Как психотерапия меняет культуру?

Нет сомнений: индустрия психотерапии в России переживает расцвет. Если услугами психотерапевтов и психологов интересовались всего 2% населения страны, то с началом пандемии спрос на них значительно увеличился. Вероятно, этому поспособствовала пандемия: люди оказались заперты дома, без развлечений и выходов «в люди», наедине с родными, самими собой и своими проблемами.

Но дело не только в пандемии. Сегодня люди гораздо чаще понимают психотерапию как саморазвитие и «инвестицию в себя». К психотерапевту ходят как в спортзал. Только вместо «Быстрее, выше, сильнее» в этом «клубе» другие лозунги: «Повышай качество жизни!», «Отдай личные проблемы на аутсорс!» Не зря многие корпорации включают в пакет медицинской страховки оплату курса психотерапии.

Почему этот новый образ жизни притягивает людей все больше? В какой-то мере это происходит потому, что мы склонны подражать продвинутым людям в своем окружении. Делать это несложно, ведь у каждого есть что рассказать психологу или психотерапевту. Для этого не нужно быть серьезно травмированным или обладать психическим диагнозом. И конечно, подобный всплеск интереса к психотерапии не мог не отразиться на культуре. Поэтому многое, с чем мы сегодня сталкиваемся в обыденной жизни, так или иначе изменилось под ее влиянием. И культура реагирует на этот тренд первой.

Кино и театр: новые герои, новые подходы

Искусство всегда чутко реагировало на изменения в жизни (вспомним сериалы времен самоизоляции, которые снимали с помощью камер на ноутбуках). Неудивительно, что и популярность психотерапии нашла свое отражение в нем: киносюжеты то и дело строятся вокруг главных героев-психотерапевтов, но еще чаще их персонажи прорабатывают свои психологические проблемы со специалистами.

  • «Триггер»: Артем Стрелецкий — психолог, который использует в работе «шоковый» метод терапии.
  • «Миллиарды»: Венди Роадс — психолог и штатный аналитик по развитию кадрового потенциала.
  • «Дрянь»: главная героиня ходит к психотерапевту.
  • «Псих»: Олег Астафьев — психотерапевт, которому также требуется помощь специалиста.

Если захотите, то и сами сможете стать главным героем своего фильма, который снимут на основе ваших актуальных переживаний: в частности, проект «Сцена» создает психотерапевтическое кино и дает людям возможность рассказать свою историю публично.

Что касается театра, то постановки на сцене зачастую сильно напоминают работу в методах психодрамы и расстановок. Так искусство становится психотерапией, а психотерапия искусством. Например, спектакль Данила Чащина «Обычный конец света» — это чистая проработка темы смерти.

Литература: анализируй это

В современной литературе также достаточно сюжетов про психотерапевтов, психологические проблемы героев и посещение ими терапевтических сеансов. Но особое место психотерапия заняла в среде профильной литературы, так что разделы психологии в книжных магазинах постоянно пополняются новинками.

«Что делать, когда не знаешь, что делать», «НИ СЫ», «Сам себе психолог», «Тонкое искусство пофигизма»... Без печатных «подсказок» о том, как нам жить и какие решения принимать, как заботиться о себе, как выстраивать отношения с другими, мы точно не останемся. Ведь сегодня не то что партнера, а даже предметы гардероба предлагают выбирать осознанно — и рассказывают, как именно это следует делать, чтобы сохранить психологическое равновесие.

Народное творчество: экзистенциальные частушки и мемы

Психологические сложности перестали быть чем-то однозначно плохим и осуждаемым. В каком-то смысле они даже могут нам... помогать. И дело не только в том, что, признавая и исследуя их, мы лучше узнаем самих себя. Мы точно знаем: если мы способны оплатить услуги специалиста — что посильно немногим, — то все не так уж и плохо. И значит, в этом мы точно молодцы!

Конечно, это шуточное утверждение. Но известно, что смех — отличное лекарство для души, он придает нам сил, а потому совершенно логично, что люди начали искать смешное в такой серьезной теме, как психотерапия. И новый тренд отразился в народном творчестве не менее ярко, чем в кино или литературе.

Вот такие частушки можно найти на просторах интернета:

«Терапевт мой дорогой, я порой задумаюсь:

«Не купить ли платье мне?» Но потом одумаюсь»

***

«Мы с психологом моим — не разлей водичка,

Ползарплаты отдала — теперь не истеричка!»

***

«Мне психолог объяснял про мои субличности,

Только вот теперь в кармане нет совсем наличности».

***

«Меня милый не абьюзит и не домогается,

и частушки актуальной с ним не получается».

***

«Прорабатывала долго опыт сексуальный,

Оказалось, лечится антибактериально!»

***

«Все гештальты я закрыла, травмы проработала.

А теперь сижу как дура и качаю ботами».

Ладно частушки, анекдоты и картинки. Но в этом году появились еще и «валентинки» с психологическим уклоном. Вот как признавались друг другу в чувствах самые осознанные:

  • «Я чувствую, что ты меня принимаешь безусловно».
  • «Ты нравишься моему внутреннему ребенку».
  • «С тобой я напишу новый сценарий жизни».

Новые слова: изобретай это!

Термины из сферы психологии вышли за ее границы: теперь их знают и используют многие. Кто не слышал про осознанность, буллинг, пассивную агрессию, фрустрацию, невроз? Но с недавних пор появились абсолютно новые слова, и некоторые из них ужасно смешные.

В частности, глас народа ввел в употребление термин «бабуллинг». Этим словом описывают бестактные вопросы, которые мы часто слышим от мам и бабушек: «Когда замуж собираешься?», «У Зины внуку уже семь исполнилось, а я своих так и не увижу?», «Все развиваешься, а о детях не думал?»

Конечно, термин этот тоже забавный. С другой стороны, ситуация с бестактностью действительно может быть несмешной, особенно если она повторяется (вспомним «Похороните меня за плинтусом» Павла Санаева).

Психотерапия стала в некотором смысле инструментом маркетинга. Диагностические критерии, которые раньше были известны только психотерапевтам, теперь указываются в комментариях под постами инстаграма и фейсбука. Признаться в собственном нарциссизме или истеричности уже не стыдно, ведь если осознать болезнь, то она больше не сможет управлять тобой. Маркетологи, блогеры, поставщики услуг и товаров не стесняются использовать психологические тренды: к их продуктам непременно прилагаются искренность, открытость и человечность.

Возможно, с осознанными питанием, сном и гардеробом мы и правда станем лучше. Но главное, мне кажется, вовремя остановиться. Хотя зачем? Ведь от чрезмерной осознанности тоже можно захотеть излечиться, а значит, психотерапевтам снова будет чем заняться.

Об авторе

Ирина Гросс

Ирина Гросс — клинический психолог, специалист в области транзактного анализа и гештальт-терапии. Подробнее на ее сайте.