текст: Ольга Кочеткова-Корелова 

Как наше отношение к еде показывает наше отношение к сексу?

Еда и секс – разные, но жизненно важные физиологические потребности. Психолог Эв Хазина считает, что у них много общего: по тому, как человек выбирает еду и как он ест, можно понять, каков он в постели.
Как наше отношение к еде показывает наше отношение к сексу?

Занимаясь много лет психологией питания, Эв обратила внимание, что есть взаимосвязь между тем, какие отношения выстраивает человек с едой и с сексуальным партнером.

«Для начала важно понять, что такое голод. Это желание обладать чем-то. Мозг подает сигнал, и человек отправляется на охоту: может убить зверя и съесть его, а может найти партнера и «употребить» его в разных вариантах. В сексе, как и в поглощении пищи, прослеживаются основные и наиболее распространенные пищевые стратегии: анорексия, булимия, компульсивное обжорство, бигорексия, орторексия и эмоциональное переедание».

Они в той или иной степени присутствуют у большинства современников. Если мы обратим внимание на то, как ест потенциальный или реальный партнер, мы можем спрогнозировать, каков его сценарий в сексе: стоит ли от него чего-то ждать или вы зря тратите время.

Анорексия: наслаждение от отказа

В еде. Анорексия – особенность, при которой человек отказывается от еды. Он не пропускает внутрь себя ничего лишнего и часто запрещает себе даже самое необходимое.

Скрытый ключевой процесс при таком отклонении – контроль. Человек как будто затыкает сам себе рот. Как правило, анорексия – это попытка проконтролировать какую-то сферу жизни, в которой на данный момент контроля нет.

Почему он контролирует себя в еде? Потому что это наиболее доступная сфера контроля.

«С точки зрения психологии питания еда – это мать. В жизни аноректиков нередко мать занимает чрезвычайно много места, она вторгается в личное пространство, буквально вламывается в него, даже если ребенок давно вырос. Не пуская еду в свое тело, аноректик испытывает кайф – ведь он победил. Этакий изощренный способ отделиться, выставить границы».

В сексе. Такие люди отказываются от секса и тоже испытывают наслаждение от того, что могут проконтролировать желание.

Отказываясь сознательно от насущной потребности, они как будто демонстрируют: я с этим справляюсь, я контролирую. Подобным образом анорексия проявляется и в отношениях с деньгами: отказ от покупок, от трат. Когда человек отказывается от секса, нужно искать, что он не может контролировать в своей жизни, но хотел бы.

«У меня в группе на «Съедобном курсе» была участница, которая находилась в поиске идеального партнера, – вспоминает Эв. – Она «перепробовала» много мужчин. Пресытившись, она пришла к заключению, что делает нечто постыдное, и лишила себя любых сексуальных контактов на 6 лет. Для женщины 35 лет, мечтающей создать семью и родить ребенка, это огромный срок. Таким анорексичным поведением она свела к нулю шансы найти партнера и стать матерью.

Мы разбирали на группе, что привело ее к такому решению. Обнаружили, что ей было трудно сделать шаги в направлении активного поиска своего партнера, она не могла контролировать эту сферу и действовать. После групповой работы она смогла переступить через анорексичную стратегию и предпринять некие усилия – ходить на свидания, позволять мужчинам приблизиться, самой идти им навстречу».

Они просто стремятся любыми средствами удовлетворить голод, который никак не проходит

Булимия: не качество, а количество

В еде. Булимию и анорексию называют сестрами: Ана и Мия – самые известные расстройства. Булимия – это неспособность насытиться, неконтролируемое обжорство.

Булимики заглатывают пищу, иногда плохо или вовсе не пережевывая. И потом, не успев усвоить ее, исторгают обратно при помощи рвоты. Иногда переварить пищу все же удается, но тогда прибегают к слабительным.

Булимические припадки сменяются периодами спокойствия, но потом человек срывается – и опять заглатывает все, что плохо приколочено.

В сексе. Булимики вбирают в себя партнеров, как и пищу: не перерабатывая, исторгают их. Меняют как перчатки. Они «обжираются» как количеством секса и партнеров, так и информацией и тратой денег. Такие люди не зациклены на качестве половых контактов. Они просто стремятся любыми средствами удовлетворить голод, который никак не проходит. Для булимика партнер – модифицированная мама.

Скрытый посыл таких людей: «Мне не хватает материнской любви. Я «поедаю» свою мать, которая мне когда-то была нужна, но тогда ее рядом не было». Она могла быть физически с ребенком, но эмоционально отсутствовала. Дефицит тепла проявляется спустя годы в отношениях с едой и партнером.

«Булимия – это символ отчаяния, которое мы переживали в детстве. Личность переживает глубочайший кризис, раскол, – объясняет Эв Хазина. – В груди – зияющая дыра, которая может быть тщательно завуалирована в других сферах жизни, но пустота проявляется при настоящей близости. При булимическом припадке никакой близости с партнером нет».

Компульсивное переедание: нет права на удовольствие

В еде. Приступообразное переедание чем-то похоже на булимию: те же моменты обжорства. Но в отличие от булимиков, компульсивные едоки не исторгают пищу. Они ее принимают, а потом испытывают чувство вины и стыда.

Это те же игры контроля, но «человек срывающийся» запрещает себе переживать удовольствие во всем: в общении, в элементарных радостях жизни. Они живут в ощущении, что не имеют права наслаждаться. Но мозг находит компенсацию – через еду.

Это классические «диетники», которые сидят неделями на рисе или капусте, а потом срываются. Они получают свою дозу эйфории, после чего их накрывает знакомое чувство вины и стыда.

«Когда человек садится на диету, то есть запрещает себе что-то, он не спрашивает себя, что ему на самом деле надо. Там нет никакого контакта с собой, – говорит Эв. – Часто такие люди ограничивают себя во многих сферах, например, не тратят на себя деньги («Надо жить по средствам» или «Надо ужаться» – их любимые фразы). Они не могут уехать в отпуск. Они много работают и постоянно пребывают в состоянии дефицита».

Компульсивное переедание часто проявляется в недовольстве своим телом и своим партнером

В сексе. Поскольку люди с диетным сознанием не могут жить в перманентном дефицитарном режиме, они находят компенсацию в запрещенном поведении. Например, вступить в «недостойную» связь и запойно оторваться в ней. В сексе позволить себе то, что запрещает в других сферах. Сюда же смело можно вписать супружеские измены.

Классический случай: партнеры создали отношения и как бы верны друг другу, не проверив толком свои нужды. Они живут в кабале искусственной верности (сидят на диете), а потом срываются на стороне. Затем каются и вновь садятся на диету супружеских отношений.

Выхода из этой ситуации нет до тех пор, пока человек не спросит себя: «В чем я себя обманываю?» Компульсивное переедание часто проявляется в недовольстве своим телом и своим партнером.

«На группах все довольно быстро становится прозрачным, как бы тщательно ни скрывалось. У нас была на тренинге пара. У обоих в бэкграунде несколько браков и партнерств. Все предыдущие отношения у него разваливались потому, что он постоянно находил других женщин. Он все время сидел на диетах: боролся с тем, как выглядит его тело; занимал деньги и постоянно тратил; отрывался на стороне. Новый союз тоже оказался под вопросом.

Ключевым в работе с ним стало условие говорить самому себе правду о его желаниях. Это было трудно. Но выяснилось, что он чувствовал себя глубоко ничтожным и хотел компенсировать это большими, хоть и заемными, деньгами, дорогими покупками, крутыми автомобилями, красивыми женщинами».

Как наше отношение к еде показывает наше отношение к сексу?

Бигорексия: ты – отражение моей красоты

В еде. Бигорексики помешаны на внешнем виде, идеальности своего тела. Для них весь мир «схлопывается» до физической формы. Девиз: «Все, что есть в моей жизни, – это моя фигура». Прочие сферы отрезаются.

Чтобы удерживать картинку, все средства хороши: изнурительные тренировки, пищевые добавки, специальная еда – та, которая поддерживает идею «вылепленного тела». Ни единого лишнего куска или нецелевых калорий.

Здесь мы тоже видим полное отсутствие контакта со своими насущными потребностями. Несколько десятков лет назад такое отклонение было редкостью, сейчас это один из самых распространенных видов аномалий.

Бигорексик идет в спортзал и тренируется перед зеркалом или видеокамерой, а лучше с прямой видеотрансляцией в соцсеть. Они не качают мышцы – они качают красивое отражение.

В сексе. Партнер становится этаким зеркалом, отражающим красивого бигорексика. Для них обоих не важна физиология.

Их секс – театр, где все роли расписаны и есть реакция зрителя. В постели – две маски, которые думают, что они что-то чувствуют и что они живые.

Такие люди часто имеют аутоиммунную сексуальность: возбуждаются от собственного отражения в зеркале. Чувствующий партнер в сексе – лишний.

Иногда мышцы в отражении необязательны: самозабвенно любоваться собой умеют бигорексики и с «неидеальным» телом.

Орторексия: дорога в кровать через душ

В еде. Этими людьми во взаимоотношении с миром руководит страх не пропустить в себя яд. Именно они могут проводить долгие часы в магазине, изучая этикетки на продуктах.

У них есть идея, что пища разрушит их тело. Они будут вычитывать горы книг и журналов о безопасном питании, чтобы оставаться здоровым и жить долго. Часто в семье орторексика кто-то травил себя: алкоголем, наркотиками, токсическим образом жизни.

В сексе. Что интересно, в отношениях с партнером все «танцы с бубнами» произойдут на стадии выбора. А он будет тщательным.

Эти люди любят, чтобы все в постели происходило по определенным условиям: особое экологичное белье, душ перед сексом (и для себя, и для партнера), скрупулезно подобранные ароматы и освещение.

Но если «таможня» пройдена – орторексики отдаются страсти по полной программе.

Люди, привыкшие «эмоционально» питаться, подходят к теме секса как к попытке развлечься

Эмоциональное переедание: тревогу заглушаем пирожным

В еде. Эмоциональный едок - самый распространенный типаж современности. В той или иной степени такое переедание встречается у большинства людей.

Они поглощают еду, чтобы справиться с трудными чувствами, – заедают что-то (тревогу, страх, боль, одиночество, отчаяние). Их девиз: «У меня нет в жизни любви и радости – я ем сладости».

Еда - это награда за пережитое. И они действительно какое-то время испытывают эйфорию и успокоение после принятия «вкусной дозы».

В сексе. Секс для них – отвлекающий маневр, компенсация нехватки в других сферах. Здесь важно не только удовольствие.

Люди, привыкшие «эмоционально» питаться, подходят к теме секса как к попытке развлечься, переключить внимание, получить яркое впечатление. Это разрядка, снятие напряжения и компенсация за страдания. Поэтому в их партнерстве нет психологической близости.

«На партнере эмоционального едока лежит сумасшедшая ноша: на них возложена функция любящей матери. Что означает: любите меня безусловно, как мне надо, – поясняет Эв Хазина. – Но это в принципе невозможно. «Эмоционалы» сосредоточены в основном на себе. Партнер для них – инструмент удовлетворения. Ждать, что его будут волновать ваши интересы, не стоит».

Как наше отношение к еде показывает наше отношение к сексу?

Свидание как способ распознать сексуальную стратегию

А существуют ли правильные отношения с едой и сексом, или вокруг сплошные аномалии?

Да, есть гармоничные союзы и здоровые стратегии питания, убеждена Эв Хазина: «Я голоден – я ем. Не голоден – не ем. Все остальное – игры разума. То же самое в сексе. Мне надо – я иду и занимаюсь любовью с партнером, который разделяет со мной эмоционально, чувственно и психологически эту естественную потребность».

Почему люди обожают перед тем, как идти в кровать, поесть на свидании? Они интуитивно чувствуют, что стоит сначала посмотреть и «считать» скрытые коды.

Сексуальность легче всего просматривается в движении, танце и в еде

Сексуальность легче всего просматривается в движении, танце и в еде. По человеку видно, зажат он или раскрепощен, привередлив ли в заказе блюд или прост и предсказуем, скуп или щедр, насколько он ценит себя и свой выбор сексуального партнера. Станет ли он тщательно искать ресторан и кухню или же заведет вас в первую попавшуюся забегаловку, пропахшую подгоревшим жиром.

В том, как он ест, можно разгадать его страстность. Смакует еду – скорее всего, он будет смаковать и секс. Или же, поедая обед из трех блюд, он как будто сдает кросс на скорость – значит, он не в контакте со своим телом ни за столом, ни в постели: вы получите технологичный и молниеносный половой акт, где «салат» и «компот» будут съедены одновременно и вряд ли пережеваны.

Если человек смотрит в меню и с ходу называет, что хотел бы заказать, – он точно знает, чего хочет во всех сферах: у него прямой канал к своему телу.

«Меню в ресторане – это метафора жизни, – утверждает Эв Хазина. – Поэтому наблюдайте за едоком напротив: возможно, это не ваше «блюдо».

Об эксперте

Эв Хазина

Эв Хазина, психолог, арт-терапевт. Автор и ведущая тренинговых программ, специалист по психологии питания, тренер центра Марика Хазина, соавтор книги «Откройте форточку! Как впустить новые возможности в свою жизнь: Книга-тренинг» (2015).

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • Elena   
    4 недели назад

А что, если ограничения в еде или поведенческая стратегия (еда по часам с измерением уровня глюкозы, как у диабетиков, например) обусловлены состояние здоровья? Что, если человек хочет есть, но не может сразу удовлетворить свою потребность, поскольку находится на ответственной работе, скажем? Довольно странная и категоричная, градация, на мой взгляд. Говорит ли она что-то о поведении в сексе этих людей? "Если человек смотрит в меню и с ходу называет, что хотел бы заказать, – он точно знает, чего хочет во всех сферах: у него прямой канал к своему телу." Или он постоянный клиент этого заведения )))
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2017 №23140Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты