psyhologies.ru
тесты
текст: Ксения Дьякова-Тиноку 

Вопросы о сексе, которые вы стеснялись задать

Казалось бы, что может быть естественнее секса? Но британский философ Ален де Боттон убежден, что в современном обществе «секс по сложности сравним с высшей математикой».
Вопросы о сексе, которые вы стеснялись задать ФОТО Getty Images 

Обладая мощной природной силой, секс создает нам массу проблем. Втайне мы жаждем обладать теми, кого не знаем или не любим. Некоторые готовы пойти на аморальные или унизительные эксперименты ради сексуального удовлетворения. А еще задачка не из простых – наконец рассказать тем, кто нам действительно дорог, о том, чего мы действительно хотим в постели.

«Мы тайно страдаем, чувствуя «болезненную странность секса, о котором мечтаем или которого пытаемся избежать», – считает Ален де Боттон и отвечает на самые острые вопросы на эротическую тему.

Почему люди лгут о своих подлинных желаниях?

Несмотря на то что секс – одно из самых интимных занятий, он окружен множеством социально одобренных идей. Они определяют, что такое сексуальная норма. В действительности немногие из нас подпадают под это понятие, пишет Ален де Боттон в своей книге «Как больше думать о сексе»1.

Постепенный упадок интенсивности и частоты секса в супружеской паре – неизбежный факт биологии и свидетельство нашей нормальности

Почти все мы страдаем от чувства вины или неврозов, от фобий и разрушительных желаний, от равнодушия и отвращения. И мы не готовы говорить о своей сексуальной жизни, потому что все мы хотим, чтобы о нас хорошо думали. Влюбленные инстинктивно воздерживаются от таких признаний, потому что боятся вызвать в партнерах непреодолимое отвращение.

Но когда в этой точке, в которой отвращение могло бы достичь максимума, мы чувствуем приятие и одобрение, мы испытываем сильнейшее эротическое чувство. Представьте себе два языка, которые исследуют интимное королевство рта – эта темную, влажную пещеру, куда заглядывает разве что дантист. Исключительная природа союза двух людей скрепляется актом, который бы привел в ужас их обоих, если бы он произошел с кем-то другим.

То, что происходит с парой в спальне, далеко от навязанных норм и правил. Это акт взаимного согласия между двумя тайными сексуальными «Я», которые наконец открываются друг перед другом.

Брак разрушает секс?

Постепенный упадок интенсивности и частоты секса в супружеской паре – неизбежный факт биологии и свидетельство нашей абсолютной нормальности, успокаивает философ. Хотя индустрия секс-терапии и пытается доказать нам, что брак должны оживлять постоянные приливы желания.

Нехватка секса в устоявшихся отношениях связана с невозможностью быстро переключаться с рутины на эротику, пишет Ален де Боттон. Качества, которых требует от нас секс, противостоят мелкой бухгалтерии быта.

Сложно переключиться с обсуждения будущего кухонного комбайна и призвать супругу примерить роль медсестры

Секс требует экспансивности, воображения, игры и потери контроля и поэтому по своей природе нарушает привычный ритм самоограничения и регуляции. Мы избегаем секса не потому, что он нас не радует, а потому что его удовольствия подрывают нашу способность размеренно выполнять домашние обязанности.

Сложно переключиться с обсуждения будущего кухонного комбайна и призвать супругу примерить роль медсестры или натянуть ботфорты. Нам может казаться, что куда проще попросить это сделать кого-то другого – того, с кем нам не придется завтракать следующие тридцать лет подряд.

Почему мы придаем такое значение неверности?

Несмотря на публичное осуждение неверности, отсутствие всяческого желания секса на стороне иррационально и идет против природы. Это отрицание силы, которая властвует над нашим рациональным эго и влияет на наши «эротические триггеры»: «высокие каблуки и шуршащие юбки, гладкие бедра и мускулистые лодыжки»…

Мы испытываем гнев, сталкиваясь с фактом: никто из нас не может стать всем для другого человека. Но эту истину отрицает идеал современного брака с его амбициями и верой в то, что все наши потребности могут быть удовлетворены только одной личностью.

Мы так переживаем из-за измены, потому что нам сложно смириться с тем, что никто из нас не может стать всем для другого человека

Мы ищем в браке воплощение нашей мечты о любви и сексе и испытываем разочарование. Но точно так же наивно думать, что измена может быть эффективным противоядием от этого разочарования. Невозможно спать с кем-то посторонним и при этом не навредить тому, что существует внутри семьи, уверен Ален де Боттон.

Когда некто, с кем мы не прочь пофлиртовать онлайн, предлагает нам встретиться в гостинице, мы сталкиваемся с искушением. Ради нескольких часов удовольствия мы почти готовы поставить на кон супружескую жизнь. Защитники брака по любви верят, что эмоции – самое главное. Но при этом они закрывают глаза на тот сор, что плавает на поверхности нашего эмоционального калейдоскопа. Они игнорируют все эти противоречивые, сентиментальные и гормональные силы, которые пытаются растащить нас по кусочкам в сотни разных направлений.

Мы не могли бы существовать, если бы внутренне не изменяли самим себе, испытывая беглое желание придушить собственных детей, отравить супруга или развестись из-за спора о том, кто будет менять лампочку. Определенная степень самоконтроля необходима для психического здоровья нашего вида и адекватного существования нормального общества.

«Мы – набор хаотичных химических реакций. И хорошо, что мы знаем, что внешние обстоятельства часто спорят с нашими чувствами. Это знак, что мы на правильном пути», – резюмирует философ.

Об эксперте

Ален де Боттон

Ален де Боттон (Alain de Botton) – британский писатель, философ.

Автор бестселлеров «Радости и печали работы» (Юнайтед Пресс, 2010), «Опыты любви» (Эксмо, 2013), «Озабоченность статусом» (ИЛ, 2012, № 1) и других.

1 A. de Botton «How To Think More About Sex (School of Life)» (Macmillan, 2012).
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье