Елена Погребижская: «Я ипохондрик»

Если вы не ипохондрик, то вы, может быть, и не знаете, что это такое. И даже если вы – он, тоже вполне можете не знать. У меня вся семья ипохондрики – думаете, они это про себя знают? Поскольку моя многочисленная семья в последние годы очень интернет-активна (даже те, кому за 80), самые интересные истории из их жизни я рассказывать не буду. Придется говорить о себе.
Елена Погребижская: «Я ипохондрик»

Итак, я ипохондрик. Это такой человек, который все время, как ему кажется, чем-то болеет, но на самом деле, скорее всего, абсолютно здоров. При этом у меня могут быть все симптомы этой воображаемой болезни.

Ну например. У меня болит зуб, а на следующий день не болит. Зато колет в боку. Правда, колет и даже как-то давит. А на следующий день почему-то болит левый глаз – так, что хочется его придерживать пальцем. В моей семье даже вели за мной дневник наблюдений, как за природой. И там примерно так и было все описано: «Понедельник: зуб. Вторник: бок. Среда: глаз и голова. Четверг: ничего не болит. Пятница: болит желудок, отекла коленка».

Достоверно известно и документально зафиксировано, что у меня гастрит. Больше я ничем не болею. Но когда меня одолевают какие-то странные симптомы, я иду к врачу. И первым делом говорю доктору: «Понимаете, я вам сейчас опишу симптомы, но я точно не знаю, правда ли они есть, потому что я ипохондрик». Еще не было случая, чтобы врач удивился, потому что врачи-то как раз знают, что ипохондрики на свете есть. И доктор невозмутимо начинает меня осматривать, поскольку у него есть точные измерительные приборы, а не мои неточные ощущения.

У меня был на эту тему сеанс с психотерапевтом.

– Как же, – говорю, – отличить то, что мне кажется, от того, что реально происходит?

– А вы, – говорит терапевт, – наблюдайте. Если ощущения повторяются или усиливаются, значит, вам не кажется.

Хорошо, что я страдаю крайним невежеством в анатомии, иначе бы воображение подсказывало мне разные страшные диагнозы

Вот как раз недавно гастрит у меня обострялся и к нему присоединились какие-то покалывания в боку. Доктор на всякий случай прописала строгую диету и набор лекарств. Через две недели мне стало хуже. «Как это так, – думаю, – я лечусь, ем всякую преснятину, а у меня ничего не проходит». Иду к доктору с сильной болью в боку, доктор осматривает меня и говорит: «Да вы здоровы, и вам не нужны ни диета, ни лекарства». И моя боль немедленно проходит, и тут же прекращается болезненная реакция на непресную еду.

Это очень хорошо, что я страдаю невежеством в анатомии и медицине. Иначе бы воображение подсказывало мне разные страшные диагнозы.

Вот что про ипохондрию пишет Википедия:

«Подход к ипохондрическим больным затрудняется тем, что они относят свое страдание к физиологическим заболеваниям и стараются найти все данные для подтверждения этого мнения. В большинстве случаев показана психотерапия. Для устранения тревожных мыслей о возможном заболевании может использоваться метод «остановки мысли». Если психотерапия не приносит результата, врачебные усилия направляются на то, чтобы уменьшить значимость ипохондрических опасений. Медикаментозное лечение в большинстве случаев противопоказано, поскольку усиливает убеждение больного, что его проблемы имеют физиологические причины».

Я считаю, что я легкий случай, поскольку сама знаю, что ипохондрик. Свои симптомы всяческих болезней я хоть и ощущаю, но не верю им. Поэтому, кстати, могу проморгать реальный грипп: скажем, горло болит, а я думаю, что мне кажется.

Вообще-то ипохондрия не смешная штука. У меня в семье есть персонажи, которые годами были убеждены в том, что у них тяжелая болезнь сердца, сами покупали себе серьезные лекарства и пили их лошадиными дозами, чем почти вогнали себя в гроб. Кардиологи, к которым они изредка все-таки попадали, убеждали их в том, что ничего серьезного нет, но кто поверит кардиологам, когда вот-вот инфаркт случится?

При синдроме Мюнхгаузена взрослые убеждают врачей в необходимости хирургических операций своим здоровым детям

Еще более печальный аспект. Когда под руку моим запущенным ипохондрикам попадаются дети, они начинают их лечить от возможных серьезных болезней, которых у них, разумеется, нет. И тогда дети вырастают с пониманием, что болеть – это хорошо. Почему? Потому что в таком случае ты получаешь освобождение от всех напрягов здоровых сверстников. Можно пропускать контрольные и вообще не ходить в школу, не заниматься спортом – короче говоря, можно лениться и никаких усилий ни к чему никогда не прилагать. Ведь ты болен!

И вдобавок ты получаешь кучу внимания и заботы взрослого и говоришь ему: ладно, у меня вот тут болит и еще вот здесь. А взрослый только этих слов и ждет.

У такого поведения даже есть специальное название, синдром Мюнхгаузена. У этого синдрома бывают такие радикальные проявления, когда взрослые убеждают врачей в необходимости хирургических операций своим здоровым детям.

Но среди моих знакомых такого кошмара, слава богу, не было и нет.

Наверное, на фоне тех, кто плюнул на свое здоровье, а таких вокруг тьма-тьмущая, кажется, что ипохондрический подход – это такое ответственное отношение. Мол, в отличие от вас, наплевавших, я регулярно хожу к врачу и сдаю разнообразные анализы. На самом деле я с радостью обойдусь без этого, просто я не могу отличить, симптом реальный или вымышленный. Для этого мне и нужен врач.

Еще со мной очень нелегко жить. Я постоянно слышу, что жизнь – это не черновик и ее нужно жить не в тревогах и не прислушиваясь постоянно к болезненным симптомам, а на полную катушку, свободно и смело. И что другого шанса прожить классно и интересно у меня не будет.

Я тоже так считаю. Но я ипохондрик.


Страницы Елены Погребижской в соцсетях: Facebook / Vkontakte

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2017 №23140Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты