psyhologies.ru
тесты
текст: Галина Черменская 
PSYCHOLOGIES №10

Как расшифровать сон и узнать о себе новое?

Чем нам могут быть интересны наши собственные сны? Как их расшифровать, чтобы узнать о себе новое? Свой способ предлагает юнгианский аналитик Станислав Раевский.
Как расшифровать сон и узнать о себе новое? ФОТО Getty Images 

В большинстве традиционных культур сновидение рассматривается как откровение, ниспосланное предками, богами или самой Вселенной. Его нужно расшифровать, чтобы разрешить сложные коллизии, в нашей ли собственной жизни или в жизни целого сообщества.

В современной западной культуре мы, конечно, смотрим на сны не как на пророчество, а как на «королевскую дорогу в бессознательное», говоря словами Фрейда. Сны таят в себе наши желания и страхи, но они могут и открывать нам неизвестные стороны нашей личности, новые жизненные пути, ресурсы, к которым мы можем получить доступ. Юнгианский аналитик Станислав Раевский предлагает несколько шагов, чтобы вступить в диалог со своим бессознательным.

Чтобы запоминать сновидения, дайте себе установку: «Я хочу увидеть и запомнить». Увиденный сон надо записать и отложить эту запись

Для начала сон нужно увидеть, точнее, запомнить. Ведь сны видят все, только у кого-то при пробуждении они начисто стираются из памяти. От чего это зависит? От того, насколько развита у нас способность к самонаблюдению. Чем полнее мы осознаем происходящее наяву, тем осознанней будем и во сне. Быть осознанным значит уметь не вовлекаться в события, а смотреть на происходящее со стороны, замечать, что с нами происходит: что мы сейчас чувствуем? что думаем?

Эту способность можно тренировать, например, с помощью медитации осознанности (другое название – практика внимательности). Чтобы запоминать сны, полезно во время засыпания быть в состоянии медитации, отмечая для себя, как мы медленно погружаемся в сон, как меняется наше состояние. Или просто дать себе установку: «Я хочу увидеть и запомнить сны». Когда мы настраиваем себя таким образом, то уже не пропускаем сон, не отворачиваемся от «экрана», на котором нам показывают «кино».

Как расшифровать сон и узнать о себе новое? ФОТО Getty Images 

Нулевой шаг. Вспомнить, что происходило накануне

Задача – понять, насколько сон перерабатывает дневную реальность. Почему утро вечера мудренее? Нерешенные вопросы, аффекты, сложные коллизии минувшего дня – все это во сне крутится, перемешивается, поворачивается к нам разными сторонами. В то же время во сне у нас открывается доступ к «общей системе»: образно говоря, не только к монитору нашего ноутбука, а ко всей Всемирной паутине. Слабенький, но все же доступ есть. И оттуда к нам тоже могут прийти важные сведения. Все это вместе связывается, синтезируется – и наутро мы вдруг просыпаемся с ясным решением сложной проблемы. Так во сне совершаются открытия, будь то таблица Менделеева или прорывы в личных отношениях.

Шаг 1. Записать сон

Увиденный сон надо записать и отложить эту запись. Спустя какое-то время мы еще раз записываем или рассказываем его. Почему это важно? Второй рассказ обязательно будет чем-то отличаться от первого: один детали потеряются, другие появятся. Наше сознание уже проделало работу, подогнав первоначальную историю под привычную нам схему описания мира. Ведь мы все время сочиняем истории про свою жизнь, вернее, они сочиняются сами собой. Но ключевой нарратив у каждого свой, каждый из нас видит свое «кино», отличающееся от того, что видят другие. То, что соответствует нашему ключевому нарративу, мы запоминаем, остальное отбрасываем и забываем. Сравнивая два описания одного и того же сна, мы можем увидеть, как именно наше сознание трансформирует реальность.

Шаг 2. Собрать линейные ассоциации

Этот способ предложил Зигмунд Фрейд. Он полагал, что послание бессознательного во сне представлено нам в зашифрованном виде: то, что нам явлено, на самом деле означает нечто совсем иное, и наша задача – понять, что именно. У этого знака есть две стороны, и, значит, нужно проделать путь от означающего к означаемому: тогда, возможно, мы получим какие-то инсайты. Допустим, вам приснился таможенник. С чем он у вас ассоциируется? С консьержем в подъезде. А с чем ассоциируется консьерж? Со старшим братом, с которым у вас сложные отношения. Именно брат на самом деле герой этого сна. Так мы пошагово выстраиваем цепочку ассоциаций и, преодолевая цензуру сознания, продвигаемся от внешнего символа вглубь, к первоначальному образу, к той фигуре, которая для нас важна.

Как расшифровать сон и узнать о себе новое? ФОТО Getty Images 

Шаг 3. Собрать циркулярные ассоциации

Хотя метод линейных ассоциаций, несомненно, работает, многие его критикуют. В частности, Карл Густав Юнг скептически замечал, что с таким же успехом можно интерпретировать газету. Ведь и так ясно, к чему в любом случае приведет фрейдовская аналитика: к первичным фигурам матери и отца, ну, возможно, еще братьев и сестер, и их отношениям. А раз все известно заранее, то к чему заниматься толкованием снов?

Мы видим во сне нереализованные желания

Если Фрейд акцентировал такой механизм работы сновидения, как смещение, то Юнгу более важным представлялось сгущение, когда вокруг одного символа возникает облако смыслов, и тогда мы видим символ более ярко. Поэтому вместо линейных ассоциаций Юнг предложил циркулярные. Графически их можно представить в виде солнца: в центре находится означающее (символ), от которого отходят «лучи» – все ассоциации, которые нам приходят в голову.

Так, относительно таможенника у нас могут родиться такие ассоциации, как «власть», «страх», «правила», «граница», «паспорт». К этому Юнг предложил добавить амплификацию, то есть дополнить личные ассоциации общеупотребительными (например, таможенник = «закон», «порядок», «наказание»). Тогда наша индивидуальная символика образа дополняется культурной, возможность понимания расширяется.

Шаг 4. Понять, что нам сообщает сон

Классические теории предлагают разные варианты. Так, Фрейд рассматривает сон как исполнение желаний. И действительно, в некоторых случаях это так, особенно в детских снах: ребенку не дали мороженое, и он получает его во сне. Первоначально в психоанализе и деструктивные сны трактовались так же: мы видим чью-то смерть – значит, у нас есть бессознательное желание избавиться от этого человека, но мы не осознаем это желание из-за цензуры нашего суперэго.

В отличие от Фрейда, для Юнга сон – это компенсация сознательной установки. Например, все наши мысли направлены на карьеру, но при этом нам то и дело снятся дети. И тогда это сигнал бессознательного, что в нашей жизни есть явный перекос и нужно каким-то образом восстановить равновесие.

Фрейд рассматривает сон как исполнение желаний. Другие психоаналитики считают, что во сне с нами происходит только то, что и наяву

А вот юнгианский аналитик Ханс Дикманн (Hans Dieckmann) не согласен ни с Фрейдом, ни с Юнгом. Он считает, что во сне с нами происходит то же, что наяву. Если вы настолько стеснительны, что не можете ничего купить в супермаркете, то и во сне вы приходите в супермаркет и ничего не покупаете. В процессе психотерапии, утверждает Дикманн, изменения начинаются сначала в снах клиента, а потом и в его реальной жизни. Действительно, наше «Я» ведет себя во сне точно так же, как наяву. И психологу бывает удобнее прорабатывать именно сновидения пациента, для которого это менее болезненно: он же не отвечает за свои сны. Но на его жизнь такая работа влияет.

Как расшифровать сон и узнать о себе новое? ФОТО Getty Images 

Шаг 5. Прислушаться к подсказкам

Мы проанализировали свой сон с разных сторон. Что теперь делать с этим знанием? Как его использовать?

Вариант первый. Мы говорим себе, что сон подтверждает то, что мы уже знаем: «Конечно, я так и думал!», «Ну да, меня всегда все обижают», «Я ничего не умею». Тогда все, что мы извлекли из своей интерпретации, это повышение самооценки: мы подтвердили свою проницательность. Но мы так и остались в клетке своего ума, в нашей жизни ничего не изменилось.

Вариант второй. Мы используем сны как возможность расширять свое восприятие, а значит, меняться. Скажем, в реальной жизни у нас плохие отношения с родителями, а во сне мы с ними нежно обнимаемся. Мы можем пожать плечами и на этом остановиться, а можем продолжать про это думать: почему в жизни так, а во сне иначе? И это скорректирует нашу позицию по отношению к родителям. Или, допустим, во сне мы видим свои нереализованные желания: поездку на экзотический остров, любовные отношения.

Юнг не любил работать со снами, потому что считал, что во сне мы слишком бессознательны и не управляем происходящим

Мы можем задать себе вопрос: а почему я не воплощаю свои желания в жизни? Какие внутренние препятствия мне мешают? Таким образом, с помощью сна мы можем сделать свою картину мира более объемной, повысить свою когнитивную сложность. Лучше всего, если во сне мы сохраняем некоторую осознанность, например понимаем, что спим, или умеем прервать неприятный сон. У кого-то это врожденный дар, но способность к осознанным сновидениям можно и развивать.

Кстати, Юнг не очень любил работать со снами, потому что считал, что во сне мы слишком бессознательны: плывем по течению и не управляем происходящим. Он предлагал пациентам добавить в сон осознанности через активное воображение. Приснился вчера таможенник – так давайте сейчас поговорим с ним. Для этого нужно закрыть глаза, войти в состояние полусна, представить перед собой этого таможенника, задать ему вопросы и получить неожиданные ответы. Мы сами выбираем сон, с которым будем работать, и лучше можем понять его послание.

Что думал про сны Фрейд?

«Он считал сновидения выражением вытесненного желания, которое нам является в замаскированном виде, – объясняет психоаналитик и писатель Жан-Клод Лиоде (Jean-Claude Liaudet). – Сны отражают это желание таким образом, что форма (внешнее содержание) маскирует суть (скрытое содержание)». Фрейд выделил 4 приема, с помощью которых бессознательное создает наши сны. Вот эти приемы с примерами.

Сгущение: разные идеи и образы собраны в одну сцену.

«В доме, где я выросла, я спорю со своим шефом, у которого то же имя, что и у моего старшего брата, который долгое время помыкал мной и другим братом».

Смещение: приоритеты и ценности перемешаны так, чтобы скрыть бессознательное желание и его импульсы и сместить вызванные им эмоции на второстепенные детали. «Во время праздника я встречаю бывшую жену моего мужа, которая меня презирает. Я только и делаю, что аккуратно складываю бумажные салфетки».

Превращение мыслей в образы: именно калейдоскоп образов и слов позволяет выстроить последовательности (как мы обычно делаем, когда разговариваем), чтобы сновидение напоминало связный кинофильм, который, однако, скрывает суть. Метафора в целом играет важную роль в выражении образов сексуального порядка.

«В кино сосед подбрасывает нож в мою сумку».

Вторичная обработка: это последний, «лакировочный» штрих, который придает сновидению рациональный и приемлемый вид.

«В конце концов болтливый кролик сообщает мне, что бывшая жена моего мужа решила жить на Марсе».

Раевский

Об эксперте

Станислав Раевский — юнгианский аналитик, сопредседатель Московской ассоциации аналитической психологии (MAAP), член Международной ассоциации аналитической психологии (IAAP).

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье