«Поздно поняла, что люблю»: он и она — о том, можно ли начать все с чистого листа

Можно ли после расставания изменить жизненный сценарий и снова быть вместе? У наших героев оказались разные взгляды на это. Историю, рассказанную двумя участниками, комментирует гештальт-терапевт Анна Синицына.

«Он любит меня, но не находит сил сделать шаг навстречу»

Алина: «Мы с Олегом встретились и поженились на третьем курсе. Это была волна чувств, которая случается только в юности, и одновременно зрелая уверенность — с этим человеком я хочу быть всегда.

Еще студентами-журналистами мы сотрудничали со студией регионального телевидения. Там всю жизнь проработала мама Олега. Благодаря ее опыту и связям нам удалось запустить свой кабельный канал. Олег замечательно вел переговоры, находил рекламу. Вместе с мамой они решали все вопросы по бизнесу. Я была увлечена съемками.

Поначалу наша жизнь была похожа на удивительное счастливое приключение. Мы любили друг друга, нас связывало общее дело, к тому же оно стало приносить хорошие деньги. Однако постепенно я понимала: в нашей паре постоянно присутствует третий — мама Олега. Она человек яркий, генератор идей, и главное для нее — понимание с сыном и их общий бизнес. Мое мнение она учитывала все реже, а муж все больше тянулся к матери как идейному вдохновителю.

Мы много работали. И под видом заботы обо мне свекровь могла сказать, что я выгляжу после съемок уставшей, мне стоит пойти домой и отдохнуть. В глубине души она считала, что я, видимо, должна обеспечивать тылы, а они будут руководить процессом.

Олег все больше прислушивался к ней, а я теряла уверенность в себе как в профессионале. Меньше участвовала в съемках, оставалась дома, ждала мужа. Он возвращался очень поздно, воодушевленный. Я понимала, что по-прежнему ему дорога. Но дело, которое было для нас как совместный ребенок, теперь объединяло его с матерью, а не со мной.

Вадим без труда убедил меня в том, что нам надо быть вместе. И я обо всем рассказала мужу

Однажды в нашу команду пришел новый режиссер-документалист, который поддержал мои сценарные задумки. Олег и свекровь утвердили наш фильм, и я нырнула в работу. С Вадимом, новым коллегой, мы во всем понимали друг друга и были творчески близки. Мы часто встречались вчетвером, словно две команды: Вадим и я, муж и свекровь.

Ощущение, что мы вместе, очень сблизило меня с Вадимом. И закончилось все тем, что через пару месяцев я была уверена — это и есть мой человек. С ним я обрела то, в чем мне отказал муж, — ощущение совместности. Между нами не стоял третий — свекровь. Я чувствовала, что Вадима притягивает ко мне не только работа. И наша связь (а по сути, моя измена) показалась мне тогда единственно возможным вариантом развития событий.

Я была уверена, что люблю Вадима, а в Олеге ошиблась. Вадим без труда убедил меня в том, что нам надо быть вместе. И я обо всем рассказала мужу. Для Олега это было как удар ножом в спину. Он долго не мог поверить. Мне же казалось, нам не о чем разговаривать и нечего обсуждать. Съехала от него к Вадиму.

Поздно поняла, что люблю его: он и она о (не)возможности начать с чистого листа

От друзей я знала, как тяжело муж это переживал. «Это уже не прежний Олег», — сказала мне моя бывшая однокурсница. Я же была искренне уверена, что строю новую жизнь. Но через пару месяцев эйфория прошла.

Я стала думать об Олеге. Скучала по нему и поняла — Вадима я совсем не знаю. Работу в компании Олега он, конечно, потерял и долго не мог найти ничего нового. Оказался тяжелым, не расположенным обсуждать проблемы человеком. Перестал со мной разговаривать.

Однажды я набралась смелости и написала бывшему мужу. Он мне ответил. Мы встретились, и это был один из счастливейших для меня вечеров. Сидели в ресторане и писали на салфетке план нашей новой жизни. В эти дни мы, наконец, стали открыто говорить обо всем, что меня волновало и что и в конце концов надломило наш брак.

Он слушал меня, держал за руку. И в тот момент, как мне казалось, действительно понимал. Я почувствовала и поверила — чудовищной ценой, но мы спасли наши отношения. И тогда он неожиданно прислал мне сообщение: «Прости меня, но я не могу быть с тобой».

Больше мы не встречались. Я могу только гадать, что за этим стоит. Мне больно оттого, что он любит меня, я чувствую это. И не находит сил снова принять в свою жизнь».

«Верил, что между нами возможно будущее, но это было прощание»

Олег: «Наверное, никогда до конца не пойму, что случилось, когда она ушла. Я был готов к чему угодно, к любым трудностям, но не предательству. Ни о чем не догадывался, постоянно был занят работой. Казалось, Алина всегда будет рядом. Это ведь моя «стена». Моя поддержка.

Когда она сказала, что уходит, сначала решил — это какая-то дурацкая шутка. Фантастическое кино. Ну, мы же снимаем, пишем сценарии — и вот это что-то, что придумано, но не может происходить с нами. Она как ненужную бумагу смяла всю мою реальность. А потом… Не забыл, конечно, но научился с этим жить.

Через год она неожиданно объявилась, написала мне. Не могу объяснить, но что-то сорвало меня с места. Мы встретились, и у меня просто голова закружилась. При этом я никому не мог сказать, что снова встречаюсь с ней. Весь год это была закрытая для меня тема, даже себе трудно признаваться в том, что я был рад ее видеть и думал о ней.

И хотя в те дни я искренне верил, что между нами возможно будущее, наверное, это просто было наше прощание. Я понял — она не сможет вернуться в мою жизнь после всего, что случилось. Эта история всегда будет мучить меня, пока мы вместе. И я Алину… отпустил.

Наверное, со стороны это выглядело так, будто я отплатил ей той же монетой. Но какое-то время я действительно искренне верил в возможность наших отношений».

«Нас подводит тактика ожидания, что партнер сам все осознает и ситуация изменится»

Нет оснований не доверять желанию героини начать отношения с бывшем мужем. Но что она готова для этого сделать? Это остается вопросом. Любая семья рано или поздно сталкивается с недопониманием, неудовлетворенностью. И чем раньше партнеры начинают их обсуждать, тем больше вероятность, что они смогут наладить отношения.

Со стороны и Алины, и Олега мы видим, скорее, ожидание, что ситуация изменится сама по себе, а близкий человек начнет поступать по-другому. Алина упоминает, что при встрече им удалось поговорить более открыто, и она смогла рассказать о том, что ее волновало. Но, похоже, она не до конца осознает свой вклад в то, что разрушило отношения.

Олег и Алина обсуждают на встрече дальнейшие планы, как будто никаких проблем между ними и не было или они незначительны. Косвенным образом героиня дает понять, что причиной расставания была мать Олега.

Скорее, поначалу всем было удобно и комфортно то, что свекровь включена в жизнь молодых. У нее были ресурсы, благодаря которым они могли реализовать свои профессиональные амбиции. Но, как во многих историях, где смешиваются личные и профессиональные интересы, разграничить их сложно, и в какой-то момент начинаются проблемы и взаимные претензии.

Говорить о своих чувствах, слышать друг друга — это то, чему героям необходимо учиться

У всех героев рассказа мы наблюдаем отсутствие привычки обсуждать трудности напрямую. Они не говорят, что их на самом деле беспокоит и чего им не хватает. Здесь, скорее, тактика ожидания, что другой сам все осознает и изменит свое поведение. И это довольно инфантильная позиция.

Почему Олег принял решение не продолжать отношения? При встрече с бывшей женой он не поделился с ней теми чувствами и переживаниями, которые были с ним после ее ухода. А без этого настоящее сближение невозможно. Нельзя этот опыт проигнорировать или просто забыть. На эйфории от встречи им было хорошо, но после все переживания вернулись.

В этой паре Олег все-таки больше готов признавать проблему, но не понимает, как с ней обходиться, как исправить ситуацию. Поэтому он решает расстаться.

Восстановление отношений пары было бы возможно, но, скорее всего, с помощью, пришедшей извне. Я бы советовала пойти на семейную терапию, где они могли бы потренироваться общаться друг с другом честно и открыто. Говорить о своих чувствах, слышать друг друга, менять что-то в своем поведении — это то, чему героям необходимо учиться.

Анна Синицына

Об эксперте

Анна Синицына — гештальт-терапевт, семейный терапевт. Ее страница.