36 143

«Мы решили, что у подруги приступ аппендицита, а это были роды»

«У большинства будущих родителей есть девять месяцев, чтобы подготовиться к появлению ребенка. У нас было три часа». Исповедь молодого отца.
«Мы решили, что у подруги приступ аппендицита — а это были роды»

Пару дней спустя после рождения дочери я стоял около нее на коленях, не зная, как вынуть ее из ползунков. Я был растерян оттого, что меня оставили с ней дома наедине. Она казалась такой хрупкой, что я боялся повредить крошечные ножки и ручки. В итоге не придумал ничего лучше, как взять ножницы и осторожно разрезать ползунки.

Наверняка многие новоявленные отцы тоже чувствуют себя беспомощными. У них было девять месяцев, чтобы морально подготовиться к появлению ребенка, но они все же боятся сделать что-то не то. У меня подготовки не было вовсе — меня уведомили о родах за три часа до появления ребенка. Еще 11 мая я был беззаботным 29-летним парнем, который даже думать не хотел о детях. 12 мая в 3 часа утра я стал отцом.

Все началось с того, что у моей девушки Линдси, с которой мы встречались три года, начались боли в животе. «Приступ аппендицита», — сказал оператор службы экстренной помощи. Но это были роды. Ошеломляющее известие, ведь признаков беременности не было: все это время она принимала противозачаточные таблетки и даже немного сбросила вес.

Пока мы шли по коридору в родильное отделение, мне казалось, что я иду по Зеленой миле

В тот день мы с ней не созванивались, так что я был в блаженном неведении, пока в половине двенадцатого мне не позвонила мать Линдси. Я понял, что стряслось что-то серьезное, потому что она отказывалась говорить, пока не присяду. Услышав, что Линдси рожает и я вот-вот стану отцом, я потерял дар речи.

Положив трубку, застыл, словно оглушенный. Мозг отказывался соображать. Я не был готов к такой ответственности, казалось, вся жизнь полетела кувырком.

Мне никогда не хотелось иметь детей. В самом крайнем случае допускал такой вариант когда-нибудь, после женитьбы. Мысль об отцовстве повергала в трепет. Никогда даже не держал ребенка на руках, и вдруг такое! Нужно было ехать в больницу, но я не мог собраться с мыслями и решил позвонить старой подруге. Она тоже оторопела, но постаралась меня поддержать и разговаривала со мной все время, пока я добирался до больницы. Говорила, что я должен думать о Линдси — как она-то сейчас напугана! И просила сообщать новости. Это помогло немного прийти в себя.

«Мы решили, что у подруги приступ аппендицита — а это были роды»

В больнице меня поджидала мать Линдси. Пока мы шли по коридору в родильное отделение, мне казалось, что я иду по Зеленой миле (последний путь приговоренного к казни. — Прим. ред.). Когда мы вошли, Линдси все еще убеждала акушерку, что не беременна, и тут же начинала корчиться от боли. Заметив меня, она зарыдала и стала торопливо говорить, как ей жаль, ведь она знает, что я не хочу детей. Я старался ее разуверить, твердил, что все в порядке, но слабо осознавал происходящее.

Акушерка показала на мониторе ребенка. Было поздно определять пол или состояние здоровья, Линдси предстояло вот-вот родить. Я держал ее за руку, она все больше кричала. Было почти 3 утра, когда на свет появилась наша девочка, и акушерка дала ее подержать. Дочка орала, а я смотрел на нее и чувствовал бесконечную, безусловную любовь. Прежде мне казалось, что отцовство стало бы для меня мукой, теперь я понял, как заблуждался.

Позже утром до нас вдруг дошло: у девочки же нет имени. Мы выбрали имя Белла, первое, которое я предложил. Было решено, что Линдси и Белла поселятся у меня, я заверил, что готов ко всем трудностям. Но это было самое простое. Не считая 10-минутного разговора с медсестрой, которая объяснила мне: «Главное, поддерживать головку ребенка, и все будет нормально». На самом деле, напуганный, растерянный, я не особо понимал, что делаю.

Мой взгляд на мир кардинальным образом поменялся за три часа

В больнице к Линдси пришли работники социальной службы — они рассматривают все случаи «тайной» беременности, так как за этим может скрываться семейное насилие. Она рассказала им, что в последнее время чувствовала сильную усталость, но списывала это на новую работу, а о ребенке не догадывалась. Акушерка объяснила, что плод располагался ближе к спине, поэтому внешне ничего не было заметно.

Мы стали вспоминать, где бывали в последнее время и какие безумства совершали. Например, знай мы о ребенке, разве отправились бы в выходные кататься на зиплайне! Это было прямо накануне родов. Четыре дня спустя Линдси и Белла уже были у меня дома. За это время я морально подготовился к новой ситуации. Как только уложил ее в кроватку, общее напряжение спало.

С тех пор прошло три года. И оглядываясь назад, могу сказать, что мой взгляд на мир кардинальным образом поменялся за три часа, что прошли между известием о родах Линдси и появлением Беллы на свет. Я стал взрослым за одну ночь.

Источник: theguardian.com
Перевод: Галина Черменская 
Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Psychologies приглашает
ВИДЕО

В каком мире мы будем жить через 5 лет?

Смотреть
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты