2 703

«Мир вокруг был слишком злым»: исповедь сектантки

«Со мной такого никогда не случится, в секты вступают только дураки, а я их сразу раскушу» — уверены мы. Но как тогда объяснить, что в секты то и дело попадают успешные люди с высшим образованием и хорошей работой? На самом деле в группе риска оказываются все, кто недавно пережил утрату или остро переживает одиночество и нехватку понимания и душевного тепла. Наша читательница рассказывает об опыте попадания в секту.
«Мир вокруг был слишком злым»: исповедь бывшей сектантки

Три года назад у меня умерла мама — сгорела от рака быстро, как свечка. Я не могу передать, что чувствовала тогда, — мне казалось, что мир рухнул, а я осталась совсем одна. Не знала, как жить дальше без ее ласки, любви. Через год мы развелись с мужем — ему надоели мои вечные слезы: «Ты что, маленькая девочка, что ли?» Да, оказалось, что я так и осталась маленькой девочкой, которой нужны были поддержка и опора. А их не стало. Друзья и коллеги сочувствовали, что-то советовали, но мне казалось, что не понимали. Стена между мной и ими росла, а я дальше погружалась в депрессию.

Побег от одиночества

Стояло жаркое лето, я сидела на скамейке в парке, читала. Неожиданно ко мне подошел симпатичный молодой человек: «К вам можно подсесть?» Я улыбнулась: «Да, пожалуйста». А сама не могла оторваться от его необычайно притягательного лица и невероятно красивых, как море, глаз.

Он завел какой-то разговор, я особо не вслушивалась, улыбалась, кивала, а сама смотрела на него и говорила про себя: «Только не уходи, я так устала быть одна». Меня будто околдовали. Очнулась, когда он сказал, что уже которые выходные приходит в этот парк, чтобы застать меня и вот наконец решил подойти, познакомиться.

Мы начали встречаться. Близости долго не было: Кирилл говорил, что он не из тех, кто торопит события, надо узнать друг друга получше. Меня немного смущали проскакивающие в разговоре фразы вроде «любовь есть Бог, и только он может сделать человека счастливым». Но постепенно я к ним привыкла.

Так хорошо мне не было, наверное, уже год или два. Я была счастлива, что нашла друзей, единомышленников

Я влюбилась, начала идеализировать Кирилла — и верить ему. Он говорил, что я не одна. Что в мире много злых, завистливых людей, но всегда можно найти тех, с кем легко и хорошо, кто сможет обнять и защитить, по-настоящему полюбить меня. И в какой-то момент предложил познакомить меня со своими друзьями.

В поисках душевного тепла

В доме с видом на Кремль, в просторной, светлой, с высокими потолками квартире собралось человек 20. Разного возраста, по-разному одетые. Было много новичков, таких же, как я, но были и завсегдатаи — они улыбались друг другу, подмигивали, а когда пришел «учитель», достали потрепанные блокнотики и сделали серьезное, сосредоточенное лицо.

У «учителя» был низкий, заунывный голос, он излагал свою интерпретацию «Закона Божьего» и что-то записывал на импровизированной доске. Я откровенно скучала, отчего мне было ужасно неловко: вон как все его внимательно слушают, может, я чего-то не понимаю? Вздохнула с облегчением, когда лекция закончилась и всех пригласили на кухню пить чай.

Потом было хорошо и очень душевно: откуда-то на столе появились дорогие конфеты, домашние пироги, начались песни под гитару. Мне предложили выбрать, что петь, и я сказала первое, что пришло на ум, — «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». Было и правда здорово. Так хорошо мне не было, наверное, уже год или два. Я была счастлива, что нашла друзей, единомышленников, рядом был любимый человек… В просторную квартиру на Тверской я стала заглядывать два-три раза в неделю. Здесь всегда кто-то был, всегда была возможность с кем-то поговорить…


«Мир вокруг был слишком злым»: исповедь бывшей сектантки

Квартирный вопрос

Родственники — отец, мамины сестры и двоюродный брат, — узнав о Кирилле и моих новых знакомых, забили тревогу. Начали говорить, что я попала в секту и оттуда нужно выбираться, пока не поздно. Но я-то уже знала, что люди злы, а мир враждебен, и пропускала их слова мимо ушей. Где вы все были, когда мне было плохо? А новые друзья меня поддерживали, говорили, что не стоит общаться ни с кем, кто не разделяет «наших» принципов и идеалов.

В этот же самый момент мне предложили окончательно разорвать связь с близкими и пройти обряд посвящения. Мне выдали договор, текст клятвы и отправили домой, подписывать и заучивать.

Всю ночь я читала договор. Разумеется, прочитала я его быстро, но подумать было над чем. Мне предлагали подарить трешку, оставшуюся после мамы, нашему обществу. «Зачем она тебе? — писали «братья». — Мы же будем жить одной большой дружной семьей за городом, подальше от мегаполиса, поближе к природе».

Неужели я была настолько одинокой и отчаявшейся получить поддержку от близких в тяжелый период своей жизни?

Была еще пара пунктов, которые меня очень смущали: мне нужно было отказаться от всего, что связывало меня с прошлой жизнью, — от друзей и родственников, уйти с работы, а еще я во всем и всегда должна была подчиняться своим наставникам. У меня наконец открылись глаза. Я разорвала бумаги на мелкие кусочки.

Долгожданная помощь

Под утро я заснула и проснулась около 12 от того, что кто-то долго и настойчиво трезвонил в дверь. Посмотрела в глазок — там был Кирилл и еще трое или четверо «наших». Они переругивались между собой, и я услышала голос любимого: «Зачем вы отдали ей договор? Надо было всунуть его сегодня на собрании, чтобы сразу подписала».

Кирилл продолжал колотить в дверь, угрожал… Но потом, решив, что меня нет дома, уехал, а у двери оставил «постовых». Я позвонила двоюродному брату, который приехал с десятком крепких парней и увез меня к себе на дачу. Потом по моей доверенности продал квартиру и купил мне такую же в соседнем от себя доме.

Я больше никогда не встречалась ни с Кириллом, ни с теми людьми, которых считала своими друзьями. Каким-то чудом я спаслась от чудовищной ошибки.

Что же со мной произошло? Неужели я оказалась настолько глупой и доверчивой? Или настолько не понимала, что мне делать дальше со своей жизнью? Или просто была настолько одинокой и отчаявшейся получить поддержку близких в тяжелый период жизни?

Нет, я не виню их ни в чем — ведь в итоге именно они вытащили меня из этого кошмара, и я им благодарна. И наверное, это единственный плюс во всей этой истории: я теперь всегда буду помнить, что семья и близкие люди — главная ценность в жизни человека.


Текст: Тала Климова 
Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Psychologies приглашает
Стараетесь использовать каждую минуту с пользой?

Электронные книги PSYCHOLOGIES

СКАЧАТЬ
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты