5 215

Что диктует (не) детская мода?

Голый пупок, торчащие из джинсов стринги, топы с открытыми плечами — девочки 8-12 лет сегодня становятся идеальной целевой группой для рекламного бизнеса и производителей одежды. Родители молчат или даже поощряют такую моду… редко понимая, какой вред она способна нанести.
Что диктует (не) детская мода

Подружки собрались у 11-летней Юли, чтобы порепетировать модный клип в собственной постановке. И, конечно же, в «звездном» макияже и нарядах — как их телевизионные кумиры, ведь у теледив такая замечательная судьба! И девочки примеряют на себя все, что плохо лежит: обтягивающие джинсы, топы, леггинсы с заниженной талией, пояса со стразами.

Маша, 10 лет, с удовольствием надевает кружевной бюстгальтер со вставками, хотя у нее пока нет и намека на грудь, но зато в пупке сияет блестящий камушек. «Правда, это будет очень секси с коротенькой маечкой и обтягивающими рукавами?» — интересуется она мнением подруг, сосредоточенно изучая свое отражение в зеркале. Юля, ведущая этой игры, включает запись и начинает напевать очередной хит.

Как и многие ее сверстницы, Юля примкнула к широкому кругу юных модниц, четко ориентированных на определенные правила потребления. Ее вызывающие наряды никогда не оставят ее без внимания. «Сегодня детям и подросткам буквально навязывают подчеркнуто сексуализированное поведение, которое не свойственно их возрасту», — предостерегает психотерапевт Дарья Крымова.

«Мир взрослых во многих областях наполнен сексуальной провокацией, — говорит детский психиатр Ален Лазартиг. — Девочки подражают этому миру, но в силу сексуальной незрелости не могут переживать подобные эмоции так же, как мы, взрослые. Они стремятся познать желание, но не понимают всей опасности провоцируемого ими возбуждения».

Как это себе представляют мальчики 

«Катя очень аппетитная!» — заявил бабушке пятилетний Денис, вернувшись из детского сада. И уточнил: «Ей очень идет такое прикольное платье!» Телевидение, реклама, разговоры взрослых влияют на современных мальчиков так же сильно, как и на их сверстниц: с раннего детства они начинают судить о девочках по их одежде и внешнему виду, непроизвольно используют слова, которые могут иметь сексуальные коннотации.

«Позже, привыкая оценивать женщин на основе стандартов красоты и сравнивать их с идеализированными образами из масс-медиа, рекламы и эротики, они могут столкнуться с трудностями в личных отношениях, — говорят Диана Левин и Джейн Килборн. — Им будет непросто, а иногда и невозможно испытывать сложную гамму чувств, в том числе и сочувствие. Такие мужчины редко становятся хорошими партнерами».

Смешение ролей

Юля уже не хочет, чтобы с ней обращались как с ребенком. «Возраст, когда родители перестают быть для детей главным авторитетом, становится все ниже, — замечает семейный психотерапевт Екатерина Дайчик. — Лет с десяти дети начинают ориентироваться в большей степени на сверстников, старших детей, а также звезд масс-культуры. Еще в совсем юном возрасте они отождествляют себя со своими телекумирами и начинают вести себя по правилам поведения подростков, для которых, как известно, дресс-код — основа основ».

Перенимая манеры своих любимцев, девочки пробуют силы в новом способе существовать. Так они стараются себя идентифицировать, обрести собственное лицо. Но, по сути, внешний облик, стандарты имиджа им навязывают телевидение, реклама и всевозможные «фабрики звезд»…

Очарованные сериалами про подростков, юные красавицы подпадают под влияние нездоровой (а кажется, такой исполнимой) мечты быть избранными. Такая ловушка работает очень эффективно: с экранов на них глядят такие же юные школьницы, которые по вечерам блестяще зажигают на дискотеках. Чем не пример для подражания для целого поколения подростков.

Атакуемые рекламой, не чувствующие авторитета родителей, подрастающие девочки предоставлены своим желаниям

Ожидая свой счастливый билет — пропуск в мир славы, — эти юные создания безудержно потребляют все подряд. За последние десять лет дети стали целевой аудиторией рекламы — ведь, к примеру, каждый школьник, согласно опросу ОТР (Общественное телевидение России) в 2020 году, в среднем получает от родителей от 2 396 до 13 000 рублей в месяц, в зависимости от возраста и уровня доходов семьи. Всего карманные деньги в России получают 87% школьников.

«Мы живем в обществе, где дети все чаще превращаются в детей-королей, — констатирует Ален Лазартиг. — Семья переживает кризис, и ребенок становится для пары иллюзорной основой стабильности, воплощением идеальной ценности. Слишком желанный, он приобретает черты всемогущества. Многие родители сегодня боятся противоречить детям, путая авторитарность с необходимым авторитетом.

Бывает, что ребенок 6-12 лет диктует своим растерянным родителям, что они должны сделать, что купить. В результате дети становятся жертвами двух противоположных тенденций — инфантилизации взрослых и присвоения ими самими родительских функций. Возникающее от этого смешение социальных и семейных ролей сильно дестабилизирует детскую психику».

Атакуемые и рекламой, не чувствующие авторитета родителей, подрастающие девочки предоставлены своим желаниям. Они хотят иметь все «как у всех нормальных девчонок»: косметику, аксессуары, гаджеты — девочки прекрасно «считывают» все витрины.

Что диктует (не) детская мода?

Короли и добыча

Новая мода изменила и мир игрушек. «Принцессы — это же отстой», — строго замечает ангелоподобное существо лет восьми в майке со стразами, выбирая подарок в игрушечном отделе большого магазина. Юной покупательнице больше нравятся модные куклы, напоминающие персонажей игр или молодежных сериалов.

«При кажущемся изобилии, пожалуй, самая дефицитная игрушка сегодня — это обычная кукла», — говорит руководитель Центра психолого-педагогической экспертизы игр и игрушек, доктор психологических наук Елена Смирнова.

От производителей игрушек не отстают и производители косметических средств, предлагая детские линии макияжа пастельных или флюоресцентных тонов с блестками. Модная одежда также делает акцент на эротизации: новые линии XXS подчеркивают еще почти не существующие прелести фигуры.

«От ребенка-короля мы приходим к ребенку-добыче, — анализирует Ален Лазартиг. — Потребление внешних атрибутов — это одновременно и экономический феномен, и (для девочек) поиск своей личности, и попытка найти решение экзистенциальных вопросов. Лишенные ограничений, дети словно бродят по жизни, ловя на себе оценивающие взгляды, без которых не могут определиться и существовать. Взрослые обращают их в объект желания, которым они еще быть не могут, так как не имеют ни независимости, ни даже относительной зрелости подростков».

Неосознанно эти девочки словно выставляют себя напоказ, у них формируется представление о сексуальности и любви, акцент в котором стоит на потреблении секса. «В этом парадокс современного общества, — с горечью констатирует Дарья Крымова. — С одной стороны, взрослые проклинают педофилов, а с другой — выставляют своих детей напоказ, делая их объектами сексуального желания».

Авторитарную модель воспитания отвергают как слишком жесткую, а гуманистическую часто понимают как вседозволенность для ребенка

Родители, сами того не сознавая, становятся соучастниками такой ситуации: «Это ведь модно, что же мы можем поделать!» Мамы охотно сопровождают девочек в походах по магазинам («Доченька, моя куколка, у нее должно быть все, чего не было у меня!») или же подражают им в бесконечной гонке за молодостью.

Карине 35 лет, но выглядит она скорее старшей сестрой Лизы, своей 12-летней дочери. Она признается, что ей льстит, когда ее путают с дочкой. То, что на Лизе надеты вызывающие стринги, нисколько ее не смущает: «Когда есть красивое белье, почему его не показать? Нужно идти в ногу со временем, принимать своих детей такими, как они есть. У Лизы свой стиль, пусть кому-то это и не нравится. Что ей теперь, опять носить школьную форму? У меня тоже стринги, и это не мешает моим знакомым относиться ко мне с уважением».

Психологи Диана Левин и Джейн Килборн в книге «Сексуальные, но еще не взрослые» предостерегают от последствий сексуализации детства, в которой они видят тенденцию.

«Ее не надо смешивать ни с сексуальностью, ни с сексом — естественными для человека проявлениями, — поясняют авторы. — Сексуализация означает восприятие людей (а иногда и самого себя) как объектов, а не как людей, которые обладают желаниями и чувствами. Это особенно разрушительно действует на детей и подростков, которые выстраивают собственные самооценку и самоощущение как сексуальных объектов».

Просто запретить? 

Разве не лучше было бы детям, если бы родители могли просто сказать «нет»? Категоричный, безапелляционный запрет не пойдет на пользу ни нашим детям, ни нашим отношениям, объясняют психологи Диана Левин и Джейн Килборн.

Родительское «нет» может стать поводом для постоянных ссор и обид, подтолкнет ребенка к раннему бунту, ведь ему придется выбирать между родителями и друзьями. А если ребенок перестанет доверять близким, значит, неблагоприятное влияние маркетинговых кампаний только усилится. Кроме того, если он в конце концов получит то, что родители запрещают, он будет испытывать чувство вины. Но и родители будут чувствовать себя беспомощными и виноватыми, поскольку не могут защитить ребенка.

Будьте гибкими, советуют психологи, не запрещайте все подряд только потому, что вам не нравится современная мода. Будьте конкретны, говоря ребенку о том, что кажется вам неуместным, неприличным или нелепым (голый пупок в школе, стринги на тренировке). Объясняйте свою позицию, предлагайте альтернативу, ищите вместе с ребенком решение, которое устроит и вас, и его.

Ни соучастие, ни диктат

Объяснять, договариваться, разрешать или запрещать — сегодня у родителей нет единого мнения. Эксперты отмечают, что многие из них не решаются или не знают, как именно воспитывать собственных детей. Опрос, проведенный фондом «Общественное мнение», показал: более половины россиян (57%) полагают, что родителям следует вести себя с детьми, как с равными.

«Родители не могут провести грань между тем, что можно обсуждать, а что обсуждению не подлежит, — с тревогой отмечает Екатерина Дайчик. — Авторитарную модель воспитания сегодня отвергают как слишком жесткую, а гуманистическую часто понимают как вседозволенность для ребенка. Между попустительством и авторитарностью существует провал, и в нем кроется опасность».

Ален Лазартиг считает, что корни проблемы лежат в непонимании взрослых, в их неумении видеть и обсуждать главные вопросы. «Речь на самом деле не о том, чтобы носить или не носить стринги, — это абсурдный спор, — говорит детский психиатр. — Важно, считается ли родитель с настоящими интересами ребенка. Что именно он хочет в нем воплотить? Мы не в состоянии подвергнуть цензуре мир телевидения и рекламы, но можно помочь ребенку обрести в нем свой взгляд. Например, сделать разумный комментарий при виде слишком откровенной картинки».

Иными словами, хватит прятать лицо, когда мы сталкиваемся с таким серьезным феноменом. Наши дети не «другие», они лишь то, чем мы предлагаем им быть.

Об этом

  • Диана Левин и Джейн Килборн «Сексуальные, но еще не взрослые», Ломоносов, 2010.
  • «Современный ребенок. Энциклопедия взаимопонимания», ОГИ, 2006.
Текст: Елена Рубинова
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Некоторые акценты статьи показались абсурдными, в нежелании мальчиков и мужчин видеть в женщине человека винят желание и умение женщин и девочек выглядеть ярко и привлекательно. А особенно, ответственность переложили на неких звезд-авторитетов. На мой взгляд перепутана причина со следствием. Следствием ношения разнообразной одежды считают недоразвитость, хотя недоразвитость идет сначала, исходя из семьи семейной культуры родителей, их отношений с миром, друг с другом и ребенком. Особенно, если ребенок не видит самореализующегося родителя и других взрослых вокруг, ему и самому негде это взять, тогда он может потреблять или искать авторитет у дешевых публичных людей. Хотя, в конце и говорится про важность диалога с ребенком, не написано, как важно, чтобы родитель именно своим примером и достигнутым счастьем самореализации заразил своим не потребительским образом жизни. И не для галочки, когда уже начались подростковые проблемы, а начал с себя еще на стадии планирования семьи и прошел путь самореализации, прежде чем скороспешно этих детей заводить. Не приятно в хорошем и авторитеном журнале увидеть, как в том, что мальчики не развиваются внутренне, психологически, тонко обвиняют красиво выглядящих девочек. Хотя, развитый человек вполне должен быть способен за внешностью увидеть, что именно внутри. Да, для современного мира свойственен перекос с внутреннего благополучия на внешние атрибуты и потребление, такая маскировка существует. Но это порождает почти параноидальное стремление увидеть за любой привлекательной внешностью пустоту, даже там, где есть наполненность. Красивые куклы (для многих людей творческое и вдохновляющее увлечение) и идея сексуальности тоже идет под нож. Хотя идею сексуальности можно развивать по-разному, поверхностно или глубинно, во многих аспектах. Хрестоматийно известна маскировка подростков своих гормональных перестроек зацикленностью на внешности. Напрашивается моралистский контекст, давно ушедший в прошлое и не эффективный, в том что если женщина будет очень прятать тело, все его возможно желанные участки, то и меньше будет полового влечения (хотя степень и величина влечения определяется особенностями организма, а не афишами, плакатами или уличной одеждой). Будет более корректным считать, что такое чрезмерное потребление может быть индикатором для психотерапевта, но никак не причиной внутрисемейных проблем или проблем личностного роста людей. Может ли серая и целомудренная одежда воспитать своим видом саморазвивающуюся личность, ответственную, творческую и трудолюбивую или это делает пример счастливых родителей и качественная система образования? А может ли яркая одежда отвлечь полноценного человека от его прогрессивных интеллектуальных идей, умении налаживать конакт, слышать другого человека, думать о чужих потребностях или видеть в другом человеке личность, даже если присутствует некая "мишура"? Скорее, стоит вопрос, присутствует ли полноценная проработанная культура вокруг ребенка, либо вакуум чрезмерно формальных отношений и зазывающие полки магазинов?
Psy like0
Загрузка...
Psychologies приглашает
"ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ДЕТОКС: ВОСПОЛНИМ РЕСУРСЫ ДУШИ И ТЕЛА"

Полезное путешествие в Крым

Поехать со скидкой
новый номерИЮЛЬ - АВГУСТ 2020
169Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Мозг: меняем жизнь, меняя мышлениеМозг: меняем жизнь, меняя мышлениеКак было бы здорово, если бы был пульт, способный перематывать пленку жизни назад. Нажал на кнопку — вернулся в прошлое и поступил иначе, сделал другой выбор. Увы, такого пульта нет. Хорошая новость в том, что он и не понадобится, если мы научимся совершать правильный выбор в моменте. И это вполне реально. Как? Об этом мы рассказали на второй ежегодной конференции Psychologies Day, которая прошла 25 октября 2019 года. В этом досье мы собрали наиболее интересные статьи о возможностях нашего мозга. А через год, в октябре 2020, мы расскажем еще больше интересного! До встречи на Psychologies Day 2020! Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты