psyhologies.ru
тесты
текст: Наталья Никс 
PSYCHOLOGIES №36

Любить себя по-русски

Получать удовольствие от жизни, ценить других и радоваться вместе с ними может лишь тот, кто любит самого себя. Историк Наталья Никс размышляет о том, почему эта истина так непопулярна в России.
alt

Фраза «Я себя люблю; я себя уважаю» звучит как-то не по-русски. И если сегодня наши молодые соотечественники все же готовы ее озвучить («А кого еще любить!»), то старшему поколению понятие «любовь к себе» кажется почти неприличным. В любом случае некая неловкость налицо. Но есть ли проблема? Ведь мы любим родителей, мужа или жену, детей, друзей – разве этого недостаточно?

Оказывается, нет. Разбираясь в философских и психологических тонкостях любви, определяя ее виды (эротическая, платоническая, родительская, патриотическая), нам трудно поверить: все начинается с любви к самому себе, и только потом это чувство обращается к близким, противоположному полу, ребенку, родине и т. д. Принятие себя, любовь к себе – одна из наиболее существенных, базовых потребностей человека – это утверждают психологи разных школ и направлений. Если она удовлетворена, наша жизнь гармонична, если нет, возникают проблемы.

Как самого себя

НЕДОСТАТОЧНО ЛЮБИТЬ РОДИТЕЛЕЙ, ДЕТЕЙ, ДРУЗЕЙ, МУЖА ИЛИ ЖЕНУ. НАЧИНАТЬ НУЖНО С СЕБЯ

Как мы к себе относимся? Особенно остро этот вопрос стоит для русских (российских) людей, сотни поколений которых воспитывались на идеях любви к кому угодно – от ребенка до царя или генсека, кроме самого себя. Какие национальные особенности взрастили в нас эту нелюбовь к себе?

Истоки, вероятнее всего, кроются в христианской традиции. Опираясь на текст Священного Писания, церковь во все времена призывала «любить ближнего». Однако полностью слова Христа в Евангелии звучат так: «Возлюби ближнего своего, как самого себя». Идея, выраженная в этой библейской заповеди, подразумевает, что уважение к своей целостности и уникальности, любовь к себе и понимание своего «я» неотделимы от понимания другого человека, уважения и любви к нему. Размышляя об этом, выдающийся психолог и философ Эрих Фромм писал: «Если добродетельно любить ближнего как человеческое существо, то добродетельной, а не порочной должна быть и моя любовь к самому себе, раз я – тоже человеческое существо». Но православная традиция всегда делала акцент на первой части евангельской цитаты.

Европейские удовольствия

Европейцы иначе осваивали «науку» любви к себе. Начиная с античных времен в западной философии, этике и искусстве параллельно с идеями самоотречения и аскезы развивалось гедонистическое учение. Древним стоикам, проповедовавшим отказ от земных удовольствий в пользу духовного совершенства, неизменно противостояли эпикурейцы, прославлявшие плотские утехи, а суровым средневековым философам-схоластам, погруженным в размышления о божественном, – развеселые поэты-ваганты с их представлениями о мире как о кабаке, где каждый может на славу повеселиться. И, хотя на протяжении многих столетий чувственная, «плотская» линия в европейской культуре оставалась маргинальной и даже несколько крамольной, полностью она никогда не прерывалась.

Начиная же с эпохи Возрождения в Европе начинается подлинный культ телесного: полотна Рубенса и Тициана, нарочитая вычурность барочного стиля – все это призывало видеть красоту чувственного мира в каждом явлении жизни.

Русское искусство, напротив, на протяжении всей своей истории было подчеркнуто сдержанным. Идеи социальности, служения высшим идеалам, направленность в первую очередь на духовную сферу составили главное его содержание. Еще Николай Бердяев отмечал: русская художественная культура возникла не из радостного творческого избытка, а от муки страдальческой судьбы человека и народа, из поиска всечеловеческого спасения. Гедонистические мотивы, столь распространенные на Западе, присутствуют у нас лишь незначительными вкраплениями и полнее всего оказались выражены в архитектуре модерна начала XX века.

Об этом

  • Николай Бердяев «Самопознание», ДЭВ, 1990.
  • Юрий Лотман «Беседы о русской культуре», Искусство, 1994.
  • «Русский эрос, или Философия любви в России», Прогресс, 1991.
  • Эрих Фромм «Человек для себя», Коллегиум, 1992.
Источник фотографий: Shutterstock
  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • olga1111   
    278 недель назад

Сомневаюсь, что замужество пушкинской Татьяны было самоотверженной любовью. Скорее она вышла замуж из необходимости, которую навязывало общество (что актуально и сегодня) и от безысходности. А примеры несчастной любви присущи не только русской лирике, но и французской. Взять хотя-бы даже повести Франсуазы Саган. я уж не говорю о французских мелодрамах, которые всегда завязаны на страстной, но несчастной или несбыточной любви.
Psy like0
новый номерФЕВРАЛЬ 2017 №13130Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Воплотить свои мечтыВоплотить свои мечты«У меня есть мечта». Или больше нет? Почему с годами мы перестаем понимать свои истинные желания и как снова их услышать?. Всегда есть причины ничего не предпринимать, считает психоаналитик Софи Кадален, но, бездействуя, мы теряем возможность развиваться. Чтобы достичь новых целей, нам предстоит измениться самим, и в этом помогут трансформационные игры. И наконец, осуществить мечту не значит совершить подвиг: иногда, по словам наших героев, достаточно быть внимательными к тому, что предлагает жизнь. Все статьи этого досье
Все досье