связи. Мысль опирается на тело и развивается в гармонии с ним. Можно даже сказать, что во время ходьбы мы думаем телом. Ходить – значит наступать на одну ногу, а затем на другую, а думать – значит переходить от одной идеи к другой. Мышление – это всегда отсутствие покоя, движение, нестабильность, как и ходьба – баланс между моментами неравновесия. В обоих случаях речь о постоянном поиске баланса между двумя положениями. Так что есть соответствие между движениями тела и движением мысли. Монтень даже говорил, что его «ум не сдвинется, если ноги его не расшевелят», и что ему кажется, что, пока он сидит, мысли его спят!
Вам интересны в первую очередь прогулки по горам. Вам кажется, городские прогулки не так плодотворны для мышления?

«Ходьба порождает ценные мысли, если я иду по своей воле, чтобы побыть наедине с собой».

Думаю, это так. Потому что такая ходьба машинальна и слишком утилитарна: мы идем пешком, чтобы добраться до работы, попасть в магазин и т.п. Кроме того, мы растворяемся в атмосфере города – идем не в собственном ритме, а в ритме толпы, наше внимание постоянно переключается на то, что происходит вокруг. Мы движемся не самостоятельно, не своим шагом. Я полагаю, что ходьба порождает ценные мысли, если я иду свободно, по своей воле и не имею другой цели, кроме как побыть наедине с самим собой. Кроме того, ходьба по городу – дело довольно суетливое и беспокойное, в то время как мысль – хотя и с ней иногда случаются бурные всплески – в целом движется в медленном темпе. В таком темпе, который соответствует ритму нашего дыхания. Прогулки в горах заставляют нас больше прислушиваться к собственному дыханию.
А как именно дыхание влияет на мышление?
В зависимости от типа дороги, по которой мы шагаем, и, следовательно, в зависимости от того, как мы дышим, меняется характер наших размышлений. Прогулка по равнине способствует долгим пространным рассуждениям. Прогулка в горах больше подходит для поиска точной формулировки, потому что нам не хватает воздуха. А вот спуск с горы благоприятен для своевольных мыслей, которые движутся куда хотят.
читайте такжеКак прогулки помогают нам думать
Можно ли сказать, что мысли, возникшие во время ходьбы, глубже других?

«Мы – дух и тело одновременно, и ходьба заставляет нас учитывать эту двойную природу».

В любом случае такие мысли ближе к реальности. Мы являемся одновременно духом и телом, и ходьба заставляет нас учитывать эту нашу смешанную природу. Это возможность дать нашей мысли конкретную опору, от которой мы склонны отмахиваться, когда пускаемся в абстрактные рассуждения. Более того, когда мы ходим по горам, то в этом уже заключена диалектика: мы поднимаемся вверх, однако наш взгляд и наклон головы обращены вниз. Получается, что мы любуемся вершинами и в то же время регулярно смотрим себе под ноги, а значит, на землю, которая напоминает, откуда мы пришли и куда уйдем: «Прах ты есть и в прах возвратишься».

Вы хотите сказать, что прогулки пешком – школа мудрости?
Да, потому они удерживают нас на земле: не случайно латинское humilitas – «смирение» – происходит от humus, «земля». Ходьба позволяет нам почувствовать пределы своих возможностей: гуляя, мы испытываем усталость, ощущаем, что стареем, что наши тела не всемогущи, в то время как перемещения на машине, поезде или самолете – это все повод превзойти ограничения нашей природы. Ходьба также учит нас тому, что двигаться прямиком к цели – не в природе вещей. В горах вам приходится долго видеть издали вершину, к которой вы хотите попасть, но вы не можете взобраться туда по прямой, не разбирая дороги. Вы понимаете, что самый короткий путь не всегда самый лучший и что окольные и извилистые пути порой бывают самыми правильными. Именно через блуждания и заблуждения мы находим себя.
Руссо называет это «ничегонеделаньем»...
Да. Для него ходьба – это нечто особенное. В первую очередь она является способом познания природы и, следовательно, истины (природа не жульничает) и красоты. Но она также выполняет роль своеобразной епитимьи, наказания. Всю свою жизнь Руссо стремился к общению с людьми, хотел прозрачных и искренних отношений с ними, как он писал в своей «Исповеди». Но «Прогулки одинокого мечтателя» возникли из констатации поражения: ему не удалось жить среди людей так, как бы ему хотелось, поэтому он приговорил себя к «уходу»*.
Получается что-то вроде: «Скажи мне, как ты ходишь, и я скажу, как ты философствуешь»?
Да. Мы действительно можем провести параллели между образом мыслей философов и тем, как они предпочитают ходить пешком. Кант, к примеру, каждый день в 17.00 выходил гулять по Кенигсбергу и всегда шел одной и той же дорогой. Другими словами, его прогулки были настолько же четко спланированными, насколько его философия – четко выстроенной и структурированной! Ницше тоже имел определенные привычки в том, что касается прогулок, но он предпочитал горы. Именно там человек может проверить на прочность свою исключительную природу, там он воображает, что уже стал на ты с самыми крутыми вершинами... Трудно не заметить здесь сходства с его философией...
Вы приводите в пример тех, кто любил гулять в одиночестве. Все философы такие?

Так бывает довольно часто, потому что для них это возможность поговорить с самим собой – а это и есть определение того, что такое «думать». Но не обязательно. «Диалоги» Сократа, записанные Платоном, во многом имели место во время их совместных прогулок по Афинам и вдоль реки Илисс. Аристотель также учил на ходу. В сущности, вся философия делала свои первые шаги, прогуливаясь. Существует исторический анекдот о Фалесе, который считается первым философом: он обычно ходил, глядя на небо, и однажды свалился в колодец на глазах у рассмеявшейся служанки. Для тех, кто полагает, будто философ должен быть суровым и серьезным, это прекрасный контраргумент: рождение философии было ознаменовано неверным шагом и взрывом хохота!

* Ж.-Ж. Руссо. «Исповедь. Прогулки одинокого мечтателя. Рассуждение о науках и искусствах. Рассуждение о неравенстве». Пушкинская библиотека, АСТ, 2004.

«Во время прогулки моя мысль обретает новый объем и глубину»

alt

Леонид Юзефович, писатель, историк, сценарист

«В одном из рассказов Бунина есть фраза „Он принадлежал к той странной породе людей, которые думают на ходу“. Я запомнил ее с юности, уже тогда удивившись слову „странный“, – для меня думать на ходу естественно, я каждый день гуляю не менее двух часов и все, что пишу, всегда продумываю во время прогулок. Отчасти, вероятно, дело в своеобразной химии мозга: я чувствую, что чем быстрее я иду, тем легче мне думается. Однако, если бы это было единственным объяснением, мне было бы все равно, где ходить. А это не так: в частности, мое решение переехать из Москвы в Петербург было в свое время вызвано тем, что в Москве мне негде гулять, а в Питере, с его морским воздухом и широкими тротуарами, я могу бродить часами. Мне кажется, что пешая прогулка сродни медитации. Многие любят смотреть на языки пламени или текущую воду – если задать мысли определенное направление и расслабиться, они подскажут верное решение. Ходьба для меня служит той же цели, только эффективнее. Я не математик, я не ищу определенного ответа на конкретный вопрос – для меня важен сам путь мысли. И, когда к тому, о чем я думаю, примешиваются виды городских улиц, лица прохожих или запах текущей воды, моя мысль обретает новый объем и глубину».

«Мне важен контакт с почвой, на которой растет все неизвестное»

alt

Евгения Лисичкина, редактор Psychologies

«Путешествие – это „шествие по пути“, и я люблю путешествовать. Ходьба пешком – мой любимый способ передвижения по любому незнакомому городу. Можно сказать, что я изучаю город подошвами ног, это помогает мне понять его и запечатлеть в памяти его образ. Если бы мои ноги оставляли цветные следы, ими был бы сплошь запятнан весь центр Парижа. И Лондона. И Нью-Йорка. Когда приходится ехать на метро или садиться в автобус, мне кажется, что я упускаю что-то важное, лишаюсь непосредственного контакта с почвой, на которой растет эта едва знакомая мне культура. Этот контакт – ключевой момент путешествия, неторопливого, вдумчивого познания нового. И я всегда испытываю сожаление оттого, что у всех нас – современных людей – так мало времени на эти пешие прогулки. Как говорят йоги, наша душа не успевает переноситься со скоростью нашего тела и реактивного самолета из Москвы в Бомбей. Чтобы действительно „совершить путь“ из России в Индию, нам следовало бы пройти все это расстояние... пешком».

«Ген ходьбы проникает в кровь и плоть, ты ощущаешь азарт и зов свободы»

alt

Томас Эспедаль (Tomas Espedal) – норвежский писатель, автор книги «Идем! Или искусство ходить пешком» (Гаятри, 2007).

«Я шагаю по траве и мху, меня донимают насекомые и мухи, я вижу, как взлетают белые куропатки, сердце колотится. Мне нужно найти привычный ритм ходьбы. Так я и буду двигаться, отдыхать, есть, размышлять и наблюдать. Пить воду из ручья, идти по снегу и почти скользить по просторам, в ровном темпе, словно ноги передвигаются сами по себе. Легко и без всякого напряжения, летящей походкой, стирая ландшафт и вычерчивая горизонтальную линию. Чувство, близкое к опьянению, а возможно, это и есть опьянение, только телесное, помогает преодолевать сопротивление и напряжение, печали и боли, ноющие ссадины, и мне уже нипочем мои дряблые мускулы и тяжелый рюкзак. Я останавливаюсь, краткая передышка – и снова в путь. Есть такая точка, стадия пути, после которой ты уже пересекаешь определенную черту, – преодолев ее, ты уже не хочешь останавливаться, ты хочешь продолжать идти, идти, идти, все дальше и дальше. Уже не играет роли, куда и зачем, в каком направлении – ген ходьбы проникает в кровь и плоть, ты ощущаешь азарт и зов свободы. Ты волен идти куда угодно, и время теряет свои границы».

Источник фотографий: PHOTOXPRESS, САБИНА ПАРФЕНОВА
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2017 №23140Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты