8 912

«Наша прелесть»: как общаться с родителями, помешанными на детях?

Мои друзья считают: если вы приходите к ним в гости, то обязаны сначала ползать по полу с их дочкой Соней, рисовать с ней. Потом вы должны задать вопросы о ее успехах. Затем следует маленькая демонстрация этих успехов. Если вы не будете этого делать, Соня обидится и пожалуется родителям.
«Наша прелесть»: как общаться с родителями, помешанными на детях?

Живущие в Подмосковье друзья приехали в гости: мама Яна, папа Семен и дочка Соня шести лет.

Целый день мы развлекались у меня дома, затем ходили во двор на горку, потом снова дома. Прошло довольно много времени, и хочется теперь поехать в гости к ним.

Договариваюсь с Яной по телефону. Говорит:

— Кстати, Соня была недовольна вашим прошлым визитом.

Ничего себе замашки у шестилетней — будет еще она оценивать встречу взрослых. Спрашиваю:

— Как это — недовольна?

— Говорит: а почему они не спросили, как мои дела, не попросили прочитать стихи, не поиграли со мной?

— А что, должны были?

— Конечно! Ну, я ей сказала: просто у них нет своих деток, и они не знают, как надо общаться с теми, у кого они есть…

Думаю: да ну, ерунда какая, Яна еще и наобещала Соне, что в следующий раз мы приедем «подготовленные» к правильному общению и чуть ли не с порога начнем катать девочку на плечах и строить с ней штаб в комнате из одеял.

Если я прямо скажу Яне: мол, еду я к ней и к Семену, а вовсе не к маленькой Соне, она точно обидится

— Вообще-то мы приедем в гости к вам, а не к Соне.

— А это неважно. Ко мне иногда приходит коллега — так он ползает с Соней на четвереньках, они играют во что-то свое, смеются. И вообще, с ней можно поговорить, спросить, как у нее дела, она расскажет. Приезжайте в выходные, Семен тоже дома будет.

Вот и весь диалог. Я, честно говоря, в шоке. И от ситуации, и от перспективы встречи с Яной и Семеном. Думаю, закруглю-ка я разговор без конкретики: мол, надо посмотреть по календарю, когда мы можем, напишу или позвоню тебе.

Кладу трубку и начинаю размышлять. Мне довольно отчетливо намекнули, что правила посещения их дома включают обязательное ползание по полу с Соней, вопросы о ее успехах и демонстрацию этих успехов. После «обязательной программы» можно наконец общаться со взрослыми. То есть когда я уйду из гостей, выполнив правила, Соня не будет обиженно спрашивать у мамы: « А почему никто не поинтересовался тем, как я читаю стихи?», и все будут довольны.

Но есть проблема. Шестилетняя Соня мне совершенно не интересна, а притворяться я не умею. То есть нет, не так: Соня мне интересна, но не настолько, чтобы приходить в гости к ней. А после этого разговора с Яной, скажу вам честно, в гости к ним я вообще идти не хочу. Даже думаю затянуть с визитом до того момента, когда Соня наконец пойдет в школу. Всего-то годик подождать. Почему-то мне кажется, что своими детьми-школьниками эти безумные родители уже не так мучают друзей, как дошкольниками.

Но, о ужас, вдруг я ошибаюсь?

Наверное, можно попробовать приехать к Яне в будни, когда Соня в садике и вопрос об обязательном ползании сам собой отпадет. Но тогда не будет Семена, а вот с ним как раз очень хочется повстречаться. Допустим, чтобы избежать Сони, стихов и ползания, приеду я в будни, Семена дома нет, Яна есть, а Соня, например, тоже дома — простудилась и в сад не пошла. И что я тогда буду делать?

А если я прямо скажу Яне: мол, еду я к ней и к Семену, а вовсе не к маленькой Соне, она точно обидится. Или еще хуже: вида не подаст, но обиду затаит.

Мне нравится, когда дети живут детской жизнью, а взрослые — взрослой, и если они пересекаются, то по обоюдному желанию

Начинаю вспоминать других друзей, у которых есть маленькие дети. Например, Наташу — у нее трое детей разного возраста, в том числе, шестилетняя Анька. Анька может залезть ко мне на колени, поцеловать, показать свой последний рисунок. Потом дети уходят — смотреть мультики или во что-то играть. Время от времени один из них приходит к родителям за какой-нибудь надобностью вроде конфеты, получает ее и снова уходит к остальным.

Мне этот формат общения очень нравится и совершенно не напрягает. Мне нравится, когда дети живут детской жизнью, а взрослые — взрослой, и если они пересекаются, то без напряга и по обоюдному желанию. А с тиранкой Соней и ее мамой так не получится. Стоит взрослому перемолвиться с девочкой парой слов, и Яна тут как тут — включается в разговор, ловит и оценивает каждое сказанное дочери слово.

Другой пример — подруга Аня и ее сын Федя. Федя «свой» среди взрослых с самого рождения. Для матери он в свои шесть — полноценный компаньон, побывал с ней в сотне поездок и действительно довольно интересный собеседник. В компании взрослых он не тянет одеяло на себя, а общается дозированно и уместно, как взрослый. И нужно сказать, как только появляются рядом какие-нибудь дети, Федя тут же бросает этих скучных взрослых и интересуется только сверстниками. Говорить с Федей легко и приятно, не приходится себя заставлять. И его маме Ане никакая «обязаловка» от взрослых не нужна.

Есть у меня еще один знакомый шестилетний человек, Гриша. Вот по сравнению с ним Соня вообще ангел. Вся семья вращается вокруг Гриши, как планеты солнечной системы. Гриша не дает родителям ни с кем говорить без того, чтобы тут же не влезть в разговор. Поэтому его отец говорит по телефону только тогда, когда курит на улице: дома сын не даст и слова сказать. Один раз побывав в гостях у родителей Гриши, я думаю, что смогу общаться с ними живьем, только когда Гриша женится. Так по телефону и дружим.

Но что же мне все-таки делать с Яной и Семеном и их дочерью-тиранкой Соней? Как поехать к ним в гости и не поссориться?

Страницы Елены Погребижской в соцсетях: Facebook / Vkontakte

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

19 октября

Конференция, которая расскажет о будущем

Пойти со скидкой
новый номерСЕНТЯБРЬ 2018 №32149Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты