psyhologies.ru
тесты
текст: Михаил Азаров 

Как мы воспринимаем людей с пирсингом?

Когда-то пирсинг был нам в диковинку: людей с проколотой бровью или губой побаивались. Со временем удивление ушло, а бунтари-тинейджеры, «проколовшиеся» первыми, выросли – и вошли в число тех, кто формирует общественное мнение. Значит ли это, что мы стали воспринимать людей с пирсингом иначе?
alt

Несколько десятилетий назад пирсинг был редкой и вызывающей экзотикой. Человеку с металлическими украшениями требовалась железная же уверенность в себе и готовность постоянно отвечать на неудобные вопросы. Сегодня пирсинг, вслед за татуировками, становится делом вполне привычным. Офисный менеджер с «тоннелями» в ушах или даже университетский преподаватель с проколотой бровью сейчас вряд ли кого-то удивляют. Проведенный в Англии опрос* показал, что пирсинг есть у каждого десятого человека старше 16 лет.

Но означает ли наше привыкание к пирсингу, что теперь мы считаем его нормальным явлением и готовы воспринимать его обладателей уважительно и серьезно? Ряд исследователей независимо друг от друга решили изучить этот вопрос.

Участникам проведенного психологами из Вестминстерского Университета в 2012 году исследования** предлагали оценивать фотографии мужчин и женщин с различным количеством пирсинга на лице или вообще без него. люди с проколами на лице были восприняты как менее привлекательные. Испытуемые оценили их умственные способности как предположительно более низкие. И чем больше пирсинга было на лице у оцениваемых людей, тем более низкие оценки они получали.

Нежелание работодателей принимать на некоторые должности людей с украшениями на видимых участках кожи тоже имеет под собой основания. Так, при опросе, проведенном учеными из университета Отаго (Новая Зеландия) среди пациентов новозеландских больниц***, пирсинг оказался вещью, которую они наименее всего бы хотели видеть у своего лечащего врача.

Подозрительное отношение к тем, кто не похож на нас, – глубоко сидящее в нас архаичное чувство. Но почему именно пирсинг так настораживает общество, которое ориентировано на то, чтобы принять и уважать каждого?

читайте такжеЧто скрывает их вид

Дым без огня?

В основе предрассудков лежат вполне рациональные доводы. Многие психологи сходятся во мнении, что проколы на видимых участках тела (как и татуировки) могут рассматриваться как индикаторы более рискованного отношения к жизни. В среднем при наличии пирсинга и/или татуировок люди чаще склонны к употреблению алкоголя**** и наркотиков, чаще имеют проблемы с законом, менее серьезно относятся к учебе.

Чтобы проверить расхожее мнение о связи наличия пирсинга и алкоголя, психологи из университета Южной Бретани (Франция) предлагали выходящим из баров студентам подышать в алкотестер. Их гипотеза подтвердилась – степень алкогольного опьянения у студентов с металлическими украшениями в коже на видимых участках тела была значимо выше.

Проведенное психологами из Квебекского университета (Канада) в 2006 году среди подростков исследование***** показало, что 80% девушек, имеющих проколы на теле, имели опыт рискованного поведения в это понятие включалось множество вызывающих поступков – от прогулов по учебе до употребления наркотиков). А среди молодых людей, имеющих регулярный опыт употребления наркотиков, игровую зависимость или проблемы с законом, пирсинг оказался в 17 раз более распространен, чем среди их социально благонадежных ровесников.

читайте такжеЧто говорят о нас наши татуировки?

Не все так однозначно

С другой стороны, нельзя однозначно говорить о том, что пирсинг осуждается и не принимается окружающими. Его наличие – это заявление о том, что человек ощущает себя свободной, уверенной личностью, ставящей свои представления о том, как должно выглядеть его или ее тело, выше мнения окружающих. Проведенное учеными из Стейтон-Колледжа (США) среди студентов Нью-Джерси исследование****** показало, что люди с пирсингом воспринимаются участниками как более креативные, творческие и загадочные.

Согласно другому исследованию, проведенному группой психологов в университете Теннесси (США)******, люди с пирсингом показали значительно более высокий уровень открытости к новому опыту, чем испытуемые без него. На основе полученных характеристик рисуется портрет типичной «творческой» личности – яркой, креативной, но и в определенной степени асоциальной (в зависимости от того, какому именно «новому опыту» человек открывается).

Таким образом, стереотипы и предвзятое отношение к людям с пирсингом никуда не исчезли даже в развитых и толерантных странах, они просто стали менее заметными. Проколы на теле по-прежнему вызывают у большинства непонимание и нежелание воспринимать таких людей как взрослых и надежных членов общества. Напрашивается вопрос: поскольку негативное отношение к людям с пирсингом интуитивно понятно большинству людей (и подтверждается экспериментально) – можно ли предположить бессознательную тягу к именно такой реакции на себя у тех, кто делает пирсинг?

* «Body piercing in England: a survey of piercing at sites other than earlobe», British Medical Journal, June 2008.

** «The Influence of Facial Piercings and Observer Personality on Perceptions of Physical Attractiveness and Intelligence», European Psychologist, 2012, vol. 17, № 3.

*** «Judging a book by its cover: descriptive survey of patients' preferences for doctors' appearance and mode of address», British Medical Journal, 2005, December 24.

**** «Tattoos, Piercings, and Alcohol Consumption, Alcoholism: Clinical and Experimental Research», vol. 36, № 7, July 2012.

***** «Are tattooing and body piercing indicators of risk-taking behaviours among high school students?», Journal of Adolescence, vol. 29, № 3, June 2006.

****** «Perception of a photograph of a woman with visible piercings». Psychological Reports, 2008, vol. 103.

******* «Personality correlates of tattooing and body piercing in a college sample: The kids are alright». Personality and Individual Differences, Volume 45, Issue 4, September 2008.

читайте такжеОна хочет сделать себе пирсинг
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье