2 547

Антон Голоцуцков: «Травма сделала меня тем, кто я есть»

Гимнаст Антон Голоцуцков завоевал десятки медалей в России и Европе, поднимался за «бронзой» на олимпийский пьедестал в Пекине. Травма спины лишила его поддержки руководства и будущего в профессиональном спорте. Что помогло пережить тяжелые времена и исполнить мечту?
Антон Голоцуцков: «Травма сделала меня тем, кто я есть»

Довольный, хоть и уставший, я приехал домой обедать. Наконец-то прошел всех врачей, получил допуск на грядущую Олимпиаду в Лондоне… Вера, моя будущая жена, накрыла на стол. Я сел, взял ложку — и тут меня будто заклинило! Резкая боль в спине, аж слезы из глаз. Я медленно повалился на бок. Холодный пот градом, встать не могу, пошевелить ногами — тоже. В тот момент я даже не задумывался о том, что скоро придется учиться жить заново…

В детстве 

… Я родился в закрытом городке Северск в Томской области. В гимнастический зал меня привел папа. Он в молодости занимался тяжелой атлетикой, так что спорт у нас в крови. На тренировке я то и дело поднимал голову: папа смотрел на меня с балкона, и это было счастье. Я изо всех сил старался сделать так, чтобы он улыбнулся. Безумно любил его.

Гимнаст должен быть элегантным: походка легкая, от бедра. Я же был маленьким, крючковатым — но стремился к тому, чтобы стать первым. Гимнастика давалась мне легко, я ловил кайф от занятий. Мог за один день выучить новый элемент, готов был ночевать в зале. Когда мне было 6 лет, мой любимый папа умер. И тогда спорт стал настоящей отдушиной, это было единственное, что отвлекало от горя.

В сборной 

Через несколько лет моего тренера, Леонида Юрьевича Абрамова, пригласили в сборную вместе с другим учеником из нашего города. Тренер сказал: «Я не поеду без Антона. Я его тренировал, как же теперь бросить?» — и взял меня с собой. Так я впервые попал на подмосковную спортивную базу «Озеро Круглое», где тренируется сборная.

До 2001 года ездил туда несколько раз в год за свой счет, расходы мне не оплачивали. Мама трудилась на трех работах, чтобы были деньги хотя бы на дорогу до базы, но на остальное не хватало. В столовой я доедал за старшими кашу, но йогурты и шоколад мне уже не доставались. Спал на пуховиках, потому что койку не давали.

С тех пор люблю перины: у меня дома есть настоящая, как в деревне, у бабушек. А вот к сладкому ровно отношусь. У меня начался бешеный прогресс: за год тренировок я выиграл чемпионат России. Я числился в молодежной сборной, три года не брали во взрослую — думаю, из-за моего характера.

В один момент из-за травмы я лишился того, в чем видел смысл своей жизни, — большого спорта

Я говорю то, что думаю, не люблю, когда мной руководят. Всегда был самоуверенным. За год до Пекина, когда сдавал комбинацию тренеру, заявлял: «Будущего олимпийского чемпиона прими». Он ругался: «Не каркай!», а я: « Я не каркаю, я себя настраиваю». Многим, конечно, мое поведение не нравилось. Я никогда не воспринимал спорт как работу — может, поэтому и результат был.

Однажды на базу приехал старший тренер сборной по гимнастике Леонид Аркаев. Его боялис, как огня. Человек-кремень, по одному взгляду все ясно. Он на русском говорил с иностранцами — и они его понимали, даже не зная языка! Аркаев зашел в зал. Все притихли, по углам разбежались. Но я-то не робкого десятка, к тому же подготовлен был хорошо.

Поднял руку — а если гимнаст так делает, значит, сейчас комбинацию покажет. Аркаев, будучи опытным тренером, на автомате сказал: «Давай, можно». Я выполнил с большого оборота двойное сальто в жердях, в нашей сборной еще никто такого не делал. Он спросил: «Парень, ты откуда? На смете стоишь?» Я говорю, нет. Ну и добавил еще масла в огонь, сказал, что меня уже три года никто не ставит. И прямо с тренировки меня забрали во взрослую сборную. Я начал приносить по две, три, а то и четыре медали в год — как на яблоне антоновка растет!

В растерянности 

Наступил 2012 год, близилась Олимпиада в Лондоне. Мне было 27 лет, для гимнастики это много. К тому же я тогда расслабился, набрал вес. Несколько месяцев болела спина. Я терпел, пил обезболивающие. Ну а где тонко, там и рвется... Чтобы получить допуск на соревнования, спортсменам надо пройти медосмотр. Там требуется выполнить упражнения с серьезной нагрузкой.

Скрипя зубами, я сделал, что требовалось, и отправился домой. Там-то меня и прихватило, и я оказался в больнице. Врачи долго не могли определиться с диагнозом, обнаружили разрыв связок позвоночника, грыж штук сорок, смещение дисков — накопленная травма. Лежал и чихнуть не мог. Верхняя часть тела действовала, а ноги — нет.

Мы с Верой тогда только начали жить вместе, но она бросила работу, чтобы за мной ухаживать. В туалет меня носила. Я как-то сказал ей: «Слушай, мы еще друг к другу не привыкли. Ты, наверное, иди своей дорогой, а я сам справлюсь...» Слезы на глаза наворачиваются, когда об этом вспоминаю. Но она осталась. Я активно лечился.

Сбежал из больницы раньше, чем надо, и начал тренироваться втихушку. Готовился к Олимпиаде, строил планы… И вдруг звонок от журналистов: «Антон, как вы прокомментируете, что вы не в сборной?» Я помчался на базу, пошел к руководству. Разговор был короткий: все так, в Лондон я не еду, к сборной отношения больше не имею. В один момент из-за травмы я лишился того, в чем видел смысл своей жизни, — большого спорта.

В поисках 

С того момента началась совсем другая жизнь, сложная, непривычная. У спортсменов ведь как? Твоя задача — приехать на базу, потренироваться, поесть, снова потренироваться, отдохнуть. Все! И вдруг я оказался в совершенно других условиях. От меня, внезапного «неудачника», отвернулись друзья. Квартиры не было, работы и денег тоже.

Иногда на ужин у нас с Верой был пакетик растворимой лапши на двоих. Мои близкие знают, что я настоящий оптимист. И хотя после травмы мне было по-настоящему сложно, я понимал, что рано или поздно все образуется. Верил в это, но и не переставал искать работу в спортшколах и клубах. В итоге удача повернулась ко мне лицом. Вот как это вышло.

Когда знаешь, что тебя дома ждут, на тебя рассчитывают, попросту не можешь опустить руки

Я несколько раз пытался попасть на прием к Виталию Мутко, тогдашнему министру спорта. Но почему-то не складывалось с ним встретиться. Я знал, во сколько он приезжает на работу, — и попросту подкараулил его у входа. Сказал, что хочу работать, не жду поблажек никаких. Он меня выслушал и обещал помочь. Меня пригласили в Федеральный центр подготовки спортивного резерва — я там отвечал за развитие детского спорта.

Вставал в пять утра, тренировал две семьи, ехал на основную работу, вечером — снова в зал к частным клиентам. Спать я не успевал, потому что в голове по ночам прописывал бизнес-план будущего гимнастического клуба. Мысль о частной школе появилась у меня еще в начале 2000-х: мы много ездили с выступлениями по Европе, а в перерывах тренировались именно в таких клубах.

И так мне там нравилось! Детки бегают довольные, оборудование отличное, все вокруг яркое, радостное. Я решил: закончу с профессиональным спортом — открою такой же. Потихоньку копил на свою мечту. И вот в 2016 году мы с моим партнером Алексеем Милевским открыли первую частную гимнастическую школу в России.

В школе 

У нас занимаются и дети, и взрослые. В нашу школу приходят за результатом — и неважно, профессиональная подготовка это или общая физическая, для себя. На групповых тренировках дети учатся общаться, быть частью коллектива. Осваивают пространство, где на одном квадратном метре может быть несколько человек.

Дети понимают, как это — одновременно и поддерживать друг друга, и не уступать, если это не требуется. У них распрямляется осанка, формируется мышечный корсет, они меньше болеют, быстрее развиваются даже в умственном плане. Пропадает скованность, стеснительность. Так здорово быть к этому причастным! Наши ученики уже принимают участие в соревнованиях — и выступают на высоком уровне.

Разница между нашей школой и государственной лишь в том, что у нас занятия на платной основе. Зато отличное оборудование, индивидуальный подход и заинтересованные тренеры. Недавно открыли еще один филиал в Москве, ждем новых талантов! Кстати, уже год не могу попасть в зал. Но когда работаешь с детьми, их нужно часто подстраховывать, держать на руках — так и сохраняю форму.

Антон Голоцуцков: «Травма сделала меня тем, кто я есть»

В фонде 

Мы с женой и партнерами учредили благотворительный фонд «Здоровье детям через спорт». Оборудуем гимнастические залы при детских домах, предоставляем тренеров. Идея фонда связана с моим детством — я же очень рано потерял папу. И мне захотелось помочь этим детям. Когда они занимаются спортом, у них внутренняя пустота позитивом заполняется. Как будто душа просыпается снова в маленьком человеке.

Наши подопечные ждут тренеров как родных. У нас есть несколько детишек, которые не видят, не слышат. Есть мальчик один, Максимка — когда приезжает наш тренер Даша, он так улыбается! Он висит на кольцах, делает всякие перевороты и абсолютно счастлив, несмотря ни на что. Вы бы видели эти эмоции! Так и понимаешь: чужих детей не бывает. Я крайне благодарен банку ВТБ за поддержку нашего проекта. Ведь тех, кто остался без родителей, никто в спорт не приведет!

Внутри себя 

Думаю, я наконец нашел себя настоящего. Раньше меня увлекали тусовки, светская жизнь. Сегодня же самое важное — школа, фонд и моя семья. Без опыта травмы и предательства я не стал бы тем, кто я есть. Почему я не сдался, когда все было против меня? Мне помогла бесконечная поддержка близких — в первую очередь Веры и мамы.

Когда знаешь, что тебя дома ждут, на тебя рассчитывают, попросту не можешь опустить руки. Я был обижен на жизнь, но обида прошла быстро. Испытав боль, пережив предательство, я понял: Бог дает нам испытания по силам. Мой опыт говорит, что в любой ситуации надо искать в себе радость и разделять ее с окружающими — тогда на все достанет сил, а добро обязательно вернется добром.

Не только спортсмену, а вообще любому человеку оптимизм необходим

Я всегда был готов делиться с другими опытом, деньгами, знаниями. Многие этим пользовались. Больше всего теперь ценю в людях способность быть честными, не держать камня за пазухой. Да, я могу с трудностями справиться сам, но верные тебе и верящие в тебя близкие — это бесконечный источник силы. Бывают такие дни: встал утром — ну нет настроения!

Конечно, у меня есть любимая жена — она всегда рядом, всегда готова выслушать. А лучше всего вообще уехать куда-нибудь хотя бы на пару дней. Мне очень нравится, когда шумит море, — сразу «отключаюсь» от проблем и переживаний. Люблю смотреть на огонь: камин, костер — неважно. Это очень успокаивает. Я отношусь ко всем с добротой, но со временем научился определять, чистые намерения у людей или нет.

В любом случае, близко к себе никого сразу не подпускаю. Не потому, что боюсь — просто, к сожалению, в наше время мало открытых и светлых людей. Таких видно издалека. Их единицы, но с ними я готов общаться, делиться опытом.

В планах 

Я всегда себя настраивал, настраиваю и буду настраивать только на хорошее. Я особо не нарушаю спортивный режим, но на Новый год все-таки позволяю себе бокал шампанского. Записываю на красной салфетке (обязательно красной!) заветное желание, сжигаю записку, растворяю в шампанском и залпом его выпиваю. И знаете, пять лет я так делаю — и все пять желаний сбылись.

Не только спортсмену, а вообще любому человеку оптимизм необходим. Если ты в целом оптимистично настроен, даже если ты проснулся не с той ноги, у тебя день все равно переформатируется и встанет в нужное направление. Главное, чтобы родные и близкие были живы и здоровы, с остальным уж точно справимся.

Подготовила: Мария Лаврентьева
Источник фотографий: Таша Беляева
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Psychologies приглашает
"НАЙТИ ЖИЗНЕННЫЙ БАЛАНС"

Полезное путешествие на Бали

поехать со скидкой
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Мозг: меняем жизнь, меняя мышлениеМозг: меняем жизнь, меняя мышлениеКак было бы здорово, если бы был пульт, способный перематывать пленку жизни назад. Нажал на кнопку — вернулся в прошлое и поступил иначе, сделал другой выбор. Увы, такого пульта нет. Хорошая новость в том, что он и не понадобится, если мы научимся совершать правильный выбор в моменте. И это вполне реально. Как? Об этом мы рассказали на второй ежегодной конференции Psychologies Day, которая прошла 25 октября 2019 года. В этом досье мы собрали наиболее интересные статьи о возможностях нашего мозга. А через год, в октябре 2020, мы расскажем еще больше интересного! До встречи на Psychologies Day 2020! Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты