Интуиция: знание как предчувствие

Трудно спорить с тем, что интуиция существует. Но как она работает и что вообще представляет собой? Все непонятное нас смутно тревожит. Так посягает ли интуиция на привычную нам картину мира или всего лишь добавляет ей красок?
alt

Точное знание, что скажет наш собеседник, за секунду до того, как он открыл рот. Тревожное чувство, что с близким человеком на другом конце света в этот миг что-то случилось. Необъяснимая уверенность, что встречу или поездку, важную и давно запланированную, необходимо отменить, хотя для этого нет никаких причин… Интуиция многолика, и людей, ни разу не сталкивавшихся с ее проявлениями, наверное, не существует. Как не существует и тех, кто смог полностью «приручить» свою интуицию, овладеть ее скрытыми механизмами и безошибочно использовать в любой ситуации. Хотя современная наука уверена, что именно к этому следует стремиться.

Равнение направо

Многочисленные определения интуиции сводятся примерно к следующему: «это то, чего мы знать не можем, но откуда-то все-таки знаем». И как ни странно, ученые не видят в этом никакого противоречия. Они различают два типа мышления в зависимости от доминирующего полушария мозга. Левополушарное мышление отвечает за анализ, выстраивание логических цепочек, последовательность выводов. Словом, левое полушарие заведует логикой и упорядоченностью, которые составляют основу сегодняшнего отношения к жизни. А правое полушарие отвечает за ассоциативное восприятие, творческие процессы и те самые интуитивные озарения, с механикой которых и хотелось бы разобраться. И когда нас вдруг осеняет интуитивное прозрение, оно приходит вовсе не из каких-то мистических сфер. Оно порождается деятельностью правого полушария мозга.

«Мы живем в мире бесконечного множества динамичных связей между предметами и явлениями, между окружающими нас людьми и виртуальными образами, – объясняет психофизиолог Вадим Ротенберг. – Чтобы не только приспособиться к этому миру, но и пытаться менять его в соответствии со своими потребностями, необходимо воспринимать эти связи во всем их многообразии. У психически здоровых людей способность воспринимать мир как целое, улавливать все эти связи обеспечивается правым полушарием мозга. Именно сюда прежде всего поступает информация из всех органов чувств, и именно правое полушарие тесно связано с лимбической системой, ответственной за наши эмоции».

Проще всего проиллюстрировать это примером из множества детективных или шпионских фильмов, когда герой, едва войдя домой (или даже еще не войдя), чувствует тревогу и понимает, что здесь кто-то побывал. Это абсолютно нормальное проявление интуиции. Десятки и сотни мельчайших деталей наши глаза фиксируют сразу. Но левому полушарию требуются минуты и даже часы, чтобы проанализировать все детали и прийти к выводу, что коврик у двери сдвинут на пару миллиметров, а у плаща на вешалке в прихожей по-другому отогнут воротник. Правое полушарие воспринимает картину мгновенно и целиком. И, сопоставив с хранящимся в памяти образом, посылает сигнал тревоги: что-то не так!

Точно так же правое полушарие способно обнаружить связи между предметами и явлениями, которые не описываются формальной левополушарной логикой – и все-таки существуют. Природу этих связей нам еще предстоит понять, но Вадим Ротенберг уверен: «благодаря интуитивному «схватыванию» не включенных в логические цепочки связей происходят открытия в науке, к которым нельзя прийти путем последовательного анализа имеющихся фактов».

Разумеется, такие озарения происходят не на пустом месте. Знаменитые примеры с ванной Архимеда и яблоком Ньютона никак не свидетельствуют о том, что великие ученые совершили свои открытия случайно. Просто к работе левого полушария «в фоновом режиме» в какой-то момент подключается и правое. И обнаруживает те самые внелогические, но все же существующие связи. Далее следует возглас «Эврика!». Словом, та работа, которая требует от левого полушария времени, а подчас оказывается и вовсе невыполнимой, может быть проделана правым полушарием в доли секунды. А может, впрочем, и не быть – это зависит от множества факторов.

Стив Джобс, который предвидел будущее

Многие современные электронные устройства обладают «интуитивно понятным интерфейсом». Поблагодарить за это стоит Стива Джобса, создателя Apple. В 1984 году он придумал компьютер, управляемый мышью, чьи программы можно было увидеть на экране. До этого требовалось вводить длинные строки кодов и скакать курсором по бесконечным таблицам с названиями программ. Мир программирования ощущал себя безумно сложным, чем явно гордился. И вызывающая простота решений Джобса пришлась совсем не ко двору: его первый проект окончился полным провалом. Но Джобс был жестким и упрямым перфекционистом, который не боялся полагаться на свою интуицию. И если ему виделся компьютер с иконками на экране, он делал именно такой компьютер. Потом ему виделись и компьютеры каплевидной формы, и тактильные экраны, и всемирный музыкальный магазин в виртуальном пространстве. Каждый раз это было нелогично. А сегодня мы не в состоянии себе представить, что всего этого не существовало. «Самое трудное – делать простые вещи, – говорил Стив Джобс. – Нужна большая смелость, чтобы следовать зову своего сердца, своей интуиции». Ю. З.

читайте такжеРазвивать свою интуицию

Опыт и свежие идеи

Наша интуиция разнообразнее, чем кажется: верное решение нам могут подсказать внезапное озарение или многолетний опыт, оптимизм или осторожность.

Психолог Уильям Дагган (William Duggan) полагает, что обычная интуиция – всего лишь внутреннее инстинктивное ощущение. Но есть и другие ее виды. Интуиция опыта проявляется быстро и работает исключительно в знакомых ситуациях. Так профессиональный теннисист знает, куда полетит мяч из-под ракетки соперника. Чем больше мы совершенствуемся в своей специальности, тем лучше понимаем стандартные рабочие ситуации и тем быстрее решаем однотипные проблемы. Стратегическая интуиция срабатывает медленно, но в новых ситуациях, когда нужны свежие идеи. Озарение приходит внезапно, но благодаря ему решается давно мучившая проблема. Для этого необходимо распознать новизну ситуации и отключить интуицию опыта*.

Психолог, лауреат Нобелевской премии по экономике Даниэль Канеман (Daniel Kahneman) видит большую разницу между краткосрочными и долгосрочными прогнозами: «Предчувствие пожарного, что дом вот-вот обрушится, устроено не так, как прогнозы специалиста по Ближнему Востоку о перспективах развития региона. Интуитивная компетентность может развиться, только если ситуации регулярно повторяются и есть возможность на протяжении долгого времени их изучать; требуется не менее 10 000 часов практики, чтобы стать специалистом». Но когда мы, поддаваясь голосу интуиции, обманываем себя, это может быть полезно, считает ученый: «Мы преувеличиваем свои шансы на успех, и этот оптимизм – одна из движущих сил экономики. Его уравновешивает «страх неудач», так что наша жизнь проходит между смелыми ожиданиями и скромными решениями»**. Ю. З.

* W. Duggan «Strategic Intuition: The Creative Spark in Human Achievement» (Columbia University Press, 2007).

** Интервью в журнале Philosophie, 2013, № 68.

Информация решает не все

Отношения полушарий мозга не отличаются «взаимностью». И если правое способно приходить на помощь левому, то обратное, увы, неверно. Скорее наоборот: как только мы позволяем левому полушарию завладеть инициативой, у интуиции не остается ни малейшего шанса. В нашем рациональном обществе, не желающем признавать то, что не получается объяснить, шестое чувство живет на правах бедного родственника. Попробуйте, например, сказать на совещании, что «у вас такое чувство», будто новая стратегия развития неудачна… Заставить современного рационального здравомыслящего человека прислушаться к интуиции – фактически невыполнимая миссия. Между тем ученые и те, кто знаком с последними научными достижениями, настаивают на пользе интуиции. «Мы считаем, что будет лучше, если мы соберем как можно больше информации и потратим как можно больше времени на ее обдумывание. Но есть моменты, особенно в условиях стресса, когда поспешность не во вред, когда наши моментальные суждения и первые впечатления могут предложить нам более эффективные способы адаптации к этому миру, – пишет в своей знаменитой книге «Озарение» Малкольм Гладуэлл (Malcolm Gladwell). – Избыточная информация – не преимущество, достаточно знать очень мало, чтобы разглядеть главный признак некоего явления»*. Той же точки зрения придерживается и автор бестселлера «Как мы принимаем решения» Джона Лерер (Jonah Lehrer): «Лишнее время, потраченное на принятие решения, совсем не гарантирует того, что оно окажется удачным»**. Значит, нужно внимательнее следить за тем, как мы принимаем решения, тренировать в себе этот навык, фиксировать, какие движения мыслей и эмоций привели нас к выводам, оказавшимся впоследствии верными. И разумеется, больше доверять интуиции.

Заказ на озарение

«Интуитивное восприятие более сходно с восприятием органами чувств, которое также иррационально, коль скоро зависит прежде всего от объективных раздражителей физического, а не ментального происхождения», – писал об эмоциональной природе интуиции Карл Густав Юнг***. «Поэтому про эмоции интуиция «знает» больше, чем логика. В межличностных эмоциональных отношениях, которые основаны исключительно на многозначных связях, принципы логики не работают, –отмечает Вадим Ротенберг. – Если вы можете проанализировать, почему вы кого-то любите, сомнительно, что вы его любите на самом деле». Впрочем, Джона Лерер полагает, что у тесной связи интуиции и эмоций есть и обратная сторона. Он считает феномен интуиции родственным эмоциональной памяти. Оказавшись в ситуации выбора, мы взвешиваем аргументы на весах логики, а тем временем наша эмоциональная память уже давно отыскала аналогии в предыдущем опыте. И если прошлое решение было удачным, интуиция подталкивает нас к активным действиям. А если нет – предостерегает от них. Скажем, опытные биржевые игроки могут вкладывать средства, полагаясь на интуицию. Но если вы покупаете ценные бумаги впервые, то лучше все же проштудировать финансовую отчетность компаний, а не надеяться на свое правое полушарие.

Оптимальным было бы такое «разделение труда», при котором логические задачи решало бы левое полушарие, а эмоциональную сторону жизни брало на себя правое. У подавляющего большинства из нас этот баланс явно смещен влево****. Но вернуть гармонию – непростая задача. Ведь мы пытаемся понять механизмы работы правого полушария и ищем способы «включать» его по мере надобности, руководствуясь… все той же левополушарной логикой. Замкнутый круг или загадка? Скорее тот случай, когда ответ может дать озарение.

* М. Гладуэлл «Озарение. Сила мгновенных решений» (Альпина Паблишер, 2010).

** Подробнее см. интервью Джоны Лерера на нашем сайте: psychologies.ru/people/Guest

*** К. Г. Юнг «Человек и его символы» (Серебряные нити, 2006).

**** Д. Майерс «Интуиция» (Питер, 2009).

Миф о женском чутье

Женщины эмоциональнее мужчин, они лучше понимают переживания других людей и обладают шестым чувством, которое позволяет им предвидеть то, чего нельзя предсказать на основании логики. Утверждения такого рода повторялись настолько часто, что теперь выглядят как неопровержимая истина. Но так ли это? По-видимому, первым на эту тему высказался древнегреческий мыслитель Аристотель. Мужская природа, считал он, совершенна и полноценна, в то время как женщина подвержена эмоциям, а значит, менее устойчива и меньше достойна доверия. Вслед за ним Иммануил Кант, немецкий философ XVIII века, утверждал, что женская философия состоит в том, чтобы не рассуждать, а чувствовать. Столетием позже английский натуралист Чарльз Дарвин «мужскую энергию и гениальность» противопоставлял «женскому состраданию и интуитивным способностям». Этим тезисам вторят «исторические» доводы: поскольку женщина на протяжении долгого времени могла реализоваться только дома, в семье, и не имела доступа к общественной и профессиональной деятельности, она развивала не абстрактное мышление, а эмоциональный интеллект, который позволяет улавливать намерения и чувства других людей. Видимо, остается только сделать вывод, что мужчинам принадлежат широкие поля чистого разума, а женщинам – неверное болото интуиции?

Однако эту «истину» решительно опровергает большое исследование, которое провел английский психолог Ричард Вайзман (Richard Wiseman)*. 15 000 мужчин и женщин рассматривали пары фотографий, на одной из которых была запечатлена искренняя улыбка, а на другой – фальшивая. До начала эксперимента по просьбе исследователей участники оценили свою интуицию. Хорошей ее сочли 77% женщин и 58% мужчин. Затем все участники должны были указать, на какой из двух фотографий человек улыбается искренне. Разница между представителями полов оказалась минимальной... и не в пользу женщин! Так, искреннюю улыбку определили 71% женщин и 72% мужчин. И еще одна удивительная подробность. Когда на фото была изображена женщина, мужчины более точно оценивали искренность ее улыбки, чем женщины в случае со снимком мужчины.

Выходит, мнение великих о женской интуиции – не более чем предрассудок! Ирина Грац

* Исследование проводилось на Международном фестивале наук в Эдинбурге в 2005 году. Отчет BBC доступен на сайте: news.bbc.co.uk/1/hi/uk/4436021.stm

alt

Они услышали «подсказку»

И отнеслись к этому всерьез – пусть даже отказаться от отпуска, уйти с выгодной работы или прервать путешествие казалось на первый взгляд очень странным поступком. Наши читатели поделились на сайте своими историями .

Подготовила Елена Шевченко

«Я чувствовала, что должна остаться»

Елена В.: «Со мной случилась поразительная история. Несколько лет назад мы с мужем должны были ехать в отпуск. Накануне отъезда, когда чемоданы уже были собраны, я вдруг поняла, что непременно должна остаться. Я ощущала это, как говорят, нутром, как приказ: нужно остаться. После долгих разговоров и споров мой муж уехал один. А поскольку особых дел у меня не было, я почти все время проводила у мамы. Мы обедали, болтали, смеялись, вспоминая мое детство, ее молодость... Легкое было время. А однажды, когда я собиралась уходить, она долго не отпускала меня. Я даже подумала, не остаться ли ночевать, но у меня на вечер были планы… Ночью мама умерла. Тогда я вспомнила свое чувство: вот из-за чего мне нельзя было уезжать».

«У меня появились силы, чтобы принять важное решение»

tanya 71: «Восемь лет я работала в офисе, держась за хорошую зарплату. Было скучно, но я никак не могла решиться уйти. Однажды мы с мужем улетели на три дня в Стамбул – прекрасный, полный жизни город. Не знаю почему, но в самолет я садилась с уверенностью в том, что скоро вернусь. В первый же день после отпуска я написала заявление об уходе… Сделала это легко, ведь я чувствовала, что поступаю правильно. А уже через месяц я нашла работу в сфере туризма и за четыре года объездила с группами весь мир».

«Мой диагноз не подтвердился»

Ольга, 38 лет: «После рождения второго ребенка мне пришлось плотно заняться своим здоровьем: обследования, анализы. И самый главный – на онкологию. Ждать результатов надо было долго, я очень переживала. И вот однажды возвращаюсь домой, захожу в комнату, где работает телевизор, и вижу такой сюжет: судья на судебном заседании зачитывает приговор и, грохнув молотком по столу, выносит вердикт: «Невиновна!» То есть я вошла в комнату буквально в этот момент! И мне сразу стало ясно, что волноваться не надо, все у меня будет хорошо. Стоит ли говорить, что диагноз действительно не подтвердился!»

«Об опасности меня предупредила бабушка»

Дмитрий: «Несколько лет назад мы с приятелем отправились в путешествие по Амазонке. Описать его в двух словах точно не получится! На каком-то утлом суденышке, в антисанитарных условиях десять дней мы двигались по реке… Под конец путешествия половина нашей экспедиции отравилась местной стряпней – мы ели то, что готовили на борту. Жуткие боли в животе, высокая температура… Ужас! Ночью, в бреду, ко мне во сне пришла моя любимая бабушка. И посоветовала мне… съесть банан. Я послушался – и мне действительно стало немного легче. Худо-бедно мы прибыли в следующую точку путешествия – Манаус. Я был еще очень слаб и просто лежал, дожидаясь отъезда. И тут мне снова приснилась бабушка. Она буквально требовала, чтобы я больше не садился на корабль. В результате тот отплыл без нас, а мы с приятелем сели на самолет. Через пару дней мы узнали о кораблекрушении и десятках пострадавших… Мой сон не обманул меня. Хотя, с другой стороны, было трудно не заметить, в каком состоянии находился тот наш корабль!»

Источник фотографий: Сандрин Экспийи (Sandrine Expilly)
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2017 №23140Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты