Порядка 10 лет мой старший брат сидит на шее у родителей, постоянно выдавая новые объяснения тому, почему он не работает, — новые и новые болезни. Думаю, у него ипохондрия. За это время мама оплатила ему высшее образование, попытку переехать во Вьетнам, обследование в Новосибирске, погасила его долги и кредитки — при совокупном доходе с отцом в 40 тысяч рублей в месяц.

При этом брату постоянно мало денег, поддержки, внимания, помощи — мы все плохие и его не понимаем. Он притесняет родителей — закрывает их в комнате, не позволяет ходить в зал или на кухню, когда он там. Были и неоднократные акты агрессии, когда он громил дом, бил меня, отца. Мать не бил, только слегка придушивал, так как понимает, что она одна, кто дает ему деньги. А отец подчинился матери и безмолвствует.

После его нападения у меня развились тревожное расстройство и депрессия, с которыми я не могу справиться порядка двух лет. Брата боюсь, стараюсь не находиться с ним рядом. В новом дачном доме мне выделили комнату, которую я отделывала своими руками, за свои деньги, несмотря на ипотеку и жизнь впроголодь. А брат меня взял и выгнал из нее, ведь у него личной нет комнаты в доме.

Родители не отстояли мое право на комнату и продолжают плясать под его дудочку. Дают деньги ему на все, даже на зимовку в Сочи, а я плачу кредиты и считаю копейки... Он им не помогает — не может, больной! А я и стройматериалы разгружала, и огород, и щебень кидала, и спрос только с меня... Я злюсь на родителей, начинаю срываться. И в то же время их жаль. Как быть?

Наталья, 34 года

Наталья, хороший вопрос — как быть? Незадача вашей семейной ситуации, судя по вашему письму, — круговорот безответственности. И вопрос «как (конкретно) быть» тогда намекает на попытку снять с себя ответственность снова. По крайней мере, за то, чтобы пройти сквозь свой страх и принять конкретное решение самостоятельно. Ну или за то, чтобы легализовать ответное нападение на брата. Гипотетически такое тоже может быть.

Брат, при всем его разрушительном поведении, — очень удобный повод для объяснения страданий: «мне плохо, потому что у меня брат изверг, и родители меня не защищают». И очень удобный резистор для пассивного выражения агрессии: активно и вслух вы не ищете достаточно эффективного способа ее выразить, но злиться, при этом, на него продолжаете. Хотя, как вы, наверное, сами убедились, с братом ничего сделать невозможно — он не желает меняться, и ваша жизнь через его решение прекратить кошмарить семью не станет лучше. Потому что он не собирается принимать такого решения.

От этого плохо вам, значит, именно вам надо что-то делать с этим «плохо». Брат здесь ни при чем, ведь у него свое кино о собственной жизни. И родители, которые терпят его баловство, — тоже. Ваша жизнь — только ваша. Может быть, это, что называется, «кармический урок» ответственности, который жизнь предлагает вам выучить через эту ситуацию. Хорошо быть сиротой Козеттой, ожидать спасителя, но спаситель ваш — только внутри вас.

Главный и единственный шаг — это самостоятельно подумать, как выглядит жизнь, которая вас устроит

Вы пишете, что злитесь на родителей, а брата боитесь. При этом все ваше письмо исполнено негодованием по поводу действий именно брата. Обратите, пожалуйста, внимание на свой гнев к его персоне. Вы не только боитесь его — злости к нему тоже много. Это как раз тот момент, который, хотите вы или нет, столкнет вас с большим жизненным выбором.

Вы злитесь — и что дальше? Как поступите со своей злостью? Продолжите пассивно агрессировать, жалуясь на брата, или совершите какие-то действия в защиту своих интересов и границ? Кричать и устраивать истерики с заламыванием запястий — это не конструктивно. Вы выпустите пар, но в реальности положения своего не измените.

Конструктивные действия — это те, что конструируют вашу новую реальность, в которой вам хорошо живется. Поэтому главный и единственный шаг — это самостоятельно подумать, как выглядит жизнь, которая вас устроит. И что вам надо сделать, чтобы ваша жизнь такой стала. Даже если вы прочтете свое собственное письмо, вы сможете увидеть четкие ходы, способные устранить препятствия и вернуть себе свою жизнь, власть и ответственность.

Задача взрослого человека — принять драму своей жизни и оценить ту меру любви, которая ему дана

Вопрос, что вам мешало это сделать самой и намного раньше? Страх, вина, отсутствие опыта субъективности. Возможно, это звучит так: «Я злюсь на брата, но замалчиваю свою злость, потому что мама его любит. А открытым протестом я подвергну сомнению свою лояльность маме, которой «выкупаю» ее хотя бы настолько хорошее отношение ко мне. Пока я хорошая девочка, пока молчу и тружусь — меня любят».

Понятно, что главный приз в таком случае, — мамина любовь, которая пока достается брату. Но задача взрослого человека — принять драму своей жизни и распознать, оценить ту меру любви, которая ему дана. Иногда это невероятно трудно и горько, потому что реальность обескураживает и открывает дорогу спрятанной боли. И порой это — психический подвиг, принять свою жизнь по названной вам цене. Потому что другой нет.

Для работы со страхом, гневом, виной и недостатком субъективности я всерьез рекомендую идти к психотерапевту. Это тактический ход для достижения стратегической цели — возвращения вам вашей жизни. Конечно, если нет опыта субъективности, то есть управления событиями своей жизни, а вместо него только опыт выдерживания гнета обстоятельств, то сделать описанный выше шаг сразу будет трудно.

Поэтому вам нужен психолог, в контакте с которым вы сможете расслабиться и разобраться в себе, своих чувствах. Именно в теплой поддерживающей терапевтической ситуации воскресает вера в свои силы, пробуждается ответственность. И появляется право решать, как вам жить.