Почему Виктор Франкл так популярен в России в 2022 году: объясняет психотерапевт
Фото
Shutterstock/Fotodom.ru

Весной 2022 года российские читатели стали покупать меньше книг о самозразвитии и о бизнесе и больше художественной литературы, сообщает «Коммерсантъ». Причем в марте и апреле книга Виктора Франкла о его опыте жизни в концлагере оказалась необычайно востребованной в «Альпине» и стала лидером продаж на Ozon.

«Тот, кто знает, «зачем» жить, преодолеет почти любое «как“»

Виктор Франкл — австрийский философ, психиатр и родоначальник логотерапии, «психологии смысла». В 1942 году вместе с женой и родителями он попал в нацистский концлагерь. Там он посвятил себя помощи другим заключенным и поддерживал тех, кто потерял надежду и смысл жизни.

«Мы должны были пробуждать волю к жизни, к продолжению существования, к тому, чтобы пережить заключение, — писал он. — Но в каждом случае мужество жить или усталость от жизни зависела исключительно от того, обладал ли человек верой в смысл жизни, в своей жизни. Девизом всей проводившейся в концлагере психотерапевтической работы могут служить слова Ницше: «Тот, кто знает, «зачем» жить, преодолеет почти любое «как»».

В книге «Сказать жизни „Да!“ Психолог в концлагере» Виктор Франкл рассказывает о своем тяжелом опыте и о том, как обретение смысла помогает человеку в сложных жизненных обстоятельствах.

Психолог, гешталь- и экзистенциальный психотерапевт Виктория Дубинская комментирует новость о возросшем интересе россиян к книгам Франкла.

«Франкл — это прекрасный „папа“: он сильный, он выжил и он может эти знания передать нам»

«Франкл был востребован во все времена. «Сказать жизни «Да!» Психолог в концлагере» — самая издаваемая книга о психологии. И в ней люди ищут, конечно же, смысл. После определенного возраста этот вопрос для многих становится особенно значимым.

«Инструмент для выживания»

Виктор Франкл не просто философ, который размышляет о ценностях, о смысле и о том, как мы делаем выбор. Он практически применил это в нечеловеческих условиях и выжил — у него есть опыт эффективного применения своих собственных знаний. А сейчас, мне кажется, люди хотят иметь инструмент, который помог бы понять, как дальше жить.

Разрушение касается не только тех, кто находится непосредственно в зоне проведения спецоперации, — оно так или иначе происходит со всеми. Люди пытаются понять, что делать, когда возникает ощущение бессмысленности и потери будущего. А Франкл знал, умел и справился с подобными переживаниями. В его книге очень много практических советов. Например, он пишет, что заключенные ходили смотреть на закат, и это помогало, а мысли про еду — нет…

Опора на опыт прошлого

Сейчас в новостях и телепередачах звучат слова из эпохи Великой Отечественной войны, часто звучит термин «фашизм». И поэтому многие обращаются к тому периоду, интересуются: как люди тогда жили, как могли оставаться собой в тяжелейших условиях.

Многие переживают «поломку» в человеческом плане, как будто их коснулось что-то нечеловеческое. Ведь военные действия (совершаемые ради любых целей), — это самые крайние меры, удар по ощущению человеческой безопасности и тепла. Ощущение этого холода — «или ты, или я» — обращает нас к тем, кто его пережил и смог сохранить теплоту.

Возвращение себе будущего

У людей сегодня много чувства тревоги и неизвестности — событие травмирующее, и сегодня идет травматизация двух стран, России и Украины. А это состояние убирает связи прошлого, настоящего и будущего.

В нормальном состоянии мы опираемся на прошлое, строим будущее и немножко живем в настоящем, как бы «в разбеге». При травматизации связь исчезает: прошлое осталось позади, а мы на островке, который называется «здесь и сейчас». Это дискомфортно, людям хочется выстраивать взаимосвязи — мы хотим этого разбега, хотим строить планы и видеть, куда движемся. И нам нужен человек, который пережил нечто подобное, преодолел это и может подсказать нам, как это сделать.

Обретение силы

Сейчас у людей эмоциональный хаос: много реагирования, очень разные переживания. Чувства переполняют нас, ведь мы привыкли мыслить рационально. Как в этом разобраться? Как отделить эти чувства одно от другого? Здесь помогает теория Франкла о том, что у нас есть стержень, эмоциональный вектор, который может удерживать эту психодинамику.

Сам психиатр был эмоциональным, страстным человеком. Но был способен разбираться со своими чувствами, как-то обходиться с ними. И в нем самом, и даже в названии этой книги есть сила. И нам хочется за нее «подержаться», тоже получить эту необходимую для жизни силу.

Интересно, что нашей стране (и это отличие от Австрии, Германии, Англии) клиенты в основном говорят про матерей — много запросов и тем про мам. Как будто очень не хватает сильной отцовской фигуры. А когда идут военные действия, «отца» особенно не хватает. И Франкл — это прекрасный «папа»: он сильный, он выжил и он может эти знания передать нам».

Виктория Дубинская

Дипломированный психолог, преподаватель психологии, популяризатор, супервизор, экзистенциальный психотерапевт, гештальт-терапевт, руководитель «Творческого объединения психологов», автор книг.

www.youtube.com/channel/UC4qWAv2yhWeqcRRQvboAlSQ