24 697
PSYCHOLOGIES №40

«Я в этом мире одна»

Переезд из маленького города в столицу, успешная карьера врача — многие могут позавидовать такой судьбе. Но опыт отвержения в детстве и болезненные отношения созависимости с мамой-алкоголичкой могут перечеркнуть все достижения и не давать радоваться и дышать свободно. С такой непростой историей на первый сеанс к психотерапевту Владимиру Дашевскому пришла 34-летняя Елена.
«Я в этом мире одна»

Елена: Я родом из Владивостока, но вот уже 13 лет живу в Москве. Окончила университет и через неделю нашла работу в столице: хотелось поскорее сбежать из родного города, где у меня осталась только мать-алкоголичка. Своего отца я не знаю, мне было три года, когда мать вышла замуж, и папа — я его называю папой — настоял на том, чтобы меня удочерить. Когда мне исполнилось 20, он признался, что встретил другую. Сказал, что давно хотел уйти из семьи, но не делал этого из-за меня — боялся, как бы «эта страшная женщина меня не уморила».

Владимир Дашевский: Мама действительно страшная женщина?

— Она меня никогда не любила. Папа уходил в рейс (он моряк), а я ей все время мешала. Она меня била, оставляла подругам и пила. Тетя, мамина сестра, как-то рассказала мне, что я была нежеланным ребенком. О беременности мать узнала случайно, когда проходила медкомиссию. Пыталась от меня избавиться, но срок был уже большой, ничего не получалось. Мамины родители почти силой положили на сохранение в больницу. Но она даже тогда пыталась прервать беременность — когда ее отпускали на выходных домой, до потери сознания парилась в бане… Когда я родилась, мать хотела написать отказ. Дедушка с бабушкой ее отговорили, и в итоге меня отдали на воспитание тете. До трех лет, пока не появился папа, я прожила у нее…

— А зачем тетя это вам рассказала?

— Не знаю.

— Вы когда-нибудь говорили об этом с мамой?

— Нет. Я не люблю с ней говорить, мы общаемся от силы раз в месяц.

— Понятно. Скажите, пожалуйста, чем я могу вам помочь?

— Я одна. У меня нет ни одного близкого человека. Мне ничего не интересно, у меня ничего не получается — ни с отношениями, ни с работой: она есть, но не приносит удовольствия. Я даже в отпуск уехать не могу! Хотела полететь на Пхукет, полгода работала без выходных, чтобы накопить деньги. Но за пару дней до моего отъезда тетушка попала в больницу с подозрением на инсульт. И мне пришлось все отменить и поехать к ней. Выяснилось, что она инсценировала приступ, потому что испугалась, что я улечу на Пхукет и останусь там жить!

— Ох, я вам сочувствую, представляю, как вам было горько — как куму Тыкве из «Чиполлино», который кирпичик к кирпичику собирал свой домик, а его взяли и разрушили.

— (Плачет.) Я потеряла все — и мечту, и деньги: билеты были невозвратные. А тетушка с торжеством в голосе сказала: «Ну вот, я добилась, чтобы ты в эту Тьмутаракань не ехала».

Я 7 лет прожила с молодым человеком, и он за это время не познакомил меня ни с кем из своих родственников

— Тетя — значимый человек для вас?

— Да. Она мне ближе, чем мать. И у нее, кроме меня, никого нет. Был сын, но он покончил с собой, когда ему было 18. И потом, она же меня растила до трех лет. И до сих пор жалеет, что отдала матери, когда та вышла замуж. Лучше бы, говорит, ты у меня осталась. Сейчас она живет одна. Ей одиноко…

— А вы ее спасаете.

— Больше некому. В ситуации, когда у нее микроинсульт и она по телефону вся такая умирающая, я же не могла не поехать к ней?

— У меня нет ответа на этот вопрос, и, возможно, сейчас нет необходимости оценивать эту ситуацию. Вы же не с этим пришли?

— Я не знаю, что мне делать с моей жизнью.

— Представим, что у меня есть волшебная палочка и я мог бы выполнить ваше желание. Каким бы оно было?

— Мне хочется поддержки, чтобы был кто-то рядом… Я 7 лет жила с молодым человеком, но ничего не вышло.

— Почему вы разошлись?

— Формального повода не было. Ни измен, ни скандалов. Просто все сошло на нет. За все это время он не познакомил меня ни с кем из своих родственников, хотя они живут в Москве. Однажды я спросила, почему он этого не сделал, он ответил: «Ну, не знаю, подходящего момента не было». Понимаете? За 7 лет.

«Я в этом мире одна»

— У меня такое ощущение, что со всех сторон вас окружают какие-то нехорошие люди, подстерегают беды и несчастья.

— Да. Все, что бы я ни делала, сводится к нулю. Все бессмысленно.

— Как будто бы вы жертва, что ли.

— Это мое нормальное состояние с детства.

— Вряд ли вы выбирали себе эту роль. Просто так сложились обстоятельства, и вы были рождены именно в этой семье.

— Кто же может знать, почему мы рождаемся там, где рождаемся.

Вы ушли из деструктивной семьи, переехали в Москву и построили карьеру — о таком многие и мечтать не могут. Это колоссальный ресурс

— Конечно. Мне почему-то вспомнился сейчас диалог Иешуа и Понтия Пилата из «Мастера и Маргариты». Когда Пилат сказал, что жизнь Иешуа висит на волоске и он хочет его перерезать, тот ответил: «Согласись, что перерезать волосок может лишь тот, кто его подвесил».

— Какое отношение это имеет ко мне?

— Вряд ли ваша жизнь «подвешена» семьей. Хотя есть ощущение, будто девочка, от которой хотели отказаться, а потом перетаскивали из семьи в семью, потерялась. Стоит и ждет, что придут взрослые и заберут.

— (Плачет.) Получается, что так.

— Я невероятно сочувствую этой девочке. В ее жизни происходили, мягко говоря, не очень приятные события — было и домашнее насилие, и отвергающее поведение мамы. Но давайте оставим эти обстоятельства за скобками и посмотрим, на что вы можете опереться. Девочка выросла, в 21 год нашла в себе силы уйти из деструктивной семьи, уехать из родного города и построить успешную карьеру в Москве — о таком многие даже мечтать не могут. Это колоссальный ресурс…

— Ну да, я мечтала о такой работе.

«Я в этом мире одна»

— Вы можете опереться на свой опыт, свои силы, изменить жизнь. Давайте сейчас сделаем упражнение1, в котором у вас будет возможность встретиться со своим внутренним ребенком. (Выполняют упражнение, которое длится 25 минут1.)

— Я хочу, чтобы вы повторяли это упражнение дома. Чтобы у вас появилась возможность установить контакт с ресурсной частью. Чтобы вы обняли и пожалели вашего внутреннего ребенка, позаботились бы о маленькой девочке, стали для нее любящим взрослым. Она — та часть вас, которая настолько привык­ла быть жертвой, что не знает, как можно по-другому. Но есть и другая ваша часть — взрослая, способная ставить цели и достигать их, брать на себя ответственность и не перекладывать ее ни на маму, ни на тетю, ни на молодого человека.

Это ваш ресурс, и вы можете к нему обращаться. Вы можете продолжить психотерапию, чтобы проработать травматический детский опыт, чтобы он перестал быть гирей, которая тащит вас назад и отбирает силы и ресурсы. Кроме того, я предложил бы вам посещение 12-шаговых групп взаимопомощи. Возможно, вам подойдет сообщество ВДА — Взрослые дети алкоголиков.

Это сообщество для людей, вышедших из дисфункциональных семей, для детей, недолюбленных в детстве. Там вы сможете получить поддержку, которую запрашиваете, причем совершенно бесплатно. Наработать новые способы поведения, чтобы перестать быть жертвой, перестать брать на себя ответственность за чувства и состояния других людей.

— Мне нужно было подтверждение, что мне надо пойти в эти группы…

— Что вас смущает, когда вы говорите «эти группы»?

— Это как признать свою слабость.

— А что в этом плохого?

— Жизнь все время требовала от меня, чтобы я была сильной.

— Конечно, но признание своей слабости — это скорее признание того, что вы человек, а значит, не всемогущи. И больше нет нужды воевать со всем миром. Если я адекватно оцениваю свои силы, я не буду останавливать асфальтоукладочный каток голыми руками, он меня раздавит. Можно просто отойти в сторону.

Лена, война закончилась. Вы у себя есть. И есть много людей, готовых вам помочь. Мир не враждебный. Если ты с ним борешься, он побеждает. А если нет — несет тебя на руках, как любящий родитель ребенка.

Постскриптум

Владимир Дашевский: Это был дождливый день. И Лена очень много плакала. Как будто прорвало плотину, как будто напряжение, которое она удерживала в себе долгие годы, вырвалось наружу. С детства она боролась с последствиями дисфункциональности своей семьи. Это неравная и очень болезненная война. Я постарался поддержать Лену и помочь ей открыть доступ к ресурсам собственного бессознательного. Мы не можем изменить наше прошлое, родителей. Но мы можем перестать винить их в наших бедах и взять ответственность за собственную жизнь.

Елена (две недели спустя): Во время сессии я увидела своего внутреннего ребенка — маленькую несчастную девочку. Я не смогла ни обнять ее, ни приласкать — мне было очень больно. Но после сеанса вдруг почувствовала облегчение. Я намерена продолжать работу и даже уже сходила на первое собрание группы ВДА. И верю, что совсем скоро моя жизнь изменится к лучшему.

КАК ПОПАСТЬ НА ПЕРВУЮ БЕСПЛАТНУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ  

Психотерапевт Владимир Дашевский каждый месяц проводит бесплатную консультацию с одним из читателей. Если вы давно хотели разобраться в себе, просто заполните заявку на участие в спецпроекте журнала Psychologies. Вы убедитесь, что даже за один сеанс работы со специалистом можно лучше осознать причины проблем и начать путь к освобождению.

1 Упражнение проходит с погружением в транс. Приводится сокращенная запись.
Текст: Владимир Дашевский, Елена Луговцова
Источник фотографий: Владимир Яроцкий
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Psychologies приглашает
Как говорить так, чтобы вас слушали и слышали: родные, друзья, коллеги

Онлайн-марафон PSYCHOLOGIES

ПРОЙТИ
новый номерОКТЯБРЬ 2019 №45162Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты