psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Алина Никольская 

Мне 52, а я так и не повзрослел

При всей своей успешности известный британский писатель-фантаст Чарли Стросс ощущает себя неудачником: ему кажется, что он не справился с задачей взросления. В своей колонке он пытается разобраться, в чем причины этого чувства неполноценности.
Мне 52, а я так и не повзрослел

Вот-вот мне исполнится 52 года, и я могу сделать признание: я чувствую, что не справился с задачей стать взрослым. Что это такое – быть взрослым? Взрослость предполагает определенный набор действий и способов поведения. Каждый может составить свой собственный список. И возможно, вы тоже чувствуете, что не сумели ему соответствовать.

Во всяком случае, я не одинок в такой самооценке. Знаю множество людей, и моего возраста, и более молодых, которые считают себя неудачниками, потому что им не удалось взросление.

Я чувствую, что не справился с задачей повзрослеть, – но это не значит, что я не справился с этим на самом деле. Я писатель, живу в собственной квартире, у меня есть машина, я женат и прочее. Если составить список всего, что положено иметь и делать взрослому человеку, я, пожалуй, вполне ему соответствую. Ну а то, чего я не делаю, вполне опционально. И тем не менее во мне есть это чувство неудачника... Почему?

В моем детстве образ мужчины непременно включал в себя костюм и шляпу; мужчины ходили на работу. Женщины носили исключительно платья и сидели дома

Как и у всех, мое представление о взрослости формировались в детстве из наблюдения за родителями, которые росли и достигли совершеннолетия в 1930-е годы – начало 1940-х. А они следовали модели взросления своих родителей, моих бабушек и дедушек (троих из которых я уже не застал в живых). Те, в свою очередь, достигли совершеннолетия накануне Первой мировой войны или во время нее.

И вот в чем тут дело: полагаю, что я ребенком усвоил ту модель взрослого поведения, которая сегодняшней молодежи знакома разве что по сериалам типа «Безумцы». Образ мужчины непременно включал в себя костюм и шляпу; мужчины ходили на работу. Женщины носили исключительно платья, они сидели дома и воспитывали детей. Представление о материальном преуспеянии предполагало наличие машины и, возможно, черно-белого телевизора и пылесоса (хотя он был чуть ли не предметом роскоши в 1950-е); авиапутешествия были еще экзотикой.

Взрослые люди посещали церковь (в нашей семье – синагогу), общество было довольно однородным и в определенной мере нетерпимым. А поскольку я НЕ ношу костюм и галстук, не курю трубку, не живу со своей семьей в доме в пригороде, я чувствую себя каким-то мальчиком-переростком, которому так и не удалось стать взрослым и достичь всего, что взрослому положено.

Знаю множество людей, которые считают себя неудачниками, потому что им не удалось взросление

Но, конечно, все это чушь, этот синдром самозванца, выдающего себя за взрослого. Не было таких взрослых в реальности, если не считать богатых и знаменитых людей, служивших остальным ролевыми моделями. Это всего лишь образ успешного человека из среднего класса, утвердившийся в культурном нарративе и ставший шаблоном; но закомплексованные, охваченные страхом люди стараются убедить себя, что они взрослые, и пытаются соответствовать всему тому, что якобы ожидают от них окружающие.

Обитатели городских предместий 50-х, в свою очередь, унаследовали представление о взрослом поведении от своих родителей. Может, и они тоже чувствовали себя неудачниками, не сумевшими повзрослеть. И наверное, так же чувствовали себя и предыдущие поколения. Может быть, родителям-конформистам 1920-х тоже не удавались попытки стать «настоящими» отцами семейств в викторианском духе, и они ощущали как свое поражение то, что не могли позволить себе нанять повара, горничную или дворецкого.

«Внутри каждого 80-летнего старика живет растерянный восьмилетний мальчик, не понимающий, что это за чертовщина с ним сейчас приключилась» Терри Пратчетт

Вот у богатых людей все в порядке: они могут позволить себе все, что, по их мнению, им положено: и прислугу, и образование для детей, и проч. Сериал «Аббатство Даунтон» потому и был популярен, что демонстрировал этот классический стиль жизни богачей, где есть место каждому и каждый на своем месте, включая и зрителя перед телевизором, до которого вдруг доходит: так вот почему его мама так скрупулезно раскладывала столовые приборы на обеденном столе! (Истории о богачах ведь рассказывали и показывали всегда.)

В отличие от богатых, все прочие отчаянно цепляются за обломки устаревших культурных образцов, которые лучше было бы отбросить. Так что, если вы сейчас ссутулились над своим лэптопом, если на вас не костюм, а худи и джоггеры, если вы коллекционируете модели космических кораблей Enterprise, расслабьтесь, вы не неудачник! Меняются поколения, и меняется культура, вы движетесь в общем потоке, а не держитесь изо всех сил за прошлое. Как сказал Терри Пратчетт, внутри каждого 80-летнего старика живет растерянный восьмилетний мальчик, не понимающий, что это за чертовщина с ним сейчас приключилась. Обнимите этого восьмилетнего ребенка и скажите, что он все делает правильно.

Подробней см. на сайте antipope.org

Чарльз Дэвид Джордж Стросс (Charlie Stross),

Об авторе

Чарльз Дэвид Джордж Стросс (Charlie Stross), британский писатель-фантаст, лауреат премий «Хьюго», «Локус», «Скайларк» и «Сайдвайз». Самый известный его роман — «Небо сингулярности» (Ace Books, 2003).

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье