14 029

Токсичные родители: стоит ли прекратить общение?

Пережитое в детстве жестокое обращение оставляет глубокие эмоциональные травмы. Поможет ли в такой ситуации взрослым людям полный разрыв с родителями-агрессорами? Специалисты пока не пришли к единому мнению. Американский психотерапевт Дэвид Аллен уверен: это не лучшее решение.
Токсичные родители: стоит ли прекратить общение?

Пару лет назад я получил любопытное письмо. Это был ответ на мои посты, в которых я советовал взрослым жертвам токсичных семей искать такого психотерапевта, который поможет разобраться в семейной динамике и побудить родителей изменить деструктивное поведение. Автор письма рассказал, что не согласился разорвать отношения с матерью, из-за чего его психотерапевт отказался с ним работать.

Я никогда не порекомендую клиенту согласиться с ролью жертвы семейного насилия. Но это вовсе не означает, что единственный выход — «развод» с семьей, более того — это точно не лучший выход. К сожалению, даже если вы полностью прекратите общение с родителями, они по-прежнему будут «жить» в вашей голове.

Нейронные связи, которые определяют наши привычные реакции на окружение, формируются, прежде всего, при общении с родителями и очень устойчивы к изменениям. Чтобы активизировать эти связи, вовсе не обязательно часто общаться с отцом и матерью — достаточно одной встречи раз в несколько лет. Точно так же влияют на нас и контакты с другими членами семьи, напоминающие о родителях. Да что там близкие — даже незнакомец, чье поведение чем-то напоминает родительское, тоже может выступить в роли триггера.

Кроме того, эти нейронные связи в значительной степени определяют, каких партнеров мы выбираем. Нас чаще привлекают те, в ком мы находим знакомые черты, пусть и неприятные. И, что самое печальное, велика вероятность, что мы передадим повторяющиеся дисфункциональные паттерны своим детям, а значит, и у них возникнут те же самые проблемы. А иногда тот, кто испытал в детстве насилие или отвержение, не решается заводить детей из страха, что повторит родительскую модель поведения.

Исследование семейного прошлого помогает в новом свете увидеть деструктивное поведение родителей

Так что, повторюсь, разрыв с семьей или согласие продолжать играть роль жертвы — не лучшие выходы из ситуации. Куда эффективнее пересмотреть и модифицировать отношения с родителями. Да, это непросто. Такая работа требует большого терпения и настойчивости, и выполнить ее плохо — даже хуже, чем ничего не предпринимать. Тем не менее, если члены семьи искреннее хотят поладить, за это можно и нужно бороться.

Первый этап — понять, почему родители ведут себя именно так. Нездоровые поведенческие паттерны обычно складываются на протяжении минимум трех поколений как ответ на изменения в культуре, из-за которых правила, которые успешно работали в рамках семьи раньше, устаревают.

Дисфункциональные семьи не справляются с этими новыми культурными требованиями. Когда один из членов семьи начинает подвергать сомнению семейные правила, он противоречиво реагирует на ожидания остальных.

Разобраться в истории возникновения конфликтов внутри семьи помогает метод генограммы. Исследование семейного прошлого позволяет в новом свете увидеть деструктивное поведение родителей. После этого уже можно разработать собственные стратегии, позволяющие обойти выработанные родителями психологические защиты и приемы.

А если ваш психотерапевт считает, что единственный вариант для вас — разорвать с семьей, что ж — поменяйте психотерапевта

К сожалению, многие психотерапевты не разбираются в семейной динамике, не понимают, чем опасен «развод» с родителями, не знают психологических техник, помогающих пациентам отстоять свои границы при попытках обсудить с родственниками семейную динамику.

Когда я получил письмо читателя и опубликовал ответ ему, один психотерапевт прислал мне гневную отповедь. Не исключаю, что это и был тот самый специалист, о котором писал читатель. Вот что он написал: «Как профессионал могу сказать: вы плохой терапевт! Лучшее, что может сделать человек, переживший неподобающее отношение в детстве, — порвать с семьей. Сама по себе идея, что жертва должна вернуться к обидчику и постараться наладить с ним отношения, оскорбительна».

Автор исходит из предположения, что дети, пережившие жестокое обращение, даже став взрослыми, остаются слишком слабыми и уязвимыми, чтобы противостоять другим членам семьи. Скорее всего, так думают о своих взрослых детях и сами родители. Я же забочусь о том, чтобы у пациентов был план обеспечения безопасности на случай, если стратегии, которые мы разработали, не сработают. Мы всегда разбираемся, что пошло не так и как это исправить. Никогда не отступайте.

А если ваш психотерапевт считает, что единственный вариант для вас — разорвать с семьей, что ж — поменяйте психотерапевта.

Дэвид Аллен

Об эксперте

Дэвид Аллен (David M. Allen) — психотерапевт, специалист по личностным расстройствам, автор трех книг, одна из которых посвящена дисфункциональным семьям. Работает в Медицинском центре Университета Южной Калифорнии.

Перевод: Алина Никольская 
Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

30 сентября — 7 октября

Полезное путешествие в Грузию

поехать со скидкой
новый номерСЕНТЯБРЬ 2018 №32149Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты