текст: Алла Ануфриева 

Почему психотерапевт не дает гарантий?

Точный результат психотерапии и ее длительность ни один самый опытный психолог не сможет предсказать наверняка. Что же тогда может гарантировать клиенту положительные изменения в процессе работы? Объясняет гештальт-терапевт Елена Павлюченко.
Почему психотерапевт не дает гарантий?

«Если я к вам приду, вы же не можете гарантировать, что моя проблема решится и жизнь наладится?» – с гневом спросил меня один из слушателей на открытой лекции.

«Не могу, вы правы. Но мы можем вместе попробовать разобраться, что не так с вашей жизнью и что в ней реально изменить к лучшему», – ответила я.

Однако для него отсутствие гарантий означало, что психотерапия – шарлатанство. По-моему, верно как раз обратное: если вам уверенно обещают решение проблем в конкретные сроки – это повод заподозрить обман. Для ясности проведу аналогию с медициной. Допустим, вы приходите к врачу: «Доктор, у меня живот болит. Вы меня точно вылечите? За какой срок? Не знаете? Пойду искать настоящего врача!»

Правда, звучит странно? Ни один врач не скажет ничего определенного, пока вы не сделаете анализы и другую необходимую диагностику. Затем уже доктор назначит лечение. И по тому, насколько оно подействует, он скорректирует его или направит вас на дополнительное обследование.

Если случай сложный, диагноз и прогноз могут меняться. У пациента при этом есть своя зона ответственности. Правильно ли он сдает анализы? Все ли рекомендации врача выполняет? Это существенно влияет на ход лечения.

Психотерапия работает похожим образом. Первичный запрос клиента – лишь повод обсудить начальную стратегию совместной работы и очень приблизительную продолжительность терапии.

Я использую формулу «не менее»: не менее 10 встреч, не менее года. Первые несколько сессий уйдут на «анализы» – сбор и систематизацию информации о клиенте, его жизни, о том, что можно изменить, а что нет. Одновременно мы будем пробовать какие-то шаги и смотреть, что ему помогает, а что нет.

Первые несколько сессий уйдут на «анализы» – сбор и систематизацию информации о клиенте

Бывает, что клиент обращается с каким-то локальным запросом – например, не знает, как попросить начальника о повышении зарплаты или как разрешить конфликт, не может сделать какой-то важный выбор. А в процессе работы неожиданно вскрываются обстоятельства, существенно изменяющие картину, о которых он забыл или не считал их связанными со своей проблемой.

Однажды ко мне пришла женщина с просьбой помочь ей решить, остаться с мужем или уйти к другому мужчине. Бывает, что ответ на такие запросы удается найти уже за 7-10 встреч. Но в данном случае по ходу выяснилось, что у нее в багаже – тяжелый детский опыт в отношениях с отцом, изнасилование в юности, депрессия и полное отсутствие друзей.

Я честно сказала ей, что, по моему мнению, из такого настоящего она не способна сделать «хороший» выбор, поскольку ненавидит себя, а значит, плохо знает свои потребности, искаженно считывает людей через призму своих прошлых обид и навязчивых подозрений. Если вернуться к медицинской аналогии, можно сказать, что она хотела изменить диету, а выяснилось, что у нее опухоль кишечника.

Я объяснила, как ее прошлое связано с ее проблемами, и предложила изменить запрос на более глубокий – разобраться с прошлыми травмами, научиться лучше понимать и поддерживать себя, строить близкие отношения и уже затем решать, какой мужчина ей нужен.

Эту задачу невозможно решить в короткие сроки, здесь требуется как минимум два года работы. Она не согласилась и, думаю, отправилась искать специалиста, который решит ее проблему быстро…

Она не была удовлетворена итогами нашей работы, а я, в границах моей ответственности, полагала, что сделала все, что могла.

Почему психотерапевт не дает гарантий?

Почему результат не гарантирован?

Психотерапевт помогает клиенту изменить себя и свою жизнь, но не все из желаемого можно осуществить:

1) есть законы жизни – никто не в силах избежать ударов судьбы, своих ограничений, ошибок и беспомощности в каких-то моментах;

2) не все зависит только от нас: клиент может научиться понимать свои потребности и просить других о чем-то или договариваться с ними, но если его близкие не хотят или не умеют, например, идти навстречу и выстраивать теплые отношения – с этим ничего не поделаешь. Необходимо это принять и найти людей, с которыми такие отношения возможны;

3) у всего есть своя цена: вы можете хотеть чего-то, например, найти спутника жизни, но на деле будете не готовы прикладывать усилия, рисковать, делать конкретные шаги.

В результате совместной работы мы найдем причины, тормозящие ваши действия. Но это не означает, что вы их обязательно преодолеете. Идти по какой-то дороге или не идти – это всегда выбор клиента, поскольку энергию в изменения вкладывает он, а не терапевт.

Терапевт не подталкивает клиента к тому или иному решению и не берет на себя роль эксперта в его жизни

Моя ответственность как терапевта – использовать свои профессиональные знания и умения, чтобы исследовать, что происходит с клиентом, и честно предъявлять свои наблюдения, мнения, гипотезы, предложения. Поддерживать и развивать свою профессиональную компетентность, но при этом понимать ее границы. Если бы эта клиентка осталась со мной в терапии, я обязательно отправила бы ее на консультацию к психиатру по поводу депрессии.

Клиент несет ответственность за свои выводы, решения, действия и изменения в своей жизни. Гештальт-терапевт, как и терапевты других недирективных направлений психотерапии, не подталкивает его к тому или иному решению и не берет на себя роль эксперта в жизни клиента.

Мы вместе несем ответственность за регулярность встреч, соблюдение оговоренных правил наших отношений и за сами отношения, стараясь быть в них искренними и уважительными. Мы честно обсуждаем новые повороты в терапии, свои сомнения и границы нашего совместного «могущества».

И хотя невозможно заранее точно определить, сколько продлится терапия и каким будет ее результат, при таком распределении ответственности мы имеем все основания надеяться на изменения к лучшему в жизни клиента.

Елена Павлюченко

Об эксперте

Елена Павлюченко – психолог, гештальт-терапевт, тренер Московского института гештальта и психодрамы, старший тренер Центра гештальт-терапии Надежды Лубяницкой.

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты