psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Ксения Татарникова 

Элизабет Гилберт: «Как я реагирую на критику»

Автор бестселлера «Есть, молиться, любить» – о том, как она думает и поступает, когда ее критикуют.
Элизабет Гилберт: «Как я реагирую на критику» ФОТО Getty Images 

Недавно на встрече с читателями меня спросили, как я реагирую, когда критикуют меня или мои книги – особенно в интернете. Этот вопрос задают часто, поэтому я решила подробно ответить на него, в надежде, что мои слова помогут кому-нибудь – не важно, кто вы и что делаете со своей жизнью.

Самый простой и короткий мой ответ, когда меня спрашивают, как я реагирую на критику, – «никак». Я не читаю статьи и комментарии, в которых меня критикуют, и не ищу их специально в интернете.

Я не слушаю критику от людей, которые не принимают мои интересы близко к сердцу, – такая критика не делает меня лучше

Я избегаю критики о себе не потому что мне плевать на то, что люди говорят обо мне. Наоборот – потому что я принимаю чужие мнения слишком близко к сердцу. Я очень чувствительна, и меня легко ранить злым словом. Я знаю, что критические высказывания могут сильно задеть меня, а у меня нет цели ранить себя.

Элизабет ГилбертНа премьере фильма «Ешь, молись, люби» в Лондоне ФОТО Getty Images 

О моей работе написано много больших обстоятельных рецензий в серьезных газетах – но я их никогда не читала. Например, я знаю, что легендарный критик Джанет Маслин написала разгромную рецензию на мою книгу «Законный брак» в The New York Times несколько лет назад, но я не имею ни малейшего представления, что именно она сказала обо мне, и не собираюсь узнавать. (Если вам любопытно прочесть – Google в помощь, но я точно не хочу.)

Знакомые рассказали мне, что рецензия была негативной (добрые друзья просто предупредили, не такие добрые послали ссылку – спасибо, ребята). В любом случае я ответила: «Спасибо за информацию» – и тут же отвернулась, как я отворачиваюсь, когда проезжаю мимо дорожной аварии или когда по телевизору показывают место убийства, от которого кровь стынет в жилах.

Я не буду впускать эти слова в мою голову. Я не могу держать эти картинки у себя голове. Поступить так значило бы совершить насилие над собой, а я больше не хочу себя насиловать.

Кажется, Джон Апдайк сказал: читать рецензии на свои книги все равно что есть сэндвич, в котором может попасться битое стекло. Бутерброд с осколками стекла. Какая мне польза оттого, что я съем что-то, от чего внутри будет кровоточить?

Напротив, если рецензия доброжелательная (и ее заранее посмотрел любящий член моей семьи), я прочту ее. Потому что догадайтесь что? Правда, очень приятно слушать, как люди хвалят вашу работу! И это редкость! Поэтому, когда такое случается, радуйтесь вволю, наслаждайтесь хорошей рецензией.

Элизабет ГилбертЭлизабет Гилберт на телешоу «Доброе утро, Америка» ФОТО Getty Images 

Когда та же Джанет Маслин написала рецензию на мою книгу «Происхождение всех вещей» в The New York Times и она ей понравилась, я наслаждалась ее статьей, потому что нет ничего плохого в том, чтобы побаловать себя вкусным сэндвичем, в котором нет осколков стекла. Потому что нам всем иногда нужно «кормить себя».

Кто-то скажет: «Но как же вы можете считать себя честным художником, если вы готовы слышать только хорошие слова и не обращаете внимания на критику?» Я отвечу: «Это моя работа – следить за тем, чтобы оставаться честным художником, а не забота критика».

Критик не работает на меня, он работает на газету. У критика есть его собственная ответственность – он должен оставаться честным, но он не обязан вытаскивать меня из беды или принимать близко к сердцу мои интересы. Природа наших отношений другая. Во мне нет ненависти к критикам, они – естественная часть творческого пейзажа. Но я не слушаю критику от людей, которые не принимают мои интересы близко к сердцу, – мне такая критика никак не помогает в работе и не делает меня лучше.

Жестокая честность – это не добродетель. Честность без доброты не стоит той цены, которую вы за нее платите

Тем не менее негативные отзывы о моей работе я принимаю – но только от определенных людей и в определенное время.

Люди, к чьему мнению я прислушиваюсь, заслужили право предлагать мне критику. Их немного, и они драгоценны. Это несколько моих самых близких друзей, которым я доверяю, члены моей семьи и коллеги. Вот тест, который помогает мне определить, есть ли у конкретного человека право критиковать меня.

  • Доверяю ли я твоему мнению и твоему вкусу?
  • Верю ли я, что ты поймешь то, что я пытаюсь создать, и поэтому сможешь помочь мне улучшить мое произведение?
  • Уверена ли я, что ты принимаешь мои интересы близко к сердцу – что в твоей критике нет какого-то темного скрытого мотива, задней мысли?
  • Уверена ли я, что ты предлагаешь свою критику со всей возможной мягкостью – так, чтобы не ранить меня ею?
Элизабет Гилберт: «Как я реагирую на критику» ФОТО Getty Images 

Доброжелательность – очень важное условие. У вас, как и у меня, наверняка имеется подруга, любительница резать правду-матку в лицо. Послушайтесь моего совета: никогда не показывайте ей свою работу. Никогда не спрашивайте ее мнение, никогда не обнажайте перед ней свою ранимость. Когда кто-нибудь заявляет вам, что «жесток, но зато честен», на самом деле он хочет сказать следующее: «Я жестокая. Мне нравится причинять боль. Ты можешь быть уверена, что я только и жду возможности поиздеваться над тобой. Пожалуйста, дай мне возможность ранить тебя».

Я никому не давала разрешения издеваться над собой. Я не испытываю к себе ненависти до такой степени. Жестокая честность – это не добродетель. Честность без доброты не стоит той цены, которую вы за нее платите. Я могу выслушать искреннее мнение, но только когда оно исходит от доброго сердца, которое не жаждет крови.

Теперь о том, когда я слушаю критику. Только если еще остается шанс что-то исправить или изменить в работе. После того как книга ушла в печать – не в моей власти что-то изменить, потому что толку копаться в критических отзывах, когда уже слишком поздно?

После того как книга ушла в печать – не в моей власти что-то изменить, что толку копаться в критических отзывах, когда уже слишком поздно?

В век интернета очень трудно избежать негатива о себе – так легко найти и прочесть о себе самые ужасные вещи. Все, что мы выкладываем онлайн, может стать предметом высмеивания, оскорблений. Но это не делает интернет местом зла. Интернет еще и чудесная площадка для игры, где вы выражаете себя самыми невероятными способами, о которых раньше человечество и не подозревало. Так наслаждайтесь этой игрой и посылайте свои произведения в мир. Но не читайте комментарии. Просто – не читайте.

И не гуглите свое имя, если только не хотите нанести себе больше ран. (Раз уж речь зашла о том, как перестать ранить самого себя, дайте мне сказать заодно вот что: не гуглите имя своего бывшего или бывшей. Отойдите от горящей машины.)

Элизабет Гилберт: «Как я реагирую на критику» ФОТО Getty Images 

Конечно, бывает невозможно избежать неприятных комментариев. Вдруг выскакивает в «Твиттере» или «Фейсбуке» что-то злобное, грубое. Блокируйте, игнорируйте, не застревайте на этом. Не кормите троллей. Не давайте себя вовлечь. И никогда не позволяйте троллям украсть у вас право пользоваться таким чудом, как интернет. У вас есть право говорить и право публиковать свою работу, право найти свою аудиторию. Просто продолжайте выражать себя – и не обращайте внимания на критику, вовремя отворачивайте голову.

Не сидите с широко открытыми глазами в час ночи (обычно еще и с огромной порцией мороженого в руке) после того, как опубликовали что-то важное для себя, и не прокручивайте страницы с добрыми отзывами, пока наконец не наткнетесь на один невероятно жестокий комментарий, который доказывает то, что вы всегда подозревали в самом темном, кошмарном углу вашего сознания, – что да, вы обманщица, у вас нет таланта, вы толстая, уродливая и полное ничтожество.

Элизабет ГилбертЭлизабет Гилберт на шоу Опры Уинфри в Вашингтоне ФОТО Getty Images 

Не начинайте копать эту яму, потому что если вы будете копать достаточно долго, вы найдете боль, которую искали.

Читать комментарии о самом себе в интернете – все равно что украдкой листать дневник соседа по комнате. Так и тянет прочесть, потому что вот же он, лежит перед вами. Но если читать долго, в конце концов наткнетесь на слова, которые разобьют ваше сердце. Не читайте. Положите на место. Не поддавайтесь искушению. Проявите силу воли, она необходима, чтобы позаботиться о себе. Уйдите прочь.

Я отказываюсь ненавидеть себя до такой степени

Я не раз наблюдала, как мои друзья – творческие личности – причиняли такой вред себе и своей работе, копаясь в комментариях в поисках негатива, пока в конце концов не находили осколок стекла в сэндвиче, и тогда они брали этот осколок и ранили им себя, глубоко. Иногда эти раны остаются навсегда. А потом друзья удивляются, куда подевалось их вдохновение и почему им так трудно творить.

Тем временем придурок, который написал мерзкий комментарий о вас, нажимает «отправить» под своим злобным посланием и снова переключает свое внимание на пиво и порно. Он будет сидеть, почесывая свой зад, и думать про вас забудет. А вы между тем навсегда впечатаете его слова в свой разум. И когда вы сядете, чтобы творить в следующий раз, это слова будут эхом отдаваться в вашей голове («Ты бездарность. Ты ничтожество, мусор»).

Элизабет ГилбертНа презентации книги «Большая магия» в Майами ФОТО Getty Images 

Я отказываюсь идти по этому пути. Я отказываюсь ненавидеть себя до такой степени. Хватит и того, что творческая работа – одна из самых тяжелых на свете. Я отказываюсь заполнять свое творческое пространство, свой мозг жестокими ядовитыми словами, которые только ухудшают дело.

Отказываясь читать мерзкие вещи о себе, я не отрицаю реальность, я утверждаю себя в ней. Таким образом я поддерживаю свою жизнь и свою творческую энергию. Это мой способ защиты, способ сохранять свой ум чистым, ясным и готовым к творческой игре.

Я хочу, чтобы все мы свободно выражали себя в мире – особенно женщины! Нам нужны ваши голоса, нам нужно ваше творчество, нам нужна ваша храбрость, ваши произведения и ваша работа. Но помните: если вы посылаете что-то в мир, каждый имеет право отвечать на ваше послание как захочет – это условия договора. На вас могут наброситься, вас могут оскорблять, вас могут унижать. Но вы не обязаны никого слушать.

Отвернитесь от жестокости. Найдите людей, которым вы можете доверять, и прислушивайтесь только к ним. Как только вы отправили свое произведение в мир, ваша работа окончена. Отпустите ее и идите дальше своей дорогой. Продолжайте делать свою работу, открывайтесь миру и отворачивайтесь от темноты.

Заботьтесь о себе. Творите свободно. Делитесь храбро. Но никогда не начинайте копать яму, чтобы найти разбитое стекло.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье