Юлия Пересильд: «Одиночество — мой ресурс»

Актриса распахивает дверь в свою квартиру. Светлый интерьер с редкими деталями из роскошного состаренного дерева. Белоснежный ретривер Кэти не оставляет нас ни на минуту во время разговора. Блондинка Юля рассказывает о дочках, одна из которых светлая от природы, а другая снимается в роли девочки-альбиноса в кино...

Белый-белый день в белой-белой комнате с белыми-белыми людьми, у которых живет белая-белая собака. Начало как из советского фольклора-перевертыша.

Psychologies: В детстве вы пели по много часов в день и мечтали. И знаете, мое детство прошло так же. Я пела от одиночества, а вы почему?

Юлия Пересильд: По той же причине. Одиночество — мое ресурсное время, я, например, по 3-4 часа лепила из пластилина под одеялом. Мне нужно было замкнутое пространство, наедине с собой происходили самые важные процессы. А еще я пела, когда случалось что-то плохое и я сильно переживала. Это была антистрессовая терапия. Но иногда я просто горланила песни перед зеркалом в ванной и мечтала. А потом ложилась на кровать и мечтала еще активней.

В итоге я намечтала свою жизнь. Реальность даже превзошла ожидания

Ну как я, девочка из Пскова, могла попасть в этот удивительный мир? Я ведь даже в театре впервые оказалась в 18 лет, когда уже стала студенткой ГИТИСа. Театр на тот момент не был моей мечтой. А вот Москва — да. Первый раз я сюда приехала в 12 лет, после того как погиб отец. Учитель музыки хотел меня из всего этого вытащить и постарался отправить меня на конкурс «Утренняя звезда».

На эту поездку вам пришлось просить денег у олигарха. Не слишком смелый поступок для ребенка?

Это моя первая проба благотворительности, только с другой стороны. Мне требовалось миллион семьсот тысяч рублей — столько стоили билеты в плацкарте и проживание в дешевой гостинице. Ни у нашей семьи, ни у знакомых таких денег не было. И нам с учителем пришлось пойти по богатым людям. Каждому я пела песню, которую собиралась исполнять на «Утренней звезде». Все говорили: «Спасибо, до свидания!» А один деньги дал… Москва меня ошеломила! Контакт произошел молниеносно.

Вы доверяете интуиции? Вам важно сразу сходиться с городом, с режиссером, с проектом, с мужчиной?

Это самое важное. Я абсолютный интуит. Мне достаточно встретиться с человеком для того, чтобы понять, мой он или нет.

Когда не прислушиваюсь к внутреннему голосу, меня предают. Предательство не имеет пола

Неважно, партнер ли это по площадке или мой мужчина. Больно бывает еще и потому, что я не умею наполовину быть с человеком. Я отдаю себя полностью.

Вы не раз говорили, что нуждаетесь в мужской энергетике и дружите только с мужчинами. Что с женщинами не так?

Возможно, мне не повезло, но на моем пути встречалось немало глупых, болтливых и неглубоких женщин. С мужчинами сразу говоришь про какую-то суть, больше ржешь и хулиганишь. Если правильно выстроить отношения, с ними можно создавать проекты, делать спектакли, кино снимать… Но сейчас я замечаю, что у многих женщин есть хорошая мужская энергетика. Это особенно заметно в больших городах. В провинции женщине до сих пор сложно доказать, что она способна продумать стратегию любого дела.

Юлия Пересильд: «Одиночество — мой ресурс»

А вы стратег?

Да, я частично занимаюсь стратегией благотворительного фонда «ГАЛЧОНОК». И карьеру, кстати, за меня никто не продумывал. Я не гений стратегии, наверняка делаю миллион ошибок, и мелких, и крупных. Например, выбираю не те проекты, и каждый из них — удар по имени. А у меня в профессии по большому счету ничего нет, кроме имени.

Но ведь и в личной жизни тоже. Разве не был ударом по репутации ваш роман с Алексеем Учителем? Вы переживали из-за того, что он женат? Как вы сами с собой договорились?

У меня много комплексов по этому поводу. Но это история моей жизни, которая прошла в любви. Отношения были нашим общим выбором. И сколько бы угрызений совести я ни испытывала — а их было очень много, — все это ерунда по сравнению с любовью и детьми… Всегда неприятно, если мои успехи кому-то приписывают. Я, например, на тот момент снималась, играла в Театре наций…

Когда-то педагоги в ГИТИСе говорили: «Ты не пряник, чтобы всем нравиться». Вот я совершенно точно не пряник

Терпеть не могу современную тенденцию создавать популярность за счет личной жизни. Вы читали биографии шестидесятников? Откройте любую и вздрогнете. Мы — монахи по сравнению с ними. По накалу страстей мы «поколение ноль». Возбуждена только желтая пресса.

На зарядку становись!

У каждого свой способ подзарядить батарейки. Проведя пять месяцев в карантине на даче в Калужской области, актриса как будто вернулась к своим истокам и осознала, что любит копаться в земле, получает от нее мощный заряд силы.

От нечего делать она стала возделывать на даче грядки и вырастила неплохой урожай клубники, кабачков, огурцов, редиски и морковки: «На огороде я профи. В детстве каждое лето ездила на хутор к бабушке. И она научила меня всему, даже доить корову».

Объясняете ли вы дочкам, 12-летней Ане и 8-летней Маше, как относиться к тому, что пишут о вас и их отце?

Объяснять не приходится. Они же знают, как мы живем. А живем мы хорошо, друг другу помогаем настолько, насколько можно помочь родным людям. Родители, Леша, сыновья Леши — мы в прекрасных отношениях. Так или иначе это семья. Девчонки общаются с отцом, он им очень нужен. Все остальное — ерунда.

И, конечно, я белой завистью завидую людям, которые могут десятилетиями жить вместе… Я о таком мечтаю. Это невозможно организовать. Здесь стратегию не простроить, это что-то божественное.

К сожалению, мне пока так и не встретился человек, который сказал бы: «Пошли замуж!»

Возможно, в будущем институт брака изменится, ведь женщины меняются. Моя бабушка не могла себе представить слово «развод», это было неприлично. В нашей стране брак сохраняла женщина. Она удерживала мужчину, готовила, стирала, убирала, жертвовала, мучилась, была битая, оскорбленная, униженная…

Вас когда-нибудь унижали мужчины?

Нет. Мне достаточно повышенного голоса, чтобы человека больше не было рядом. Надо сказать, когда женщины унижают мужчин, это тоже отвратительно. Есть тонкая грань, которую нельзя переходить.

С дочками вы ведете беседы на темы отношений в семье или им тоже достаточно наблюдений за вашей жизнью?

Беседа — это фигня! Мораль — скучно. Все, что скучно, не попадает ни в сердце, ни в мозг, ни в печенку. Когда девчонки в первый раз приехали к Алексею на съемочную площадку, он начал сносить кому-то голову с плеч. Леша, конечно, любит артистов, и он великий режиссер, но очень эмоциональный человек. И когда что-то идет не так — а в кино все всегда идет не так, — он начинает бушевать.

Дома девочки сказали: «А папа умеет кричать!» Они были в шоке

Конечно, я сама могу прикрикнуть: «Эй, куда пошли?!» Но они знают, что я ими горжусь, что они невероятно талантливые, красавицы, умницы и я их люблю, несмотря на сложные характеры. Девочки они непростые — от осинки не родятся апельсинки.

У матерей миллион сомнений, так ли они воспитывают детей. А вы еще и занятая мама. Мучает ли вас вопрос, достаточно ли внимания вы уделяете дочкам?

Я не переживаю, что пропускаю что-то важное в жизни девочек. Мои дети — номер один, и они это знают. А что касается профессии, важно, как ты распределяешь время. Я стала серьезным планировщиком. Раз в неделю расписываю все на огромном рулоне бумаги. Это тяжелая и нервная работа — составить план так, чтобы отсюда урвать, туда отдать и чтобы девчонки не сидели в ожидании меня в телефонах.

И еще чтобы видеть родителей и друзей. У меня есть компания друзей-однокурсников, костяк Театра наций, у всех дети. Мы вместе ходим в музеи, театры, дети с нами, общаются между собой. Самое кайфовое — настроить жизнь так, чтобы не приходилось убирать из нее детей. У меня ровно наоборот. Куда нельзя дочкам, туда и я не пойду.

Юлия Пересильд: «Одиночество — мой ресурс»

Кто такая Снегурочка?

В фильме «Петровы в гриппе» Кирилла Серебренникова все герои начинают болеть гриппом, и реальная жизнь смешивается с их галлюцинациями. Пересильд играет Снегурочку. А это была ее козырная роль, и в школе, и в институте.

Юлия Пересильд: «Этот фильм — абсолютно русская история. Сюрреализм с национальными особенностями и узнаваемыми архетипами. Когда мы представляли его на Каннском кинофестивале, я очень волновалась, поймут ли мой образ зрители. Утром в день показа проснулась со страшной мыслью: они же не знают, кто такая Снегурочка. Как догадаются, кто эта женщина в голубой шубе и с привязанными косами? Иностранцы действительно поняли не все, но им понравилось.

Простых сцен в фильме вообще не было, но когда ты находишься в руках такого режиссера, как Кирилл Семенович, в руках человека, который все это уже придумал, понимает, чего он хочет и куда ведет весь этот сюр, тебе не страшно. Тебе хочется просто не подвести, услышать то, что нужно услышать. В общем, на съемках не всегда было легко, но совершенно точно все было в невероятный кайф.

Книжку я читала до приглашения на проект и была ею совершенно очарована: мне было очень смешно и любопытно ее читать. Главное слово, которое возникло у меня после прочтения, — сюрреализм. Когда этот сюрреализм в твоей жизни происходит, то ты его толком не замечаешь, ты к нему уже привык. А когда читаешь это со стороны, тут, конечно, смеховая истерика случается.

Фильм снят по бестселлеру Алексея Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него» — обладателю призов литературных премий НОС и «Национальный бестселлер».

«Петровы в гриппе» в прокате с 9 сентября.

Старшая, Аня, снимается в главной роли в триллере «Тибра» с Викторией Исаковой. То есть протекция в профессии все же работает?

Этот момент вышел у меня из-под контроля. Предложение для Ани пришло моему директору. Дочка пробовалась на другую роль, где было три съемочных дня. А потом мне сообщили, что ее утверждают на главную. Я перечитала сценарий, и у меня случился сердечный коллапс: мальчик сбрасывает ее с лодки в озеро, они живут в палатке, дети ее избивают… К тому же героиня — альбинос, Ане нужно выбеливать волосы, ресницы и брови. Ужас! Но ни я, ни Леша не могли ей запретить, ведь Аня сказала, что очень хочет…

У Ани яркий Instagram, на некоторых фото она этакая Лолита — соблазнительные позы, высокие каблуки…

Аня за рамки не выходит. Современные дети видят соцсети взрослых и снимают кальку, но нельзя запретить ребенку жизнь в интернете. Я тоже сначала думала, Instagram — рано. Но потом подумала, раз этого не избежать, пусть вырабатывает иммунитет. А еще она в ТикТоке, я в нем вообще не разбираюсь.

У нас другое в голове заложено, и это «другое» устаревает

Вот, например, Ане прислали сценарий, сказали, нужно записать и отправить самопробы. Она записала и отправила. Я вспоминаю себя. Сколько раз я отказывалась от проектов именно из-за самопроб! Я старпер! Мир давно устроен по-другому. Нам нужно брать с детей пример, у них учиться.

Есть и другое мнение — мол, нынешнее устройство мира упрощает детей, делает их подход к жизни довольно примитивным...

Не согласна. Не все из нас в 17 лет были одухотворенными. Я слушала «Крошку мою» и «Владимирский централ». Но это не помешало мне в институте влюбиться в классическую музыку. Вообще нужно впитывать все прекрасное. Смотреть на мир широко открытыми глазами. Эту способность я не утратила. Вот иду я по улице и просто кому-то улыбаюсь, хотя немного страшно, что он не улыбнется в ответ.

А еще страшно, что отвергнут, не полюбят. Многие из нас очень этого боятся, об этом новая картина «Молоко», в которой я снялась (в прокате с 23 сентября. — Прим. ред.). У моей героини вдруг начинает идти молоко, хотя она не может иметь детей. Молоко волшебное, оно исцеляет. Молоко — метафора. А фильм про нехватку любви. Как мы боимся ее принимать и отдавать. Нам кажется, что от нас убудет, если мы поделимся любовью.

На самом деле ровно наоборот. Чем больше любви отдаешь, тем больше ее появляется. Помогая другому, греешься этим. Я это ощутила, занимаясь фондом «ГАЛЧОНОК». Благотворительность для меня — круговорот любви, спасение, терапия, которая спасает от плохого настроения, депрессии и ощущения собственной ничтожности.