12 756

Не просто конфетки: чем опасен снюс для наших детей

Родители в панике: кажется, наши дети оказались в плену новой отравы. И имя ей — снюс. В социальных сетях работает множество пабликов, в которых размещаются мемы и шутки про снюс, процесс его употребления стремительно оброс терминологией. Его рекламируют популярные среди подростков видеоблогеры. Что это такое и как оградить детей от соблазна, расскажет психолог Алексей Казаков.
Не просто конфетки: чем опасен снюс для наших детей

Нам страшно — в том числе и потому, что мы не можем точно понять, что такое снюс и почему это средство столь популярно именно среди детей. Собственные легенды про снюс появились и у взрослых, которые уверены, что эти саше и леденцы — наркотик вроде пресловутых «спайсов». Но так ли это?

Наркотик или нет? 

«Изначально снюс — это общее название для различных никотиносодержащих средств, которые использовались для снижения зависимости от сигарет», — поясняет психолог, специалист по работе с зависимыми Алексей Казаков. И в странах Скандинавии, где и придумали снюс, этим словом называют в основном жевательный или нюхательный табак.

У нас же распространен бестабачный или ароматизированный снюс: саше, леденцы, мармелад, в которых табака может и не быть, а вот никотин — точно есть. В составе снюса, помимо никотина, могут быть поваренная соль или сахар, вода, сода, ароматизаторы, так что продавцы часто говорят о том, что это «натуральный»продукт. Но эта «натуральность» нисколько не делает его менее вредным для здоровья.

Новый наркотик? 

Блогеры, рекламирующие снюс, утверждают, что это не наркотик. И, как ни странно, не врут, ведь наркотик — это, по определению Всемирной организации здравоохранения, «химический агент, вызывающий ступор, кому или нечувствительность к боли».

Словом «наркотик» традиционно обозначают именно запрещенные психоактивные вещества — а никотин, наряду с кофеином или вытяжками из разных лекарственных трав, к таким не относится. «Не все психоактивные вещества — наркотики, но все наркотики — психоактивные вещества, и в этом разница», — подчеркивает эксперт.

Любые психоактивные вещества влияют на деятельность центральной нервной системы и меняют психическое состояние. Но сравнивать никотин, пусть и в большой дозировке, по степени причиняемого вреда с теми же опиодиами или «спайсами» не очень корректно.

Подростки не очень хорошо ориентируются в чувствах. То, что с ними происходит, обычно они сами обозначают как «что-то»

Снюс, в отличие от того, что мы называем наркотиками, совершенно легально продается в табачных лавках. За его распространение никому не грозит уголовная ответственность. Более того: закон пока что даже не запрещает продажу снюса несовершеннолетним. Табачные изделия детям продавать нельзя, а продукты с содержанием главного «табачного» компонента — можно.

Правда, сейчас встревоженная общественность задумалась о том, чтобы ограничить продажу снюса. Так, Совет Федерации 23 декабря попросил правительство приостановить продажу никотиносодержащих конфет и мармеладок в ярких упаковках.

Блогеры, рекламирующие снюс, напирают на то, что он якобы безопасен. «Никотина в одной порции снюса может содержаться очень много. Так что он вызывает ту же никотиновую зависимость, что и сигареты, — и очень сильную. И можно начать страдать от нее, ведь зависимость, в свою очередь, вызывает синдром отмены. Плюс от употребления снюса страдают десны и зубы», — поясняет Алексей Казаков.

Ведь тот вид снюса, который продается в форме саше, нужно 20-30 минут держать под губой, чтобы действующее вещество поступило в кровь. К тому же индивидуальную реакцию на столь расхваливаемый блогерами «никотиновый удар» никто не отменял. Отравиться снюсами вполне реально — и хорошо, если до больницы дело не дойдет. Есть и другие риски. «Непонятно, как на самом деле производят снюс, в каких условиях это происходит. И мы никогда точно не узнаем, что там на самом деле намешано», — говорит Алексей Казаков.

Зачем им это? 

В возрасте, когда сепарация от родителей становится первоочередной задачей, дети начинают рисковать. И снюс кажется им отличным способом сделать что-то бунтарское, но так, чтобы об этом не прознали старшие. Ведь ты употребляешь некое «взрослое» вещество, но родители могут этого вообще не замечать. Дымом не пахнет, пальцы не желтеют, к тому же ароматизаторы делают вкус никотиносодержащего продукта не таким уж неприятным.

Почему вообще дети и подростки могут тянуться к различным веществам? «Причин много. Но очень часто они ищут подобных впечатлений для того, чтобы совладать с чувствами, которые обычно маркируются как негативные. Речь идет про страх, неуверенность в себе, волнение, ощущение собственной несостоятельности.

Подростки не очень хорошо ориентируются в чувствах. То, что с ними происходит, обычно они сами обозначают как «что-то». Что-то невнятное, непонятное, неопознанное — но долго находиться в таком состоянии невозможно. И употребление любых психоактивных веществ «работает» как временная анестезия. Схема закрепляется при повторении: мозг запоминает, что в случае появления напряжения надо просто принять «лекарство», — предупреждает Алексей Казаков.

Не просто конфетки: чем опасен снюс для наших детей

Непростая беседа 

Но как нам, взрослым, говорить с ребенком про то, чем опасно употребление психоактивных веществ? Это сложный вопрос. «Не думаю, что есть смысл устраивать специальную лекцию: наставлять, поучать, вещать про ужасы и кошмары этого мира. Потому что ребенок, скорее всего, уже и так все это слышал и знает. Если будете «гундосить» про вред — это только увеличит дистанцию между вами и не улучшит отношения. Когда в последний раз вы сами испытывали любовь к тому, кто гундосил вам на ухо?», — говорит Алексей Казаков. Зато точно можно сказать, что откровенность в таком разговоре не помешает.

«Я за экологичный подход и доверие. Если ребенок доверяет маме и папе, он сам подойдет и сам все спросит — или расскажет. Мол, «Так и так, ребята вон закидываются, мне предлагают, а я не знаю, что отвечать». Или — « Я попробовал, ерунда полнейшая». Или даже «Я попробовал — и мне понравилось». И вот в этой точке можно начать строить диалог», — говорит Алексей Казаков. О чем же говорить?

«Родители могут поделиться своими впечатлениями от видеороликов про снюс. Рассказать, что они волнуются и переживают за своего ребенка. Главное — не наезжать, а искать точки соприкосновения», — считает психолог. Если выстроить диалог не получается, можно обратиться за помощью к профессионалам в области психотерапии.

Когда ребенок входит в переходный возраст, у него происходит кризис идентичности, он ищет себя

«Глубинная причина наших переживаний — не в ребенке и не в том, что он делает, а в том, что мы не очень умеем обращаться со своим страхом. Мы стараемся сразу устранить его — еще даже до того, как идентифицируем свое чувство как страх», — поясняет Алексей Казаков. Если родитель не «сливает» свой страх на ребенка, если может с ним совладать, говорить о нем, быть в нем — это повышает шансы на то, что ребенок не будет прибегать к употреблению психоактивных веществ.

Часто родителям советуют усилить контроль за ребенком. Уменьшить количество карманных денег, следить за предметами его интереса в соцсетях, записать его на дополнительные занятия, чтобы не было ни минуты свободного времени.

«Чем больше контроль — тем больше сопротивление, — уверен Алексей Казаков. — Контролировать подростка, как и любого другого, в принципе, невозможно. Вы можете лишь упиваться иллюзией того, что вы всем управляете. Если он хочет что-то сделать — он это сделает. Излишне вмешиваясь в жизнь тинейджера, вы только подольете масла в огонь».

Во всем виноваты друзья и блогеры? 

Когда нам страшно и больно, мы естественным образом стремимся найти «виноватого», чтобы облегчить свои переживания. И в истории со снюсом большую роль играют блогеры, которые рекламируют подобные изделия на собственных каналах и в группах. Ну и еще, конечно, та самая «плохая компания», которая «научила плохому».

«Ровесники и кумиры действительно очень важны для подростка: когда ребенок входит в переходный возраст, у него происходит кризис идентичности, он ищет себя», — рассказывает Алексей Казаков. Это мы, взрослые, понимаем (и то не всегда!), что люди рекламируют все что угодно, — и надо помнить, что они на этой рекламе просто деньги зарабатывают.

Но когда у тебя гормональный взрыв, критически мыслить действительно трудно — практически невозможно! Поэтому на кого-то агрессивная реклама действительно может повлиять. Но если родители стараются общаться с ребенком, если в семье люди работают над тем, чтобы строить отношения — а их надо строить, они сами по себе не сложатся, — то внешнее влияние будет незначительным.

Пока политики думают, как ограничить продажу снюса и что делать с блогерами, которые расхваливают пресловутые саше и леденцы на все лады, не будем играть в поиск виноватого. Ведь мы таким образом попросту отвлекаемся на «внешнего врага», который всегда будет присутствовать в нашей жизни в том или ином виде. И при этом из фокуса исчезает главное: наши отношения с ребенком. А их, кроме нас, никто не сохранит и не скорректирует.

Текст: Мария Лаврентьева
Источник фотографий: Getty Images
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Psychologies приглашает
"ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ДЕТОКС: ВОСПОЛНИМ РЕСУРСЫ ДУШИ И ТЕЛА"

Полезное путешествие в Крым

Поехать со скидкой
новый номерИЮЛЬ - АВГУСТ 2020
169Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Мозг: меняем жизнь, меняя мышлениеМозг: меняем жизнь, меняя мышлениеКак было бы здорово, если бы был пульт, способный перематывать пленку жизни назад. Нажал на кнопку — вернулся в прошлое и поступил иначе, сделал другой выбор. Увы, такого пульта нет. Хорошая новость в том, что он и не понадобится, если мы научимся совершать правильный выбор в моменте. И это вполне реально. Как? Об этом мы рассказали на второй ежегодной конференции Psychologies Day, которая прошла 25 октября 2019 года. В этом досье мы собрали наиболее интересные статьи о возможностях нашего мозга. А через год, в октябре 2020, мы расскажем еще больше интересного! До встречи на Psychologies Day 2020! Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты