18 625

«Можно ли говорить об изменах по-новому?»

Есть один нехитрый проступок, который может отнять у нас наши отношения, наше счастье и даже нашу личность. Он чрезвычайно распространен: это – роман на стороне. Как к нему относиться? Мнение психолога Эстер Перель, адресованное всем, кто любил
пряники

В этот самый момент во всех четырех сторонах света кто-то предает или терпит предательство, подумывает завести роман, выслушивает жертву треугольника или того любовника, с чьей помощью треугольник возник. В жизни пары нет другого аспекта, который порождал бы больше страхов, сплетен и восторгов, чем измена. Адюльтер узаконивали, обсуждали, политизировали и демонизировали на протяжении всей истории. И все же он существовал всегда.

Большую часть истории мужчины изменяли, поскольку имели одобряемую возможность поступать таким образом и не слишком опасаться последствий. Двойной стандарт так же стар, как сама измена. Сомневаюсь, что царь Давид хоть на миг задумался о своем брачном статусе, когда соблазнял Вирсавию.

А сегодня обусловленная нашей культурой тенденция заключается в том, чтобы индивидуализировать и патологизировать такую широко распространенную социальную реальность, как неверность. Но можем ли мы действительно объяснить ее – настолько распространенную! – просто как следствие индивидуальных недостатков?

Я хочу инициировать новое обсуждение измен: почему они происходят, что они значат, и что можно сделать, когда они открываются.

Я читаю лекции о любви и сексе по всему миру. Впервые заинтересовавшись неверностью, я, бывало, спрашивала своих слушателей, есть ли у них какой-либо опыт романа на стороне. Ни одна рука в зале не поднималась – ничего удивительного. Немного найдется людей, которые публично признают, что они изменяли или что изменяли им. Было время, когда развод переживался как нечто постыдное, сегодня у нас новая стигма – неверность.

читайте такжеГлубокие корни нашей неверности

Принимая все это во внимание, я изменил свой вопрос на «Кто из вас сталкивался с неверностью?». И вдруг стала подниматься масса рук. Женщина видит в электричке, как муж ее подруги доверительно беседует с какой-то красавицей, и задается вопросом, рассказывать или нет. Молодой человек описывает измену, которая предшествовала разводу его родителей. Другой молодой человек – сам «дитя любви» одного из своих родителей – рассказывает, как он рос со своими наполовину родными братьями и сестрами, чье отношение к нему проходило все ступени от зависти до негодования. Немолодой гомосексуал подолгу беседует со своей лучшей подругой-лесбиянкой, которая подозревает, что партнерша изменяет ей со своей бывшей. Давно женатая родительская пара не разрешает неверному мужу своей дочери присутствовать на их 60-летнем юбилее. А молодой жених гадает, правильно ли он поступил, отменив приглашение для одного из своих шаферов – известного повесы – по просьбе своей невесты.

Я слушаю все эти истории, и это убеждает меня, что измена – всеобщая пьеса, которая включает множество персонажей: членов семьи, друзей, коллег и соседей, и разворачивает свои сцены на подмостках интернета и смартфонов, сайтов и мобильных служб знакомств.

Измены могут многому нас научить – в том, что касается отношений – чего мы ждем, чего, как нам думается, мы хотим, и на что, как нам кажется, мы имеем право. Они ведут к более глубокому обсуждению наших ценностей, человеческой природы и хрупкости эроса, и подталкивают нас к некоторым из самых тревожных вопросов: как нам поддерживать шаткое равновесие между нашими эмоциональными и эротическими потребностями? Присуще ли собственничество любви изначально или это лишь тайный рудимент патриархальности? Правда ли, что то, о чем мы не знаем, не причиняет боли? Как мы снова учимся доверять? Может ли любовь быть не единственной?

Неверность – окно с видом на неоднородный пейзаж отношений и те границы, которые мы проводим, чтобы закрепить их. Как терапевт я вижу свою роль в том, чтобы помочь сдерживать переменчивые и противоборствующие силы страстей: соблазн, похоть, настоятельная потребность, невозможность, облегчение, подозрение, провокация, вина, страшные последствия, трагическая развязка, греховность, контроль, безумие подозрительности и убийственная жажда мести.

читайте такжеПолиамория: много любви – много счастья?

Моя работа – подталкивать к обсуждению вещей, о которых нам не нравится разговаривать, и я годами придумываю разные способы, которые помогли бы нам всем всерьез поговорить о супружеской неверности. Я работаю по всему миру, говорю на девяти языках, и мне постоянно напоминают о многочисленных культурных и религиозных тонкостях, которыми проникнут каждый слой этого опыта. Моя цель – помочь людям почувствовать, что у них становится меньше боли, меньше злости и что их больше понимают. Неверность до сих пор большое табу, но нам следует создать безопасное пространство для конструктивного разговора, чтобы с сочувствием исследовать все многообразие нашего опыта. Это может быть беспокойно, но в конечном счете это укрепит отношения, сделав их более честными и гибкими.

Подробнее «We need to start a new conversation about infidelity», ideas.ted.com

Эстер Перель (Esther Perel) – психотерапевт, специалист в области культурных и социальных стереотипов, которые оказывают влияния на отношения в паре. Ее сайт estherperel.com

Текст: Эльза Лествицкая
Источник фотографий: Getty Images
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • daosoff   
    93 недели назад

"Неверность до сих пор большое табу". Вот это совершенно верно. Ну то, что эта тема, как и все, что связано с сексом не обсуждается открыто в обществе (подобные сайты не в счет) - это понятно, поскольку сексуальную сферу принято считать интимной, а об интимном не говорят. Но не говорит на эту тему и большинство супругов между собой. Они не обсуждают, что именно они будут считать изменой и как будут реагировать на такие случаи. Но при этом у каждого свои представления о верности и измене. Они не могут быть одинаковыми хотя бы в силу гендерного фактора. И правильнее было заранее обсудить эту тему, поскольку, когда это случиться, всякие разговоры будут бесполезны.
Psy like0
  • Олег   
    250 недель назад

Сегодня у нас новая стигма – неверность? Стигма др. гр-е - клеймо на теле раба или преступника (в Древней Греции). Когда речь идет об изменах, то болевой эффект на психику человека, которому изменили, прямо пропорционально зависит от эмоциональной вовлеченности в отношения. Отсюда - нет эм привязки - нет и боли... Более того - при определенном раскладе, для многих рассказы о похождениях партнера - будет поводом для возбуждения, как просмотр порнушки, к примеру.... Социальные инженеры под разными углами наклона предлагают поменять отношение к сексу, "изменам" в т.ч., на самом деле конечно не к изменам.... (!) таким образом, нам ненавязчиво предлагается (для нашего блага конечно) обесценить процесс, т.е. убрать из сексуальных отношений - сами отношения. Социальные цели в этом случае следующие - институт брака; основы культуры, которые неразделимо связанны с литературой и традициями; непосредственно интеллектуальная составляющая каждой личности, т.к. любое упрощение отбрасывает личность назад во времени, а значит - назад в интеллектуальном развитии.... Удачи!
Psy like3
Psychologies приглашает
"ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ДЕТОКС: ВОСПОЛНИМ РЕСУРСЫ ДУШИ И ТЕЛА"

Полезное путешествие в Крым

Поехать со скидкой
новый номерФЕВРАЛЬ 2020 №48
165Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Мозг: меняем жизнь, меняя мышлениеМозг: меняем жизнь, меняя мышлениеКак было бы здорово, если бы был пульт, способный перематывать пленку жизни назад. Нажал на кнопку — вернулся в прошлое и поступил иначе, сделал другой выбор. Увы, такого пульта нет. Хорошая новость в том, что он и не понадобится, если мы научимся совершать правильный выбор в моменте. И это вполне реально. Как? Об этом мы рассказали на второй ежегодной конференции Psychologies Day, которая прошла 25 октября 2019 года. В этом досье мы собрали наиболее интересные статьи о возможностях нашего мозга. А через год, в октябре 2020, мы расскажем еще больше интересного! До встречи на Psychologies Day 2020! Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты