psyhologies.ru
тесты
текст: Дарья Громова 

Мишель Казенав: «Главное – понять, не обманывает ли нас интуиция»

Интуиция открывает доступ к правде людей и вещей, уверен философ и писатель. Но полагаться на нее нужно с осторожностью и только в особом состоянии духа.
alt
Psychologies : Какое определение можно дать интуиции?
Мишель Казенав Мишель Казенав: Это слово происходит от латинского intueri, что значит «смотреть». Интуиция очень близка к тому, что называется инсайтом, потому что позволяет проникнуть в самую суть вещи, человека или события. Она предполагает, что мы видим реальность другого человека, который стоит перед нами, или той ситуации, в которой мы находимся. Наверное, у интуиции много общего с предвидением. Весь вопрос в том, соответствует ли реальности наше предвидение. Мы можем быть внутренне убеждены в чем-то, а потом окажется, что мы ошибались. Но я не знаю ни одного способа распознать, соответствуют ли истине наши ощущения в данный момент. И это – самое трудное, когда речь идет об иррациональном: ни в чем нельзя быть уверенным, у нас нет никаких гарантий. Поэтому об интуиции следует рассуждать с огромной осторожностью. Сколько раз я видел, как люди совершали серьезные ошибки, следуя «подсказкам» интуиции! Они доверились своему чувству, но интуиция подвела их: их поведение не соответствовало тому, что от них требовалось.
Мишель Казенав (Michel Kazenave) родился в 1942 году, учился в Париже, был увлечен идеями психоаналитика Мишель Казенав (Michel Kazenave) родился в 1942 году, учился в Париже, был увлечен идеями психоаналитика
Существуют ли люди, обладающие более развитой, чем у других, интуицией?
М. К. М. К.: Да. Тут я согласен с Юнгом, который создал классификацию психологических типов, и в их числе есть те, кто наделен особой интуитивной структурой личности. Есть люди, обладающие прозорливостью, способностью строить предположения о будущем. Другие живут скорее ощущениями, они прекрасно воспринимают то, что их окружает в данный момент. Еще один тип людей – те, кто ориентирован скорее на мышление, рассуждения, анализ, устройство. И если мы не наделены от природы выраженной интуицией, мы никогда не сравнимся с теми, у кого эта способность есть с рождения. Однако большая часть тех, кто обладает даром интуиции, о нем не знают или открывают его поздно. Так что ошибки возможны всегда.
В чем причина наших ошибок?
М. К. М. К.: Чаще всего мы ошибаемся потому, что переносим наши собственные тревоги и желания на других людей, на внешний мир. Мы видим других не такими как есть, а такими, какими мы боимся увидеть самих себя. Часто люди принимают за интуицию свой способ смотреть на мир. Им кажется, что они видят в истинном свете ситуацию или человека, а на самом деле они видят лишь самих себя! Они становятся жертвой раздувания своего «Я». Ошибка, которая стоит за неверными интуитивными представлениями, состоит в следующем: мы думаем, что все понимаем, все знаем, а на самом деле мы пребываем в плену иллюзии, мы одержимы стремлением все контролировать, владеть ситуацией, распоряжаться другим человеком... Окружающая обстановка этому только способствует. Мы развиваемся в обществе, где царит идеология «Я», которая предлагает нам жить в мире с самим собой, полностью закрывая глаза на встающие перед каждым духовные вопросы, на то обстоятельство, что на нас воздействуют вещи, которые нас превосходят и на нас влияют… Однако интуиция вырастает именно из этого, из нашей способности проникать взглядом за внешнюю оболочку вещей.
Чтобы интуиция сработала, нужен особый настрой?
М. К. М. К.: Разумеется, интуиция предполагает некое общее поле с человеком, которым мы интересуемся. Чтобы ощутить это поле, нужно настроиться понимать и (вос)принимать, а не брать власть. Для этого нужно преодолеть свое «Я». Что невозможно, если «Я» не выстроено или слишком раздуто. Нужно отказаться от стремления навязать свое видение вещей, от всемогущества субъекта. Это крайне трудно, ведь нужно на- учиться внутреннему глубокому молчанию. Интуиция опирается на эту глубину и покой. Как можно уловить сигналы, если мы не сумели заставить замолчать все многочисленные внутренние голоса, которые постоянно шепчут: «ты плохой сын», «твой отец тебя не любит» и так далее?
Можно ли
М. К. М. К.: Ну конечно! Любой человек способен измениться. Мы могли воспитываться в среде, где нам была навязана несвойственная нам манера мыслить. Жизненные события, драмы, перемены могут выполнить роль внутренней психотерапии, которая откроет нам, кто мы на самом деле, и позволит заглянуть дальше, за пределы себя. Психоанализ для этого не обязателен, мы вполне можем справиться сами. Разве мы не справлялись с проблемами до рождения психоанализа? Но часто этот путь связан с кризисами. В них есть смысл. Вопрос в том, готовы ли мы пройти через эти кризисы. Они каждый раз напоминают нам: ты должен посмотреть на себя и на то, насколько гармоничны твои отношения с миром.

«СЛЕДОВАТЬ ИНТУИЦИИ ЗНАЧИТ ПЕРЕСТАТЬ ВСЕ СВОДИТЬ ТОЛЬКО К СЕБЕ, ПРИНЯТЬ ОТЛИЧИЯ И ГЛУБОКУЮ СТРАННОСТЬ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА – И ДВИНУТЬСЯ ЕМУ НАВСТРЕЧУ»

Не находятся ли эти взаимоотношения с миром и с другими в центре интуиции?
М. К. М. К.: Несомненно. Я думаю, как и Юнг, что наша истинная личность несводима к «Я», и сначала нужно разобраться с этим вопросом. Затем мы можем поработать над нашей открытостью внешнему миру: перестать замыкаться в себе, начать по-настоящему слушать других, распознавать информацию, которую нам транслирует ситуация, и действовать в соответствии с услышанным. Первое, что нужно признать: вещи не принадлежат нам, мы не царим над ними. Я знаю, что это трудно и идет абсолютно вразрез с современным дискурсом, предписывающим действие субъекта. Я ратую за то, чтобы мы учились воспринимать мир! Следовать интуиции значит принимать и быть готовым к встрече с тем, что исходит из человека, вещи, учитывая контекст. Как и в любви, суть в том, чтобы перестать все сводить к себе, принять различие и глубокую странность другого. Мы одновременно тронуты другим и трогаемся с места благодаря ему. Мы смотрим в сердце другого человека, ситуации, и двигаемся ему навстречу. Так соединяются пассивность и активность...
Быть пассивным и действовать – ведь это антонимы…
М. К. М. К.: Которые, однако, «ходят парой». Это разные вещи, но в то же время мы стараемся совместить их, создавая тем самым динамику. Если отдать предпочтение только одному из двух движений, мы наверняка ошибемся. Принцип единства рождается из взаимодействия противоположностей. По той же причине я советую поверять интуицию разумом, связывать рациональное и иррациональное. Я ненавижу современное кредо: «Давайте доверимся интуиции». Это примерно как «Давайте доверять эмоциям!». Эсэсовец, который шел вечером в лес поиграть на скрипке после совершенных днем преступлений, испытывал эмоции. Нет иррационального без рационального. Нужно спросить себя: «Отвечает ли это интуитивное ощущение моим знаниям, отражает ли их?» Помочь интуиции вступить в диалог с мыслью очень важно, чтобы избежать катастроф!
Источник фотографий: Сандрин Экспийи (Sandrine Expilly)
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье