2 360
PSYCHOLOGIES №36

«Боюсь расстроить близких и забываю о своих интересах»

Почему нас гложет чувство вины, как только мы проявляем каплю разумного эгоизма и делаем то, что хотим? И можно ли выстроить отношения в семье так, чтобы не оказаться заложником своей социальной роли — например, «хорошей матери»? С такой проблемой на сеанс к психотерапевту Владимиру Дашевскому пришла 35-летняя Наталья, преподаватель иностранных языков из Москвы.
«Боюсь расстроить близких и забываю о своих интересах»

Наталья: Я замужем, у меня есть пятилетняя дочь Диана, и я не из тех женщин, которые могут сидеть дома, заниматься хозяйством и чувствовать себя счастливыми. Мне нравится работать, но я постоянно испытываю вину за то, что много времени провожу в офисе. Что, придя домой, не бросаюсь рисовать, лепить и играть с Дианой — у меня нет на это сил.

Владимир Дашевский: Вы считаете себя плохой мамой?

— Я бы не сказала, что плохой. Скорей, недостаточно хорошей.

— Наталья, а у вас есть братья, сестры?

— Да, есть младший брат Николай, Николушка, ему 27 лет.

— И вы, наверное, как старшая, много времени в детстве проводили с Николушкой?

— Очень много. Я должна была развлекать его, когда родители были на работе. Брать с собой — он участвовал во всех моих играх. Один раз даже убежала, чтобы с ним не сидеть. Мне было лет 10. Я крикнула родителям: «Это ваш сын, сами с ним и занимайтесь!» — и хлопнула дверью. Но это был единственный мой бунт.

— Его быстро подавили?

— Да, мама сказала, что это мой брат и я должна… Это, кстати, до сих пор продолжается: я все еще старшая и несу ответственность за брата.

— Скажите, а вы всегда так много работали? С рождения Дианы?

— Нет, год не работала, но мне надо было защищать диссертацию… В общем, получается, что всегда. Какое-то время у нас была няня, но месяц назад она позвонила и сказала, что ей надоело, она больше не хочет видеть мою дочь. И теперь, когда Диана болеет, мне приходится брать больничный. Или срочно находить кого-то, кто посидит с ребенком.

А недавно мне нужно было уехать в командировку в Германию. Дочь должна была остаться с папой на пять дней, из которых два — выходные. Я себя настраивала, что все будет хорошо. Но прямо накануне моего отъезда Диана заболела. Простуда переросла в конъюнктивит, дочку чуть не положили в больницу… В общем, командировка превратилась в кошмар, я каждый час звонила мужу и вернулась на два дня раньше.

«Боюсь расстроить близких и забываю о своих интересах»

— А когда вернулись, что было?

— Все оказалось не таким страшным, как представлялось из Германии.

— Так часто бывает. Когда дети чувствуют увеличение дистанции между собой и родителями, чаще всего с мамой, они начинают болеть. Потому что бессознательно понимают: если близкие рядом, они будут лечить, заботиться.

— Но она зачастила с болезнями!

— Когда вы сильно тревожитесь, ей это передается. Вот вы знаете, что вам надо поехать в командировку…

— Да, за два месяца о ней узнала.

— И что вы сделали, когда узнали?

— Начала готовить документы. Рассказала мужу. Он отреагировал нормально — ничего, мол, переживем. «Ах, да, бабушка уехала в санаторий, но я, наверное, и сам справлюсь». Дочке я не говорила. Она подслушала разговор папы с бабушкой и спросила: «Мама, ты что, уезжаешь?» Я сказала: «Да, туда-то, буду делать то-то». Она начала плакать: «Я буду скучать, не уезжай, пожалуйста!»

— А вы?

Я себя чувствую жуткой матерью. Уехала на конференцию, прохлаждаюсь, а ребенок болеет…

— Почувствовала себя виноватой. Сказала, что, даже если уеду, не перестану ее любить и обязательно вернусь.

— Представьте, что кто-то из близких уходит и говорит вам: «Ты только не переживай! Это не на всю жизнь! Ты навсегда у меня в сердце!»

— Смешно и странно.

— А ребенку страшно. Она чувствует, что ее обманывают. Что, наверное, поездка затянется. А вдруг мамочка вообще не вернется? Что же делать? И она заболевает, чтобы мама никуда не ехала. Выбирает тот способ, который сработает наверняка. А что, правда произошло что-то страшное?

— Я позвонила мужу спросить, как у них дела, а он сказал: «Все нормально, только у Дианы не открываются глаза, она температурит. Я вызвал врача, но он будет только в 7 вечера». А время — 8 утра! Я сказала, чтоб шли в поликлинику. «Мы сходили, нас отправили в Морозовскую больницу, хотели положить, но пожалели, выдали огромный список лекарств и отправили домой».

— И что с вами происходит?

— Я себя чувствую просто ужасно. Виноватой во всем, жуткой матерью. Уехала на конференцию, прохлаждаюсь, а ребенок болеет… Сидела бы дома, варила бы борщ, водила дочку в сад, рисовала с ней картины.

«Боюсь расстроить близких и забываю о своих интересах»

— И вы принимаете решение вернуться раньше.

— Да. Приезжаю домой — и понимаю, что все не так страшно. Ну да, глаза красные, но сейчас покапаем капли, и все пройдет.

— А как вас встретила Диана?

— Она закричала: «Мама! Наконец-то ты приехала!» А через пару часов сказала: «Ну все, теперь я чувствую себя гораздо лучше».

— Вот так работает семейная система. Представьте себе плоскость, на которой стоят разные члены семьи — вы, муж, дочка, ваша мама, свекровь и так далее. Все эти люди между собой взаимодействуют, система находится в равновесии. Что происходит, когда вы перемещаетесь на шаг в сторону?

— Равновесие нарушается?

— Точно. И что нужно сделать для того, чтобы восстановить баланс?

— Не знаю. Но я не могу сидеть дома, варить борщи и пасти дочь.

Я не люблю кого-то расстраивать. Хочу, чтобы всем всегда было хорошо, но всем угодить не получается...

— Правильно, значит, всем в этой системе придется перестроиться. Может быть, мужу нужно переместиться вот сюда, может быть, вашей маме — поближе к Диане, не знаю. Сначала дочка вообще была вашей частью, она физически нуждалась в вас. Когда ей было плохо, она подходила к вам, обнимала — и все проходило. Потом, взрослея, дети социализируются и начинают решать другие задачи. Если этого не происходит, им будет сложно адаптироваться в школе и так далее.

Ваша дочка сейчас решает свои проблемы старым способом — подойти к маме и обнять ее. И для нее этот способ единственный, потому что вы его поощряете. Но с ней можно разговаривать, договариваться. И еще важно, как вы относитесь к происходящему: комфортно ли вам, когда дистанция между вами и дочерью увеличивается. И если вы сами не рады, то ребенок это считывает. И помогает вам тем, что вас возвращает: «Маме плохо, а я сейчас сделаю, чтобы было хорошо». Дочка пытается управлять вашим состоянием, балансирует, а это тяжелая роль для ребенка!

— Что же мне делать?

— Попробуйте сейчас расслабиться и сосредоточиться на вашем чувстве вины. И вспомнить моменты, когда вы его испытывали. Может быть, еще до рождения дочери, в детстве, когда ухаживали за братом?

— Знаете, я всегда хорошо училась в школе, но, если получала тройки, родители меня стыдили. Они осуждали меня, когда встречали с неподходящими, на их взгляд, кавалерами. Я не люблю кого-то расстраивать. Хочу, чтобы всем всегда было хорошо, но всем угодить не получается.

— А кому не получается?

— Например, моей маме. Мне бы хотелось, чтобы она считала, что я классная.

— А зачем вам это?

— Не знаю. Наверное, это бы значило, что она меня любит.

«Боюсь расстроить близких и забываю о своих интересах»

— Вам хочется плакать? Так плачьте.

— Нет, вы подумаете, что я странная.

— Вам важно, чтобы даже я подумал, что вы классная!

— Да. Даже при условии, что мы, возможно, видимся в первый и последний раз.

— Именно это и есть причина вашего чувства вины. Вместо того чтобы чувствовать то, что вы действительно чувствуете, — например, как сейчас, плакать, когда хочется плакать, — вы пытаетесь контролировать мои чувства. Или контролировать чувства вашей мамы, потому что вам кажется, что вы в ответе за них.

— Не хочу, чтобы она расстраивалась.

Единственный способ сделать дочь счастливой — это быть счастливой самой

— …Чтобы чувствовала, что вы классная, и любила вас. Это ваш способ получения любви — не проживать собственную жизнь, а делать что-то, что понравится другим. Если вы делаете что-то, что кому-то не понравится, это вызывает чувство вины.

— Конечно! Если я делаю что-то, что нравится мне, мой ребенок болеет или кто-то из близких недоволен.

— Нет. В эти моменты вы делаете то, что считаете нужным для себя.

— Тогда мне становится стыдно, что я предпочла себя всем этим людям.

— Вы сейчас сказали важную вещь. По какой-то причине вы противопоставляете себя и остальных. Но вы можете жить с ними и делать то, что считаете нужным. Единственный способ сделать дочь счастливой — это быть счастливой самой. Если вы будете приходить с любимой работы радостная, удовлетворенная, дочке будет классно с вами. И для этого не нужно ей нравиться. Но ей наверняка будет плохо с мамой, которая недовольна собой и постоянно испытывает вину за то, что делает что-то не так. Тогда дочь будет вас спасать. У нее это хорошо получается. Последний вопрос. Для того чтобы вы любили дочь, какой она должна быть?

— Я ее уже люблю. Она мне ничего не должна!

— Точно! Ей не нужно ничего делать, чтобы вы ее любили. Попробуйте быть самой собой с дочкой, мамой, мужем. Осознать, что, если вы делаете то, что вам хочется, это не значит, что вы противопоставляете себя миру. Просто вы идете по своей дороге. Вполне возможно, вам так понравится быть собой, что вы перенесете эту практику и на коллег и на случайных знакомых. Потому что — открою страшный секрет — нас вообще мало кто любит. Но это не значит, что нам всем не нужно жить.

Постскриптум

Владимир Дашевский: Наталья ориентирована на мнение других. Ее девиз — «Хочу быть классной для всех!». Даже для психотерапевта. Ей хочется плакать, но она сдерживается, потому что ей важно выглядеть хорошо в глазах терапевта, — не странно ли, не удивительно ли? За этими попытками проконтролировать чувства других — внутренний кризис. В детстве она должна была быть правильной: красавицей, отличницей, няней для брата. Она разучилась прислушиваться к своим желаниям. И сейчас ее задача — вновь научиться это делать. Не обманывать себя, а понять, что она чувствует, что с ней происходит, что ей нужно.

Наталья (через 2 недели): После сеанса я почувствовала себя гораздо легче — как будто вытащили занозу, которая давно мешала. Многое для меня стало открытием. Казалось, что я мало внимания уделяю близким, а выяснилось, что я неверно понимаю слово «любить», предъявляю к себе слишком много требований и не всегда могу делегировать полномочия в семье. В ближайшее время продолжу терапию — возможно, в паре с мужем.

Как попасть на первую бесплатную консультацию 

Психотерапевт Владимир Дашевский каждый месяц проводит бесплатную консультацию с одним из читателей. Если вы давно хотели разобраться в себе, просто заполните заявку на участие в спецпроекте журнала Psychologies. Вы убедитесь, что даже за один сеанс работы со специалистом можно лучше осознать причины проблем и начать путь к освобождению.

Благодарим за помощь в организации съемки клинику rehabfamily.com
Текст: Владимир Дашевский,  Елена Луговцова 
Источник фотографий: Алексей Неретин
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Psychologies приглашает
ВИДЕО

В каком мире мы будем жить через 5 лет?

Смотреть
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты